145

Катастрофы не произошло. Филолог о современных студентах и любви к чтению

Когда-то наша страна считалось самой читающей, сегодня ситуация иная. Насколько важно чтение для современного человека, как приохотить к литературе детей и есть ли разница, на чем читать - на бумаге или в электронном виде?

За ум и сердце

«АиФ-Юг», Федор Пономарев: Алексей Викторович,  власти вдруг обратились к литературе - даже год объявили. Для чего это нужно?

Алексей Татаринов: наш земляк Юрий Селезнев, один из ведущих мастеров словесности 70 - 80-х годов прошлого столетия, как-то сказал, что Третья мировая война, информационная, уже идет. К сожалению, он оказался прав. Надеюсь, что для власти Год литературы - не аттракцион, устроенный скучающими чиновниками, а борьба за сердца и умы соотечественников, которым следует понять, что душа, поддерживаемая сильным словом, - истинный стержень человека, помогающий ему сохраниться в трудные времена. Если учесть, что литература - русское дело, то в эпоху перемен, тем более уже свершившихся, обращение к ней государства совершенно закономерно.

- А разве сейчас литература продолжает оставаться национальным русским делом?

- Конечно. Для многих из нас - она религия и философия, пространство воспитания и учебник психологии. Литература, кроме статистики чтения и тиражей, присутствует как внутренняя организация человека. Это система мышления и опыт существования, который может передаваться даже как слух о литературных героях и гениях, их создавших. Литература в России всегда касается идеи жизни и смерти и не является тем случайным и второстепенным, что образуется из суммы прочитанных страниц.

- А что вы подразумеваете под понятием «литература»? Женские романы, дешевые детективы и прочее чтиво тоже можно отнести к ней?

- В постсоветской России стало модным сетовать на постоянную усталость и стремиться к релаксации. Тут и приходит на помощь пустое чтиво, помогающее убить время от работы до сна. Женское, детективное, сенсационно-биографическое - не важно. Лишь бы отдохнуть от собственного сознания! Настоящая литература - это классная, радостная работа, счастье встречи с непростым авторским миром, в котором мудрость и красота создают незабываемый сюжет. Закрыв книгу, ты не можешь избавиться от него, отмахнуться от образов, пытающихся стать твоей жизнью. Приходится болеть, страдать, понимая, что литература больше, чем текст.

Не долг, а любовь

- Каждый раз россияне жалуются на последующее поколение. Вот и сейчас часто слышим: «Молодежь не читает». Вы работаете со студентами. Как оцениваете их интеллектуальный уровень?

- В 90-х казалось, что скоро произойдет катастрофа. В университетских разговорах мы предполагали, что учим последних мыслящих студентов, а в подрастающем поколении «человеческий материал»  обвалится до нуля. Каждый год заходили к первокурсникам с ожиданием, что увидим необыкновенных монстров, но постоянно убеждались, что всегда много студентов хорошего уровня, есть и звезды. Если брать лучших студентов середины 80-х и сегодняшнего времени, то уровень последних выше: по начитанности, объему информации, умению ею пользоваться.

- Получается, в том, что люди меньше читают, проблемы вы не видите. Выходит, чаще всего это просто старческое брюзжание?

- Нередко встречаю коллег, впавших в уныние. Они говорят не только о кризисе чтения, но и о более серьезной беде: все, мол, в культуре погибло, везде сплошной постмодернизм, разрушительные игры злых псевдотворцев. Если в постмодернизме видеть неутомимую борьбу с высоким и священным, он может быть опасным. Но еще опаснее мысль о полной победе псевдоискусства, о том, что все уже навсегда проиграно. Хороший филолог, проповедующий отчаяние, опаснее дурака, радостно смотрящего в будущее.

- А насколько чтение важно для современного человека?

- Конечно, читать надо. Но интересная драма заключается в том, что литература противостоит всему, вписывающемуся в слово «должен». Мы и так кругом обязаны: семье, начальникам, законам, себе самому.  Если будем должны и литературе, то возникает вопрос: не есть ли она еще один способ заключения человека в тюрьму долженствования? Для меня литература - сфера любви. Да, я только что говорил о чтении-работе, чтении-страдании. Но противоречия нет: этот труд мы выбираем, потому что любим его. Человек прекрасен, когда неутомимо «пашет» его сознание, усмиряя инстинкты! Тому, кто не хочет быть самодовольным клоуном в цирке собственных страстей, советую полюбить чтение.

Бумага или экран?

- Сегодня книгу можно прочитать и в традиционном бумажном варианте, и на электронном носителе. В чем разница?

- Сейчас много читаю с экрана, тоскую по бумаге. Часто покупаю «одноразовые» современные романы. Но это проблема личных предпочтений. Литература внутри общения текста и читателя. Каким образом к нам поступают слова, точно не самый главный вопрос. Радуюсь за студентов: то, что наше поколение искало месяцами, они получают в сети за секунды.

- Алексей Викторович, как ребенка приучить к чтению?

- Не знаю идеальной модели. Пытался сам с детьми  читать, но  скорее проиграл, чем выиграл. Если все-таки нужен конкретный совет, пожалуйста… Во-первых, не только вместе читайте, но и обязательно обсуждайте прочитанное. Во-вторых, рассказывайте ребенку интересные истории и сообщайте, где о них можно узнать в подробностях. В-третьих, не стесняйтесь фантазировать, превращайте события в маленькие произведения.

Возвращаясь к началу нашей беседы, скажу, что для меня Год литературы границ не имеет, вся жизнь - в нем. А вот стратеги этой акции должны заботиться о массовом эффекте, использовать популярные ресурсы. Дайте команду хозяевам телевидения: ежедневно - пятиминутный ролик о достойном художественном произведении. Например, по четным представляем только что изданную книгу, по нечетным - достаем тексты из богатейшего арсенала прошлого. А в начале и конце - реклама шампуней и автоколес. Пусть будет! Сработает. Чтение вновь полюбят и взрослые, и дети.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах