aif.ru counter
78

«Чудаки», или Пианино в кустах

Спектакль с претензией

Последний спектакль по Горькому в Краснодарской драме шел лет десять назад. Театралы до сих пор вспоминают «Железновых» Чернядева-Рыбчевского, незабываемый актерский ансамбль, где блистали заслуженные артисты России Инна Станевич, Александр Катков, Александр Катунов, Вера Великанова, и особую энергетику, ауру, свойственные той атмосферной работе. Сегодня театр решил вновь обратиться к своей истории и вернуть Горького на нашу сцену. Призвали – для этой высокой цели – известного любителя русской классики Владимира Рогульченко, предложившего поклонникам драматического искусства пьесу столетней давности «Чудаки».

Ставка режиссером была сделана на молодых артистов, хотя кто-то из них удачно вписался в спектакль, кто-то не очень, но молодежь была выдвинута и представлена. К сожалению, новую работу к победе театра и самого постановщика трудно отнести, а ведь спектакль изначально делался с претензией, раз выдвигался на фестиваль «Кубань театральная». Изобразив, так сказать, традиционный вариант, режиссер действо пустил на самотек, и актеры порой сами вынуждены были работать в меру своих способностей и возможностей.

Отсмотрев три состава, последний – смешанный, я (кроме совершенного мною подвига) убедился в нехватке четвертого фронта, который можно было сформировать исключительно из взрослого, старшего поколения артистов. Возможно, тогда бы не случилось столь явного неуспеха «Чудаков». А так заморализованная мелодрама, в текстовых абзацах и целых массивах которой вязли не только герои, но и ни в чем не повинный зрительный зал, приплюсовала к себе и определенную неопытность артистов.

Сооруженная на сцене массивная декорация-дом-веранда, сразу окрещенная моей незнакомой соседкой справа   «Титаником» (сценограф Сергей Аболмазов), стала на подмостках уже давно общим местом. Непонятны и вертящиеся двери. К чему эти пропеллеры-вертушки, так и осталось загадкой, впрочем, как и пианино в темных кустах. Режиссура, мизансцены в основном свелись к банальному сидению на пеньке, лавочке, подпиранию перил, уходам-возвращениям и пафосным позам-жестам времен немого синематографа.

Мерехлюндии Хлестакова

Главный герой – писатель Константин Мастаков в исполнении Арсения Фогелева представляется своеобразным Дон-Жуаном с нарочитой детскостью. Правда, Фогелев ломает банальную комедию, в стиле краснодарского Хлестакова, при этом артист не забывает и о самолюбовании. Такие вещи на сцене видны, как нигде. Безусловно, интереснее получился Мастаков у Константина Петрушина (второй состав), у его литератора есть тема, он переживает душевную драму, а не легковесный флирт.

В первом составе, бесспорно, лидирует Анна Такмазян в роли Елены. Ее героиня цельная натура, а нервный, трогательный дуэт с Андреем Харенко (Николай Потехин) (еще одно удачное для театра приобретение в этом сезоне), наверное, самая запоминающаяся сцена в спектакле. Жаль только, что Такмазян катастрофически мало используется в театре, а ведь потенциал актрисы виден, и он серьезный. Думаю, позитив сегодняшней драме составят и только пришедшие артистки Евгения Белова (Ольга) и Анна Кочеткова (Зина). В лице Кочетковой театр вообще заполучил характерную актрису.

Конечно, такое количество способной, талантливой молодежи обнадеживает, но с нею необходимо работать, и нужен материал, где их индивидуальности не гасли бы, а раскрывались. Нынешняя мерехлюндия, увы, этому явно не способствует. «Чудаки», к огромной печали, оказались бесконечно унылыми, тоскливыми, и дело здесь совсем не в протяжной, перекликающейся с Чеховым, горьковской драматургии. Все вопросы скорее к режиссеру, которому наверняка должно быть известно, как утомительны в театре длинноты.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Носите ли вы защитную маску?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах