Примерное время чтения: 6 минут
2833

В списках не значится. Мать сочинца не уверена, своего ли сына похоронила

Никита Дерябин / АиФ

С прошлого года жительница Сочи Ирина Ганьшина, мать 38-летнего Семена пытается выяснить точную причину смерти мужчины. Ирина Константиновна больше полугода обращается в правоохранительные органы, чтобы получить ответ. Но результата все еще нет. Женщина даже не видела тело своего сына, поэтому не уверена, был ли похоронен действительно он. На днях безутешная мать выступила с очередным обращением. «АиФ-Юг» рассказывает подробности истории.

Ушел и не вернулся

Все произошло в конце июля 2021 года. Семен Ганьшин пропал вечером 27 числа.

«Я забила тревогу на следующий день утром, ведь ночевать не пришел, мало ли что. Звонила еще два дня, сначала гудки шли, а потом телефон оказался вне зоны доступа. После этого уже пошла в полицию», - рассказала Ирина Ганьшина.

Семен должен был встретить начальника на вокзале. Но встреча так и не состоялась.  

«Я Семену помню еще тогда сказала: у него же взрослый сын, с машиной, поможет ему отвезти его сумки, что ты пойдешь сейчас на ночь глядя, ведь завтра на работу. У меня ведь был такой сын, который решал все сам. И в тот вечер он сказал, что все нормально. При этом всегда говорил, куда идет, когда вернется. Если предстояло задержаться, звонил. А тут просто вышел и ушел. Позже его прораб сказал, что Семен так и не встретил его тогда», - уточнила она.

«В полиции меня так уверяли, что сын у них. Если бы я знала, что это не так, то сразу бы начала пробивать по каким-то другим каналам. Я к ним пришла, назвала фамилию, имя, отчество, год рождения, мало ли, вдруг возникла путаница какая-то. Дежурный в отделении тогда сказал мне: «да, он у нас». И спросил, состоит ли Семен на учете. Не успела я подумать, мол, какой еще учет, на что сотрудник продолжил: «надо поставить, он у вас неадекватный». Затем сообщил, что первого августа сына повезут на суд, где вынесут ему наказание, но даже не сказал, что именно он сделал. Потом сказал, что я могу принести ему передачку. Я тут же побежала через дорогу в магазин, купила все. Они у меня все взяли, кроме сигарет, потому что сразу предупредили, что их передавать нельзя. При этом даже не открыли пакет, не посмотрели, мало ли что там лежит...».

Не дождавшись никаких вестей о сыне, Ирина Константиновна снова пошла в отдел полиции.

«Пришла еще раз вечером третьего августа. Не могла сразу попасть, там из-за пандемии была огромная очередь, - продолжила Ганьшина. -  Простояла больше часа и решила прийти рано утром на следующий день. Пришла рано, еще не было восьми. Стала выяснять, что с сыном. Полицейские начали говорить: «нет, такого у нас не было, мы его не задерживали, не знаем». Ну как не знаем, если я была, вы же сказали все, про передачу и так далее. А они: «нет, ничего не знаем», поезжайте в Адлерский район. Я говорю, зачем, мол, поеду, если он в отделении по Центральному району. Вдруг там какая-то девушка, словно между делом, посмотрев что-то в телефоне, сказала: «его нашли первого числа мертвого на параллельной от вашего дома улице». Вот берите его паспорт, идите в морг, оформляйте. И все.

Я вышла, позвонила сразу же сестре. Она попросила меня не нервничать, ведь сначала все нужно разузнать. Когда пришли в морг, мы сразу же спросили: а как вы узнали, что это именно Семен? Без паспорта, без документов. Ну да, при нем был телефон, деньги, но паспорт он оставил дома. На что они заявили: по отпечаткам пальцев. Тело показать они отказались, сказав, что будут хоронить только в закрытом гробу - «он ведь лежал, так испортился, вы его все равно не узнаете, поберегите себя»».

На следующий день Ирина Константиновна написала заявление в Следственный комитет с просьбой во всем разобраться.

«Еще через несколько дней мне позвонили и пригласили на беседу. Я просила назвать причину смерти, ведь вскрытие уже делали. Мало ли что, может, шел, ударился головой, умер и лежал. Мне же нужно точно знать, что произошло с моим сыном. Хотя в каком месте его нашли - там бы дней пять он бы не пролежал никак, поскольку довольно проходимое место: и дети играют, и с собаками гуляют. После некоторых попыток узнать правду после вскрытия, в морге категорически отказались назвать причину смерти. Я до сих пор не могу этого понять: ведь я не какая-то там соседка, случайный человек с улицы, а мать. Ладно уже не показали тело, потому что в закрытом гробу. Но хотя бы причину и дату. Мне же поминать его надо, и он и сам в храм ходил.

Через месяц после похорон пришел ответ из Следственного комитета о том, что причин заниматься расследованием нет, потому что нет криминала. Хотя следователь, с каким я общалась до этого, уверял, что нашел дежурную смену полиции, которая была, когда я приходила искать Семена. Мол, что он вызвал их и допросит. Даже если они перепутали, пусть извинятся».

И снова Ирина Ганьшина написала заявление в морг о том, что хочет ознакомиться с результатами вскрытия. Но это не дало результатов, и в конечном итоге женщина обратилась в прокуратуру.

Потребуется эксгумация?

Еще через какое-то время женщина решила обратиться в краснодарское отделение «Комитета против пыток». Специалисты комитета теперь ведут общественное расследование.

Юрист комитета Роман Веретенников рассказал «АиФ-Юг» о результатах обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в прокуратуре Центрального района Сочи. Ведомство исключило криминальный характер проверки, поскольку на трупе каких-либо телесных повреждений не обнаружено.

«В прокуратуре отказали в удовлетворении жалобы, сказав, что законность постановления об отказе уголовного дела уже проверялась. Оснований для его отмены не имеется. Прокуратура сослалась на заключение судебно-медицинской экспертизы, которого, однако, при ознакомлении с материалами дела не имелось. То есть, когда Ирина Ганьшина знакомилась с результатами проверки, этой причины там указано не было. Дальше, естественно, мы будем настаивать на возбуждении уголовного дела, возможно, и на эксгумации тела как минимум для того, чтобы понять, Ганьшин ли это был захоронен или нет. Ну и, конечно, установить, что же конкретно с ним случилось. А то сейчас получается, что нашли труп, эксперты не смогли установить причину смерти, ну, значит, и преступления не было. Обжаловать намерены до тех пор, пока не будет все установлено и проверена версия о его нахождении в отделе полиции», - объяснил юрист Комитета против пыток Роман Веретенников.

«АиФ-Юг» на момент публикации направил соответствующий запрос в ГУ МВД о том, действительно ли Семен Ганьшин был задержан сотрудниками сочинской полиции.

«На запрос сообщаю, что интересующий вас гражданин в указанный период времени в отделы полиции УВД по городу Сочи не доставлялся», - сообщили в пресс-службе ГУ МВД по Краснодарскому краю.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Собираетесь ли вы снова вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах