aif.ru counter
157

Доцент беднее менеджера. Как преодолеть кризис в российской науке?

Нынешний кризис - особенный. Делая ставку на возрож­дение собственных производств, нельзя забывать и о возрождении науки. Между тем, несмотря на всевозможные гранты и премии для молодых ученых, выпускники вузов по-прежнему не стремятся к открытиям. А ведь именно им развивать экономику, формировать будущее гражданское общество. 

Досье
Василий Сорокожердьев. Кандидат экономических наук, доцент кафедры «менеджмента и маркетинга» Финансового университета при Правительстве РФ (Краснодарский филиал). Президент Краснодарского регионального общественного благотворительного фонда по поддерж­ке молодых ученых. Член общественного совета при главе администрации Краснодарского края по содействию развитию институтов граж­данского общества и правам человека.

Я в продажники пойду

«АиФ- Юг», Юлия Бессонова: У всех еще свежи в памяти 90-е годы, когда из страны на Запад массово уезжали молодые ученые. Сейчас говорят о том, что отечественную науку надо возрождать. Существует система грантов и поощрений. Насколько сами студенты стремятся посвятить себя науке?

Василий Сорокожердьев: Молодежи это не очень интересно. Основных причин две: размытые финансовые перспективы и отсутствие статуса. Приведу пример. Мой студент-очник работает в сети крупных торговых комплексов, принадлежащих иностранной компании, менеджером по залу. Расставляет продукты по полкам и помогает покупателям найти нужный товар. За это получает 35 тысяч рублей. Зарплата доцента, который ему читает лекции, в два раза меньше.

Сегодня многие ли согласятся на такой низкооплачиваемый труд? Когда я учился, преподавать общественные науки можно было только с рекомендацией крайкома партии, которую давали единицам. Это само по себе было престижно. При этом зарплата профессора была на несколько рублей больше, чем получал первый секретарь крайкома партии. Однако реформы, перестройка полностью поменяли систему приоритетов и ценностей. К слову, в Китае, который в общем-то шел похожим путем, также существовала подобная проблема. Но они смогли ее решить. Уже в начале реформ в Поднебесной минимальная зарплата труда преподавателя была 11 тысяч долларов в год. Потом ситуация только улучшалась. И пожалуйста, теперь мы, как о некоем феномене, говорим об экономическом чуде Китае.

А ведь все начинается с образования, с отношения к профессии учителя и самому процессу воспитания ученика - в самом высоком смысле этого слова.

- Мы в очередной раз констатируем  кризис образования в нашей стране?

- По мнению специалистов, в проводимые образовательные реформы заложен механизм разрушения того лучшего, что было заложено в российском образовании. Произошла бюрократизация учебного процесса и чрезмерная нагрузка на преподавателя и ученика. К примеру, во Франции обычная нагрузка на учителей -  250 часов в год. На среднего преподавателя в России приходится почти тысяча. Естественно, при работе в таком режиме может пострадать качество обучения, не говоря уже о научной деятельности (исследовательских стажировках и т. п.).

В результате современных методов преподавания у школьников формируется клиповое мышление. Человек воспринимает мир не как целостную, завершенную картину, а как последовательность не связанных, разрозненных событий. Мы видим, что многим студентам чужды анализ, сопоставление, фундаментализм в мышлении… то, что необходимо будущему  ученому.

Но все же не все так плохо. В последние годы начала возвращаться из заграницы талантливая молодежь. К примеру, Силиконовая долина в США ежегодно теряет 5 - 7% ученых. Ее же создали не американцы. Они были только менеджерами в данном проекте. А ученые там трудились из России, Китая, Индии. Сейчас они возвращаются. Значит, есть наде­жда на перелом ситуации, возрождение отечественной науки. Сильна еще и старая школа. Но все равно  необходима поддержка государства, формирование позитивного облика современного ученого.

Настоящего кризиса не было

- Пока еще на Кубани кризис выражается только в росте цен. Впрочем, в последнее время многие товары начали дешеветь. Массовых увольнений и сокращений нет. Сможем пережить сложное время?

- А мы еще и не видели настоящего кризиса. Острого падения в большинстве секторов экономики нет. Ведется строительство, продолжается ряд инвестиционных проектов. Накопленные возможности пока еще используются. Но на самом деле в большей степени мы сейчас катимся по накатанным рельсам. Что будет потом, определенно сказать сложно. Все ждут, что ситуация может поменяться в более благоприятную сторону. В целом же структура экономики страны, возможности ее не увеличиваются, а уменьшаются. Но нужно говорить не о наращивании темпов развития экономики, а об ее качественном изменении. Да, у нас приняли антикризисный план,  и на федеральном уровне, и на региональном. Но, на мой взгляд, не все там проработано должным образом. Нет четкой стратегии, внятных механизмов реализации. К примеру, в кубанском антикризисном плане, в отличие от правительственного, сделан упор на поддержку малого бизнеса. Выделено около  700 миллионов рублей на данное направление. Это в несколько раз больше, чем в прошлом году. Но в том же плане сказано, что его параметры могут меняться и дополняться. Хочется надеяться, что изменения эти будут в лучшую сторону. Ведь  на Кубани именно это направление составляет основу  экономики, дает возможность трудоустройства большей части жителей.

Кстати, в США за последние десять лет 75% вновь созданных рабочих мест приходится именно на средний бизнес. Кроме того, этот бизнес наиболее инновационно насыщенный. В случае утраты условий для ведения и развития бизнеса может действительно начаться открытая и острая фаза кризиса. Тогда уже будут закрываться, разоряться предприятия, пойдет цепная реакция. К примеру, закрылось швейное ателье. Без средств к существованию остались 5 человек. Это немного. Но они уже не пойдут и не купят себе продукцию другого предприятия. Соответственно, там снизится прибыль и тоже начнутся сокращения. Это еще несколько десятков граждан. Так можем прийти к полной остановке производств, кризису непоставок продукции и неплатежей, обнищанию.

Чиновники - особая каста?

- Говорят,  любые потрясения можно пережить, если сплотить народ. Насколько у нас развито гражданское общество? Есть ли национальная идея?

- Наиболее ярко пример народного сплочения показала Великая Отечественная война. Немцы захватили заводы и предприятия. Экономика страны оказалась разрушена. Но люди максимально быстро собрали остатки производств, эвакуировались в Сибирь, создали все заново. Вот вам пример самоотверженной приверженности национальной идее.

Сейчас нужно консолидировать граждан, объединять. А у нас заметно расслоение общества. Чиновники, принимая те или иные законы, часто ущемляют права граждан. При этом не относят себя к общей массе людей, на которых принятые ограничения и запреты распространяются. Возьмем простой пример с парковками в Краснодаре. Законопроект об эвакуации автомобилей с самовольных парковок, как вы помните, принят городскими властями. При этом у самих чиновников есть бесплатные парковки. Им даже в голову не приходит, что они такие же граждане, как и мы. И теоретически эвакуаторы должны забирать и их машины. Но вы хоть раз слышали о таком случае? Мы действительно сейчас нуждаемся в полноценном диалоге между властью и обществом. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах