110

Язык для оперы. Доницетти с бантиком и на шаре

Фото: Автора

Сегодня оперный репертуар Краснодарского музыкального театра, в общем-то, представлен достаточно нескудно. Это и «Кармен» Ж. Бизе, «Травиата» Дж. Верди, «Сельская честь» П. Масканьи, «Паяцы» Р. Леонкавалло, «Алеко» С. Рахманинова, «Иоланта», «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» П. Чайковского.

А если упомянуть «Театральную гостиную» с проектом «Три века оперы…», который еще «настрогал» камерных спектаклей, то список выйдет завидный.

В сентябре афиша нашего Музыкального пополнилась очередным оперным опусом, жемчужиной бельканто, – «Любовным напитком» Гаэтано Доницетти. 

Композитор, написавший свой шедевр 180 лет назад меньше чем за полмесяца, сам поразился тому оглушительному успеху, который ожидал произведение. Невероятно красивая музыка, изящные арии, мелодраматичный сюжет, комедийная легкость и чувственность сделали оперу шлягером со дня ее рождения.

Нам «Любовный напиток» предложили петербуржцы – народный артист России, режиссер-постановщик Александр Петров, художник-постановщик Владимир Фирер и кубанский дирижер Андрей Лебедев.

В середине 90-х годов этот спектакль ставился Петровым в его театре «Зазеркалье». Правда, за 15 лет существования опера претерпела немало переносов, и можно представить, в каком виде она до нас дошла. 

Прежде всего поразила сценография, вернее, отсутствие в ней цельности, вкуса и внятной мысли.

Вместо акварельной роскоши нас «ослепили» зеленым «заборным» цветом, этаким малярным тоном, ярко-красным закатом в купе с луной и звездным небом. Для чего нужен был этот нелепый иллюминационный аттракцион, непонятно.

Двигающиеся кипарисы в кадках-горшках тоже добавили «шику» оформлению, впрочем, как и огромный бантик, красовавшийся на переднем плане сцены.

Разудалую атмосферу разбавили и безвкусные костюмы, забавное свадебное платье на Адине, небесного цвета шарфик главного героя, завязанный на французский манер. А балансирующая на шаре гимнастка, видимо, взятая с картины Пикассо «Девочка на шаре», и голос из граммофона Энрико Карузо, исполняющий дивный романс Неморино, совсем не создавал атмосферу хрупкости, мечтательности, наивности.

Какого сорта и времени была итальянская деревня, по которой наши герои рассекали на велосипедах, тоже остается загадкой.

Хотя в спектакле явно угадывается отсыл к итальянскому неореализму, возможно, даже к легендарным «Похитителям велосипедов». Наверное, в первой работе Петрова вся эта иллюзия и флер были и чувствовались, сегодня, увы, нам остались лишь отрезки, лоскутки и грубая копия Пикассо.

Видимо, постановщики рассчитывали, что провинция безоговорочно «проглотит» и этот размалеванный фантик. 

Привез режиссер и своего Неморино. Роман Арндт, исполнивший главную партию, очень молод, хотя голос его мягок, нежен. Чувствуется хороший потенциал у вокалиста, но пока все находится на стадии формирования.

Вот только печально, что знаменитый романс «Una furtiva lagrima» («Слезы любимой видел я») не прозвучал должным образом. Но всю робость питерского гостя с лихвой восполнила Адина (Гульнара Низамова). Рядом с нашей завидной белокурой примадонной вокалист с брегов Невы терялся даже чисто физически, путаясь у нее буквально под ногами.

А вот Эдуард Казарян в роли лекаря и торговца волшебным любовным зельем был более чем убедительным и ярким.Спектакль получился скорее про него, чем про любовь деревенского простачка и сельской красотки.

Однозначно порадовал хор, в меру слаженный, адекватный, внятный. Однако резали ухо русские речитативы вперемешку с итальянскими ариями. Все-таки Александру Петрову надо было выбрать какой-то один язык для оперы и не устраивать перебивочную чехарду, которая элементарно мешала наслаждаться чудной музыкой Доницетти.

Кстати, в зале на премьере мы видели Юрия Николаевича Нетребко, чья выдающаяся дочь с блеском и по всему миру поет в этой опере…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах