aif.ru counter
35

Шекспир в стиле модерн

Шаг в перспективу

Ни для кого не секрет, что театр без творческого лидера – это своего рода мина замедленного действия, поэтому на нового главного режиссера Краснодарского театра драмы Александра Огарева делается серьезная ставка. Будем надеяться, что премьера «Гамлета» У. Шекспира в его постановке и станет тем началом, откуда мы наконец шагнем в нормальные перспективы, где творческую политику театра будут определять все-таки художники, а не завхозы.

Александр Огарев – режиссер васильевской школы, и нам надо быть готовыми к его необычному, порой заковыристому, ребусному театру. Театру, где психологизм зачастую комбинируется с эффектными штучками, визуальный ряд с моноспектаклем, переходящий чуть ли не в психоделическую структуру.

Офелия не первой свежести

«Гамлет» новоявленного главрежа своего рода смотрины и этакая самопрезентация. На сцене мы не увидели ни доспехов, ни кринолинов. Эльсинор Огарева то задрапирован в черный цвет, то представлен домами в стиле модерн позапрошлого-прошлого веков. В костюмах тоже своеобразная «вольница» – от одежд рабочих по сцене до вельможных накидок. Но по сути постановка ушла недалеко от наших времен.

Огаревский Гамлет сразу вызвал много споров – от резкого неприятия до восторженных эпитетов. Мной спектакль принят, хотя и с множеством «но». Гамлет в исполнении Андрея Харенко, по замыслу режиссера, является нам своеобразным шутом: принц Датский все время ерничает, ведет себя необычайно активно, импульсивно. Он желчен и циничен, и кажется, никого не любит. Возможно, только месть за убитого отца – главный его двигатель и смысл жизни. Даже Офелия для него проходной момент.

Краснодарская Офелия напрочь лишена целомудрия, невинности, она вульгарна, развязна и не первой свежести. Мы увидели в этой роли Екатерину Крыжановскую, супругу главрежа и, нетрудно догадаться, новую главную актрису театра. Однако, увы, Крыжановская пока не потрясла нас ни энергетикой, ни мастерством, ни фактурой. К сожалению, молодая шекспировская героиня пока самое уязвимое место спектакля.

Стилистический «рафинад»

Странными показались и Клавдий с Гертрудой. Александр Катунов в роли брата короля почему-то играет в Гамлета, которого он исполнял в спектакле Николая Никольского двадцатидвухлетней давности. То была знаменитая работа, знаменитая роль, но к нашей истории она не имеет никакого отношения. Гертрудой режиссер просто пренебрег, королева здесь лишь обозначена. Поэтому Мария Грачева, меньше всего подходящая для этого образа, и попала в ситуацию сложную, двоякую.

Но, несмотря на все претензии, а их, еще раз повторюсь, немало, спектакль все-таки состоялся. В нем есть темпоритм, который со временем еще подтянется, в нем присутствует стилистический «рафинад», который можно распробовать, если сразу не становиться в позу скептика и антагониста. Видеоинсталяции, конечно же, работают на эффект, да и финальная сцена массового убийства, безусловно, сделана взрывно, динамично, пластически действенно. Конечно, интересен, но спорен музыкальный ряд от «Музыкальной шкатулки» Дмитрия Шостаковича до песни «Аквариума» «Мне хотелось бы видеть тебя», впрочем, как и Офелия на пуантах и балансирующий на тросе Гамлет.

Кстати, текст в переводе Бориса Пастернака (наверное, самого поэтизированного перевода великой трагедии) с прозаическими вставками подстрочника шекспироведа Михаила Морозова звучит довольно убедительно и логично. А вот финал с огромным изображением женского лица смотрится явно избыточным довеском. Вообще, это лицо (глухонемой работницы театра) стало чуть ли не символом «Гамлета», и здесь режиссер в своей изощренной игре, кажется, небезопасно вторгается в сферу очень деликатную, личную, глубоко интимную.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество