aif.ru counter
89

«Голоса травы», или Подмоченный бубен Молодежного театра

Наш академический имени Максима Горького просто бьет все рекорды по «посещаемости» и скандальности. В сей культурный храм скоро будут водить публику исключительно в принудительном порядке, так как добровольно ходить зритель, видимо, перестанет.

Но если в драме вина целиком и полностью лежит на руководстве, без всякого стыда устроившем прилюдную свару, то в многоуважаемом муниципальном Молодежном театре ситуация немного иная.

В последнее время в «Молодежке» спектакли ставила известная актриса из Санкт-Петербурга Лариса Малеванная, отказавшаяся от предложенной ей почетной миссии возглавить театр.

Понятно, здесь и возраст (актрисе почти 74 года), и, поговаривают, состояние труппы ее не совсем удовлетворяло, хотя в глаза артистам Лариса Ивановна говорила слова больше приятные. 

Появившаяся в октябре месяце в качестве главного режиссера Ольга Глубокова из Москвы не стала ни с кем заигрывать, предпочитая дешевой популярности профессиональный разговор.

Из театра, действительно, уволились ведущие и очень хорошие актеры. Правда, их уход был меньше всего связан с приходом Ольгой Глубоковой, но молва, не без участия нашего брата журналиста, все повесила на Ольгу Гавриловну, приплюсовав режиссеру чуть ли не развал театра. (То, что ТЮЗ интеллигентно и благополучно агонизировал до этого, как-то многие подзабыли…)

Глубокова принялась за дело

 

Засучив рукава, Глубокова принялась за дело, в работу ею было взято сразу две пьесы – «Голоса травы» Трумена Капоте и «Царствие земное» Теннесси Уильямса.

Однако часть актеров отказалась от ролей, открыто выказывая свое неприятие.

Началась крайне некрасивая кампания против режиссера, женщины, еще не успевшей ничего сделать и показать.

Ей буквально устроили травлю – по-нашему, с южным темпераментом, то есть подло, нахраписто и издевательски. 

В конце концов режиссер была вынуждена оставить Теннесси Уильямса и солидную часть энергии и времени тратить не на творчество, а на защиту своих позиций.«Голоса травы», несмотря на непростую обстановку, новому главрежу удалось поставить, сделав это достойно. 

Трумен Капоте – один из значимых американских прозаиков прошлого века, известный такими произведениями, как «Хладнокровное убийство», «Другие голоса, другие комнаты», «Завтрак у Тиффани». Большой оригинал, сумасброд, чудак, Капоте первый роман написал, когда ему еще не было и двадцати лет.

Кстати, раннее изумительное писательское слово и слава прожигателя жизни, возможно, роднят его с восхитительной Франсуазой Саган. Но, как известно, все начинается с детства, и его повесть «Голоса травы» (или «Луговая арфа») отчасти автобиографична. «У меня было очень тяжелое детство… Полное отсутствие любви», – признается писатель. Но сама повесть полна любви, нежности и ожиданий. 

Ольга Глубокова как режиссер-постановщик смогла найти нужную интонацию, ее спектакль очень лиричный, даже атмосферный.

Спектакль – воспоминание о детстве, о двух двоюродных тетушках, у которых главный герой воспитывался. И дом на дереве, куда он и его любимая тетя Долли со служанкой Кэтрин уходят после домашнего конфликта жить, играет роль своеобразного Ноева ковчега.

Время, проведенное на природе, изменило главного героя, его друзей и спутников. Ностальгический флер, мечты, умение прислушиваться к голосу сердца, любить, надеяться и дорожить друг другом, талант сохранять в себе чистое, сокровенное, умение отдавать себя другому без остатка – вот, наверное, о чем повесть, таково и сценическое прочтение. 

Удачная сценография с множеством деталей вроде корзин, прозрачных занавесок, фонариков, гамаков, дерева и огромного рукодельного ковра дают возможность существовать персонажам в разных ситуациях.

Кстати

Раннее изумительное писательское слово и слава прожигателя жизни, возможно, роднят его с восхитительной Франсуазой Саган. Но, как известно, все начинается с детства, и его повесть «Голоса травы» (или «Луговая арфа») отчасти автобиографична.

Ковер в спектакле – это и образ, и действующее лицо, и голос индейской культуры, где травы хранят память, разговаривают, лечат и дают бессмертие. Только слышать их – особый дар, присущий избранным. 

Нельзя сказать, что все в «Голосах травы» замечательно. Поскольку в постановке задействована «сборная команда», трудно говорить об ансамблевости, чем всегда славился Молодежный. Именно отсутствие слаженности порой разбивает хорошее впечатление от спектакля, что и дает возможность «оппонентам» потирать руки. Как бы то ни было, спектакль состоялся, вписавшись в формат Молодежного театра, его менталитет. 

Елена Дементьева в роли Долли заслуживает особого внимания. Многие, наверное, помнят ее Фиби Колфилд из знаменитого спектакля Михаила Бычкова «Над пропастью во ржи» по Дж. Сэлинджеру. То была удивительная работа актрисы, очень тонкая и точная. Но с тех пор прошло немало времени, да и героиня Капоте не девочка, а пожилая женщина, много пережившая и перестрадавшая. У актрисы чувствуется эта биография, эта жизнь, и она, как никто, умеет нести трогательность и чистоту своих хрупких героинь. 

Приглашенная из театра драмы Ирина Хруль, напротив, играет многодетную мать, полную энергии и сил, но, как ни странно, еще и нерастраченной любви, тепла, что, в общем-то, и объединяет совершенно разных женщин. Радует, что Ирину Хруль, введенную буквально в последний момент, театр использовал по назначению, да и сама актриса получила содержательную роль, в которой она выглядела не менее интересно. 

Любой выход на сцену Светланы Кухарь, безусловной примы театра, – подарок для ценителей хорошей игры. Хочется надеяться, что и ее Вирена войдет в галерею замечательных образов, созданных актрисой.

Татьяна Степаненко в роли Кэтрин не менее сочна, колоритна. Взрывная служанка, подруга Долли, подкупающе искренна и забавна. Видно, что актриса получает удовольствие от своей героини. 

Сам Коллин в исполнении Алексея Замко трудно переводим, но, кажется, Алексей пока единственный, кто как-то подходит на эту нелегкую роль.

Еще раз повторюсь, спектакль несовершенен, но Глубокова, взявшись за невероятно сложный для постановки материал, сумела переложить его на сценический язык, при этом сохранив всю прелесть и нравственный посыл лирической повести, чего, увы, совершенно нельзя сказать о фильме. «Голоса травы» являются глотком свежего воздуха и той замечательной классикой, которая так нелюбима на главной драматической площадке Кубани и так необходима нашему зрителю. 

Огорчает другое: «Молодежка», вернее та незначительная группа «активистов», мечтающих поруководить театром, опустилась до откровенной низости – перед премьерой вдруг исчезла световая партитура и был намочен бубен Кэтрин. Хорошо, сегодня украли световую партитуру, испортили реквизит, обругали актеров, работающих с Глубоковой, демонстративно сели в первый ряд и мешали коллегам по цеху. А завтра что? Видимо, теперь наш милый ТЮЗ будет прославлять себя не спектаклями, а гнусностями. И все-таки будем надеяться, что по внутритеатральным разборкам «Молодежка» не достигнет размаха Большого театра… 

А что будет делать Ольга Глубокова дальше? Если останется, то прекрасно, но, может случиться, и нет, и это будет понятно, так как тратить силы на недостойную борьбу в театре, где подлость становится главной составляющей, наверное, мало кому по нутру. Однако хочется напомнить, что в таких войнах победителей не бывает – только пострадавшие.

 
Александр Геннадьев 

Журналист, театральный критик

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах