aif.ru counter
66

Выборы «Кубани театральной»

Фестиваль проводится один раз в два года и открывается в день рождения культовой фигуры кубанского театрального искусства, народного артиста СССР Михаила Алексеевича Куликовского. Если раньше смотр-конкурс на самом деле являлся праздником для региональных театров, то сегодня «высокое таинство» никаких чувств, кроме иронии и сожаления, не вызывает. Только что прошедший XII фестиваль «Кубань театральная» еще раз этот печальный факт подтвердил, хотя в нынешнем году Республика Адыгея даже вошла в его соучредители.

Адыгея – постоянный участник нашего мероприятия, и для ее культурной жизни выезд в Краснодар – большое событие. Вообще, если сравнивать театральные бюджеты кубанцев и братьев адыгов, то мы однозначно купаемся в роскоши и богатстве.

Соседи представили на конкурсный суд три коллектива. Национальный театр показал трагедию К. Натхо «Медея», Русский драматический – детектив по А. Кристи «Тайна одного пансиона», и Камерный музыкальный привез мюзикл А. Семенова «Ослепленные». Конечно, у каждого свой уровень, кто-то лучше, кто-то слабее, но виден неудержимый энтузиазм, любовь к своему делу, как в случае с Русским драматическим. Правда, эти амбиции в ситуации финансовой скромности реализовать непросто.

В постели со спектаклем

У кубанской Мельпомены картина иная. Театры знатно дотируются из краевого бюджета и сами зарабатывают достаточно, чтобы позволить сытое существование. Но здесь проблемы другого толка, и фестиваль их еще раз вскрыл. Сам форум был организован из рук вон плохо. Пригласительных как таковых на конкурсные показы практически никто не видел.

В чьем они находились ведении, так и осталось тайной.

Программа фестиваля, не без участия краснодарского Союза театральных деятелей (СТД), была сверстана таким удивительным образом, что каждый член жюри смог посмотреть лишь часть конкурсных работ. Наверное, неимоверно сложно оказалось 10 конкурсных спектаклей расписать на 9 фестивальных дней. И впрямь высшая математика! А ведь выбиралась лучшая работа фестиваля. Таким образом СТД, видимо, «подсказывал» несведущему жюри, в каком направлении двигаться. Доходило до того, что судьям открыто, никого не стесняясь, говорили, на какой просмотр стоит идти, а на какой нет. К чему такая усердная опека, можно только догадываться.

Способность же самого жюри очень ловко плясать вокруг проблем, не касаясь их, просто сказочна, как и сам выбор победителей. А пассаж самого активного и неугомонного члена судейской бригады Элеоноры Макаровой – со спектаклями, мол, надо переспать, а также признания других арбитров на обсуждениях театров кукол: «я не являюсь специалистом в кукольном театре», – просто озадачивали. Непонятны остались и публичные эскапады (при зрителях, журналистах) уровня коммунальной кухни между членами судейской бригады.

Привязанности СТД

Возможно, неожиданными были для кого-то и итоги фестиваля, но лишь для тех, кто не знает пристрастий и привязанностей местного СТД. Он, кажется, просто свел счеты с неугодными для себя театрами и за счет фестиваля (департаментом культуры края на «Кубань театральную» было выделено около миллиона рублей) провел рекламную кампанию председателя Союза театральных деятелей. Руководитель нашего Союза, на наш взгляд, давно пытается вести себя на театральном поле как главный игрок, которому не указ даже департамент культуры. Но фигура тут же теряется при возникновении серьезной проблемы и опасности. Сегодня можно смело говорить о полном развале нашего хваленого театрального Союза, о его чисто номинальной роли.

За авангард и достижения выданы спектакли и коллективы, находящиеся ныне в глубочайшем кризисе или, как Новый театр кукол, осыпанный с ног до головы призами и подарками, по сути – самая беспомощная театральная единица Краснодара. Спектакль «Кин IV» нельзя даже назвать китчем, так как тот парад безвкусицы, неумения и тщательной подсмотренности, которой собой представляет один из «лучших спектаклей» фестиваля, иначе как театральной прорехой не назовешь.

Позабавил и авторский Театр балета Юрия Григоровича, почему-то предложивший конкурсу работы гениального русского балетмейстера Михаила Фокина. А вот отчего Татьяна Гатова, руководитель ТО «Премьера», не выставила опусы своего любимого хореографа Александра Мацко, также остается загадкой. Увы, балетная гордость Кубани сегодня, напоминает портняжный цех, где к хореографии относятся, словно к вещам, которое можно в любой момент подогнать под клиента. Впрочем, на «Кубани театральной» произошло что-то подобное: нам на лучшее указали, что это худшее, а самое неудачное, кризисное и посредственное выдали за небывалые достижения.

Если на то пошло, то один из самых достойных и интересных спектаклей фестиваля – «Пиковая дама», но никак не «Куколка» Молодежного театра, находящегося сегодня не просто на распутье, а на краю тихой катастрофы... На краю гибели, похоже, находится и сама «Кубань театральная», которую тоже срочно надо спасать, и прежде всего от людей, использующих в своих целях под маской театральных гуру не только фестиваль, но и светлое имя мэтра кубанского театра. Что касается премии имени Куликовского, главной награды праздника, она была отдана солисту-вокалисту Музыкального театра, народному артисту России Вячеславу Егорову. Вот только сама премия больше уже носит «бенефисно-прикладной» характер, являясь этаким почетным довеском к пенсионной книжке.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах