aif.ru counter
318

Что такое «живой» театр? Интервью с автором нового спектакля Молодежки

«АиФ-Юг» № 21 24/05/2017
«Звезды светят на потолке». Краснодарский Молодежный театр.
«Звезды светят на потолке». Краснодарский Молодежный театр. © / Вера Сердечная / Из личного архива

В Краснодарском Молодежном театре в апреле состоялась премьера спектакля «Звезды светят на потолке» по роману шведской писательницы Юханны Тидель. В романе рассказывается о жизни девочки-подростка, Йенны, мать которой умирает от рака. В спектакле жизнь показана во всей ее противоречивости – и, несмотря на тяжелые испытания, финал оказывается жизнеутверждающим. 

Как стать режиссером

Вера Сердечная, «АиФ-Юг»: Несмотря на то, что вы еще не закончили ГИТИС, вы уже ставили спектакли в Русском театре Эстонии, участвуете в международных театральных проектах. Расскажите, как молодому режиссеру стать востребованным?

Фото: Из личного архива/ Вера Сердечная

Павел Пронин: Это все везение, иначе никак не могу сказать. Сначала я поступил на заочное отделение в ГИТИС, на актерский курс Александра Огарева, известного краснодарцам. Этот замечательный мастер перевернул мое представление о театре, и я понял, что мне больше интересна режиссура. Я поступил на режиссерский на очное. А это значит, особенно на первых курсах, образование в режиме нон-стоп. Мне было 26. Кто-то в этом возрасте подводит первые жизненные итоги, а я все начинал заново. Пришлось оставить работу, кардинально перекроить жизнь – и я очень благодарен родителям за помощь.

Досье
Пронин Павел Николаевич. Родился в Москве в 1986 году. Поступил в ГИТИС на актерский факультет (курс Александра Огарева), затем решил стать режиссером. В 2017 году оканчивает режиссерский факультет ГИТИСа (курс Леонида Хейфеца). За время учебы участвовал в различных лабораториях, в том числе международных, ставил спектакли проектного характера. В 2017 году поставил в Русском театре Эстонии спектакль «Проезд Гагарина» по пьесе Грегори Берка. В Краснодарском Молодежном театре поставил спектакль «Звезды светят на потолке» по роману Ю. Тидель.

В силу неуемной натуры я везде участвовал по мере возможности. ГИТИС направил меня на «Тавриду», на рижский фестиваль «Stanislavski.lv», на театральный фестиваль стран Юго-Восточной Азии в Японии. Если говорить о постановках в репертуарных театрах – в Русском театре Эстонии идет мой спектакль по пьесе современного шотландского драматурга Грегори Берка. После Краснодара поеду в Калмыкию ставить шекспировскую «Комедию ошибок» на калмыцком языке. В начале следующего сезона еду на постановку в Белоруссию. Большое счастье, что работа есть и ее хватает. Хотя сейчас, мне кажется, открывается окно возможностей для молодых режиссеров: руководство региональных театров готово их приглашать, только не всегда знает, как на них выйти.

- Как бы вы сформулировали ваше творческое кредо?

- Я воспитан в мастерской, которая дорожит своими корнями. Она была основана Алексеем Дмитриевичем Поповым, и через Марию Осиповну Кнебель до нас доходят уроки режиссуры и мастерства от Станиславского и Немировича-Данченко, поэтому есть основания назвать меня сторонником традиционного театра. Но для меня лично подобные разделения – традиционный/авангардный, игровой/психологический, – полная чушь. Как и великий Питер Брук, я за живой театр.

Универсальная история

- Как вы выбираете литературный материал, с которым работаете?

- Бывает по-разному. В краснодарском театре мы шли от целевой аудитории: должно быть интересно ребятам от 14 до 18 лет. Мне дали карт-бланш, и я выбирал сам: так возникла Юханна Тидель. Ее текст кажется мне, несмотря на тематику, сдержанным, далеким от мелодрамы. Понятно, что целевая аудитория – это только отправная точка, и стараешься делать спектакль для всех. Мои родители приезжают смотреть, я надеюсь, им тоже будет интересно. 

- «Звезды светят на потолке» – история о скандинавской жизни. Пришлось ли что-то адаптировать для русских зрителей?

- Мы сохранили колорит: скандинавский стиль, имена. Кое-что адаптировали, переделали: например, в романе мама героини ест в больнице протертый суп из спаржи, а в спектакле ей дают кашу. Все остальное относится к каждому из нас. История универсальная и понятная.

«Звезды светят на потолке». Йенна - Полина Шипулина, Лив - Людмила Дорошева, мать Улис - Светлана Кухарь. Фото: Из личного архива/ Вера Сердечная

- Вы сами сделали инсценировку. Почему не стали привлекать драматургов?

- Существует определенная традиция, когда режиссеры сами делают инсценировки. Начал ее Немирович-Данченко, когда ставил «Братьев Карамазовых» – одна из первых мощных инсценировок на мировой сцене. Можно вспомнить и Любимова, и Женовача, и многих других.

- А почему не взяли современную пьесу для подростковой аудитории?

- К современной драматургии отношение у меня непростое. Я только-только начинаю ее чувствовать и понимать, как можно с ней работать в театре. Из авторов могу отметить только Пулинович – потому что работал с ней. Читал много пьес для детей. А именно для подростков не так чтобы много пишут. А то, что пишут, совсем слабо или просто меня не трогает.

Играть в подростков

- Вы разделили текст на драматические части (диалоги) и монологи, где герои говорят о себе от третьего лица. Почему именно так?

- Форма романа как дневниковой записи заставляет вывести как минимум главную героиню на первый план, дать ей моменты непосредственного общения со зрителями. То, что она говорит о себе в книге в третьем лице, дало мне основания, чтобы двинуться дальше. Ребята-актеры в 25-27 лет играют подростков. Поэтому для большей достоверности требуется определенная дистанция между актером и персонажем. Мы не пытаемся убедить аудиторию, что артистам в самом деле по 14 лет, и зритель понимает: вот актер, он мне рассказывает историю. На главную роль сразу была выбрана Полина Шипулина, и она безусловно оправдала все ожидания.

- Вы немного утрировали образ подруги Йенны Сусанны: в книге это просто положительная девочка, а в спектакле она стала комичной, немножко ботаником; с какой целью?

- Театр все укрупняет. Наш мастер, Леонид Хейфец, учит нас обострять предлагаемые обстоятельства, идти до конца. Сусанна, не пройдя с Йенной жизненных испытаний, не успела повзрослеть. И в ее случае это хорошо: она благополучная, растет в полной семье. Сусанна не понимает до конца, что такое сочувствие, и не предполагает в Йенне глубины трагических эмоций. Но это невозможно показать на сцене за два часа. Иначе это было не сыграть. И актерская индивидуальность Юлии Макаровой дала нам основание для яркой манеры игры.

- Зачем в таком небольшом спектакле антракт? Мы оставляем на сцене умирающую мать героини, и все 15 минут звучит больничный монитор…

- Мне, как и художнице Ольге Галицкой, кажется важным момент ожидания. Именно поэтому мы оставляем звук медицинского монитора. Нужно, чтобы люди на минутку остановились, задумались, попытались примерить ситуацию на себя. Приходят даже иррациональные мысли: а может, все еще будет хорошо? Мать пойдет на поправку? Зачем же иначе второй акт?

Город контрастов

- Какие впечатления остались от Молодежного театра?

- Дух студийности, сплоченности, творческого поиска силен в этих стенах, как нигде. Причем этим единством охвачены не только актеры, но и службы. Они готовы сделать какие-то сумасшедшие вещи ради результата. Это редко в каком театре увидишь. Я посмотрел все спектакли, что шли в репетиционный период. Запомнились работы Даниила Безносова по Шекспиру, который я видел раньше. А сейчас яркие впечатления оставила «Гроза», свежая, с удивительным сценографическим решением. Поразил красочный спектакль «Миледи» в постановке Михаила Чумаченко, с работой художника Максима Обрезкова. А вообще актеры везде работают от души, стараются честно выполнить свой долг перед зрителем.  Мне понравились слова Ивана Чирова: традиция нашего театра – хорошо играть спектакль каждый вечер. Эта традиция действительно есть.

- Успели ли вы познакомиться с Краснодаром? Какие впечатления от города?

- Первое впечатление – весна. Я никогда не видел столько цветущих деревьев, в Москве это большая редкость: у нас ведь нет ни абрикос, ни алычи, даже вишня редкость. Удивила пешеходная улица Красная по выходным: я сначала не понял, почему все идут? Какой-то митинг? А потом понял, что люди просто гуляют. Конечно, Краснодар – это город контрастов. Высотный жилой комплекс соседствует с частным сектором, с мойкой машин, эклектика. Порадовало количество исторических зданий в центре: мне как человеку, увлеченному архитектурой было приятно гулять, разглядывать чудесный модерн. 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах