aif.ru counter
887

Не хватает на еду? Кого из жителей Кубани кризис коснулся больше всего

«АиФ-Юг» № 44 28/10/2015

Как ни стараются чиновники уверить нас, что пик кризиса пройден и теперь стоит ждать только движения вверх, но стремительно худеющие кошельки опровергают их слова. Вот и упрямая статистика только подтверждает эту неутешительную тенденцию. «Пока толстый сохнет, худой сдохнет» - гласит народная мудрость, поэтому в кризис тяжелее всего приходится самым бедным. Но и средний класс стороной он тоже не обошел.

Боязнь аптеки

За последний год, по официальной статистике Краснодарстата, реальная заработная плата кубанцев, рассчитанная с учетом индекса потребительских цен, уменьшилась на 9,1%. Проще говоря, каждый человек сейчас может позволить себе на десятую часть меньше товаров, продуктов и услуг, чем год назад. Больше всех от повышения цен пострадали, конечно же, самые незащищенные: пенсионеры, инвалиды, матери-одиночки.

Бабулька в старенькой коричневой куртке с сумкой в руке стоит у прилавка с рыбой.

«Доченька, взвесь мне одну селедку, пожалуйста», - просит она и достает из матерчатой сумки тоненький кошелек. Отсчитывает деньги и дальше идет по рынку, в поисках самых низких цен.

«Ладно селедка, она не так сильно подорожала. Хотя для нас, стариков, все равно заметно, - говорит пенсионерка Алла Фролова. - Сейчас в аптеку страшно стало заходить: у меня давление высокое, врач лекарство прописал, которое 900 рублей стоит. А мне не только оно нужно, но еще и другие, а пенсия - всего десять тысяч. Да за квартиру заплатить надо: сейчас зима начнется, так полпенсии придется отдавать. Вот и считайте сами. Если бы дети не помогали, не знала бы, как и жить».

«Я инвалид второй группы, - пишет наш читатель из Горячего Ключа Александр Свириденков. - Раньше только на медикаменты в месяц у меня уходило от 7 до 9 тысяч рублей, а сейчас сумма выросла до 11 - 13 тысяч рублей».

Кроме лекарств, есть и другие обязательные платежи, например, за жилищно-коммунальные услуги, которые в июне выросли сразу на 9 процентов. А ведь еще надо покупать продукты, одежду и так далее. При этом пенсии не поспевают за ценами: за 9 месяцев по статистике индекс потребительских цен вырос в России на 10 процентов. А пенсии решили индексировать только на 4. Не надо быть математиком, чтобы понять, - с кризисом бедные становятся еще беднее. Хотя есть пенсионеры, которые умеют экономить так, что из своих небольших пенсий еще и помогают своим великовозрастным детям, но они, скорее, исключения из правила. И живут такие пенсионеры чаще всего в деревне, где, если есть здоровье, можно вырастить урожай, заготовить продукты на зиму.

Средний класс

Впрочем, страдают не только социально незащищенные слои населения, но и те, кого еще недавно называли средним классом.

«Кризис коснулся, в первую очередь, людей среднего класса, экономкласса и тех, кто находится на грани бедности, - считает Николай Петропавловский, доктор социологических наук.  - Но все они по-разному отреагировали на изменения в экономике. Если представители среднего класса просто поменяли ценовую нишу товара или уменьшили объемы покупок, то у тех граждан, которые попали в категорию неимущих, возникли проблемы с самым необходимым -  оплатой тарифов ЖКХ и покупкой основных продуктов питания».

«У меня неплохая зарплата - 50 тысяч рублей, но в последнее время ее хватает только на самое необходимое, приходиться занимать у друзей и родственников, брать кредиты, - признается краснодарец Олег Смирнов. - Так и вертишься, как белка в колесе».

По словам Олега, он пока не может определить, что больше повлияло на семейный бюджет: кризис в стране или пополнения в семье. Дело в том, что у него недавно родился второй ребенок.

«Это большая радость для нас, - говорит Олег. - Но теперь я понимаю, что даже двоих детей сложно поднять на ноги в финансовом плане».

Учитывая, что официальный прожиточный минимум в Краснодарском крае составляет 10 086 рублей для работающих, 8940 для детей и 7722 для пенсионеров, то несложно подсчитать, что семья из четырех человек с доходом в 50 тысяч рублей живет практически на грани минимума. В этом году в России заметно увеличилось число людей, чьи доходы не покрывают даже стоимости необходимых для жизни продуктов, одежды, некоторых других товаров и услуг, входящих в прожиточный минимум. По подсчетам Росстата, за чертой бедности сейчас находится более 23 миллионов человек, то есть 15,9% против 13,8% в прошлом году. Причем сама величина прожиточного минимума вызывает большие вопросы. Кстати, у нас в крае чиновник как-то попробовал ради эксперимента прожить на эту сумму. Но о том, удалось ли представителю власти протянуть хотя бы месяц, информации нет.

Член-корреспондент РАН, демограф Наталья Римашевская отмечает, что, по данным Росстата, в России почти 30 миллионов человек получают доходы ниже прожиточного минимума. Причем у нас в стране в определении минимума считают лишь потребительскую корзину. А это только одежда и еда. Организация объединенных наций предполагает еще один показатель - обеспеченность жильем. Однако дома и квартиры более половины россиян нуждаются в капитальном ремонте, на который, кстати, с нас недавно опять начали собирать деньги.

Вообще большие разногласия вызывает вопрос о том, кого считать средним классом в России. Так, по оценкам Института социологии РАН, к среднему классу в России сегодня можно отнести 28 миллионов человек, или около 20% россиян. Но, по словам доктора экономических Евгения Гонтмахера, на самом деле «золотая середина» у нас в стране не превышает 7% - обыденное понимание среднего класса как промежуточного слоя между богатым и бедным населением опасно своей обманчивостью, ведь при такой трактовке в средний класс попадают семьи, в которых на душу населения приходится всего 13 тысяч рублей ежемесячного дохода.

Не так страшен?

Однако для россиян экономические кризисы не так уж и страшны. Гражданин среднего возраста у нас пережил столько катаклизмов, что какой-нибудь благополучной стране хватит на целую историю: распад Советского Союза, девяностые, дефолт 1998 года, ситуация в 2008.

«Конечно, все заметно подорожало, но по сравнению с девяностыми сейчас просто рай, - улыбается Михаил Кузнецов, 23 года назад переехавший на Кубань из Средней Азии.  - Тогда зарплаты и пенсии задерживали порой больше, чем на год, но мы все равно умудрились не просто пережить его, но и детей выучить. Когда сейчас говорят о кризисе, я сразу вспоминаю девяностые, когда жена пекла хлеб из муки, которую выдали на работе, делала котлеты из овсяных хлопьев с примесью бульонного порошка и много чего еще. Так что не кризис это, а так, небольшое неудобство».

Действительно, если сравнивать нынешнюю экономическую ситуацию с тем, что происходило 20 с небольшим лет назад, то кризис кажется слишком громким словом: сейчас миллионы шахтеров касками не стучат, требуя отдать зарплату за долгие месяцы; пенсии, пусть и не самые большие, государство платит вовремя. Но любой человек быстро привыкает к хорошему: в нулевые мы как должное воспринимали постоянный рост доходов и, соответственно, растущие аппетиты.

«Ага, кризис у них, - криво улыбается сосед.  - Ты выйди во двор - между машин не протиснуться, причем не отечественные авто, а иномарки размером с небольшой дом. На одном бензине разоришься. Настоящими проблемы будут считаться тогда, когда пробки исчезнут - значит, у людей денег на бензин не стало. А пока мы просто затянули ремешок всего на одно деление».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах