aif.ru counter
416

Опыт бед и радостей Молодежного театра

Елена Тарасова / АиФ-Кубань

Почти три месяца коллектив возглавляет Лина Занозина – режиссер для нас совершенно новый, неизвестный, но, судя по удивительно мирной атмосфере в театре и недавней премьере, она сумела найти общий язык с труппой и понимает ситуацию, в которой приходится работать.

Ностальгический аромат

Для своего дебюта режиссер взяла известную пьесу Алексея Арбузова «Жестокие игры». Можно, конечно, порассуждать, что Арбузов – это не Володин и не Вампилов, что его драматургия устарела… Но, посмотрев спектакль, ловишь себя на мысли, что советский драматург и сегодня созвучен нам.

Автор пьесы и постановщик с определенной долей сочувствия относятся к своим героям. Режиссер ни в коем случае не обличает их, а старается понять.

Мир, который создала Занозина на сцене, очень хрупкий, сродни снегу, идущему в финале под знаменитый шлягер 80-х годов прошлого столетия.

Мы наконец-то увидели работу без всякой патологии, «самохорошевания», спектакль, после которого в душе устанавливается атмосфера тепла и уюта. Именно дух старомодности, ностальгического аромата отличает «Игры».

У каждого героя свой жизненный, пусть небольшой, но багаж, своя боль и грусть. Они все время вспоминают детство, прошлое с их светлыми праздниками, радостью. Кай в исполнении Алексея Замко, казалось бы, центральная фигура спектакля. Обида на мать настолько засела в нем, что все в жизни им воспринимается через эту душевную рану.

Ведь не зря его квартира увешана картинами, на которых изображены одинокие, бесприютные человеческие фигуры. Да и сценографическое решение Алексея Ксенофонтова подано как запустелое пространство, пространство «бездомья».

Неряшливое, уставленное козлами жилище Кая скорее говорит о равнодушии к происходящему, чем о нечистоплотности.

Опыт прощения

Товарищ Кая Терентий (Александр Тихонович, выпускник КГУКИ, кстати, ученик Владимира Рогульченко, что сразу чувствуется) жесток по отношению к своему отцу, Константинову, но в этой непримиримости как раз и присутствует момент неравнодушия, постоянной борьбы с самим собой.

В итоге Терентий находит в себе силы для прощения родного человека, доставившего ему в детстве немало горьких минут. Его интересно, но совершенно по-разному сыграли Анатолий Дробязко – внутренне сдержанно, на первый взгляд, сосредоточенно и заслуженный артист России Дмитрий Морщаков – более мягко, открыто.

Подобный режиссерский выбор, конечно же, многих удивил, так как актеры не только по возрасту, но и, казалось бы, психофизически совершенно разные. Однако еще Владимир Рогульченко в своем чеховском спектакле «Три года» доверил им одну и ту же роль. 

Анастасия Ситникова и Ульяна Запольских в роли главной героини Нельки прочувствовали арбузовский характер. За ее вызывающим юмором, сарказмом кроется беззащитность, ранимость человека, ищущего крепкое плечо, надежного сильного друга и любовь.

Дерзость, обман и порой некрасивые поступки девушки просто-напросто защитная реакция. Поэтому Нелька сразу «обаялась» Мишкой – парнем легким, веселым, очень светлым. И если Александр Киселев смог подчеркнуть эту непринужденность и сплошное обаяние, то герой Алексея Алексеева предстает человеком, за чьими плечами чувствуется непростая биография и сильное чувство.

Гибель Мишки оказалась тем взрывом, осколки от которого разлетелись, ранив всех, кто находился рядом. Наверное, больше всех досталось героине Светланы Кухарь – Машке, натуре очень цельной, все понимающей и в то же время мечущейся.

Актриса вообще умеет играть характер, при этом оставаясь бесконечно женственной и нежной.

Опыт бед и радостей

А вот у студента 4-го курса КГУКИ актерского отделения Никиты Петрова случился дебют. Его Никита – персонаж показно-жизнерадостный, но опять же со своей болью и невысказанностью.

Актер обладает темпераментом, его фактура приметна, и замечательно, что юношу взяли в труппу театра.

Возможно, постепенно к нему придет и чувство ансамбля, партнерства, и понимание, что до сцены не дорываются, а подмостки – это своеобразный ритуал, священнодействие.

Кстати, режиссером хорошо применено действие симультанного характера, когда несколько героев в порыве синхронно произносят свои страстные монологи, за которыми стоит опыт бед и радостей. 

Вообще арбузовские пьесы можно назвать драматургией добра, и, в отличие от того же Виктора Розова, он никогда не был моралистом. К счастью, и в спектакле нет никакого морализаторства и чувствуется режиссерская деликатность. Правда, есть над чем еще работать, куда расти, наверняка это понимает и сама Лина Занозина, делающая все, от нее зависящее, слава богу, сверхосторожно, ничего не разрушая и не нарушая.

Замечательно, что новый главный режиссер показала себя еще и знающим педагогом, особенно это видно по работе с молодыми, начинающими актерами.

А труппа театра, привыкшая к добротной, большой драматургии, имевшая дело с режиссерами-асами и режиссерами-корифеями, конечно же, ждет от руководства театра и ТО «Премьера» дальнейших проектов, которые позволили бы снова засиять Молодежному тем мощным светом, сила и энергия которого еще чувствуется.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах