790

«Миллионы пошлейших антреприз». Критик о современной культуре в России

«АиФ-Юг» № 32 10/08/2016
Вера Сердечная.
Вера Сердечная. © / Из личного архива

Вера Сердечная – кандидат филологических наук, литературовед и театральный критик. На Кубани ее называют экспертом во всем, что касается современных театральных и литературных веяний. Наш разговор – о востребованности высокой культуры на нашей родине и палках в колесах, которые ее тормозят.

Жанр рецензии не умер

Светлана Лазебная, «АиФ-Юг»: Вера, профессия театрального критика - из разряда исчезающих. У многих уже нет понимания, а в чем ее суть?

Досье
Вера Сердечная. Кандидат филологических наук. Автор монографии и статей о творчестве Уильяма Блейка. Член Ассоциации театральных критиков, театральный обозреватель, ридер драматургических конкурсов «Любимовка», «Ремарка» (2015 г.). Победитель в номинации «Культурный блог Кубани» (2014 г.), официальный блогер фестиваля «Арт-миграция» (Москва, 2013, 2014, 2016 гг.), XV Волковского фестиваля (Ярославль, 2014 г.), V фестиваля «Академия»

Вера Сердечная: Человек смотрит спектакль. Пишет о спектакле текст и публикует его. Возможно, обсуждает спектакль с труппой (если это маститый, специально приглашенный критик). В советское время критики занимались своим главным делом: писали статьи и рецензии. В постсоветский период, поскольку гонорары практически исчезли, многие критики стали работать как театральные менеджеры: организовывать фестивали, придумывать новые проекты… Вообще не существует образования критика, есть специальность «театровед». Но очень немного их попадает в провинцию, и далеко не все они остаются в профессии. Жанр театральной рецензии не умер, но переживает не лучшие времена: из газет он эмигрировал в журналы о театре (которых катастрофически мало) и в сетевое пространство. В профессии остаются самые мотивированные – те, кто пишут, потому что не могут не писать.

- Но писать имеет смысл, если есть те, кому это нужно. В крае много людей, которые следят за культурными событиями?

- В Краснодаре больше, чем, скажем, в Анапе, где единственное театральное здание работает как гастрольная площадка. В кубанской столице происходят интересные события: кинопоказы, литературные вечера, выставки. Но театральная жизнь небогата событиями даже по сравнению с другими областными центрами - Екатеринбургом, Красноярском, Пермью… В Омске, он чуть больше Краснодара, пять государственных драматических театров, а у нас только два: Драма и Молодежка, и это показательно. Есть яркие, интересные явления – например, «Один театр» и выступающая на его сцене танцевальная компания «Воздух», которая была номинирована на «Золотую маску», – но такие явления единичны. Поэтому для получения полноценных театральных впечатлений необходимо вырываться в другие пространства – хотя бы смотреть трансляции спектаклей.

Фанаты мыльных опер в театр не пойдут?

- Правы ли те, кто считает, что классическое - высокое искусство - подавили телевидение, бульварное чтиво и масс-медиа?

- Я против уравнивания масс-медиа с низовой культурой: Интернет – это не плохо и не хорошо, это кладезь информации, где каждый, как в библиотеке, выбирает свое. Я, конечно, смогу выжить без интернета, но уверена, что всемирное информационное пространство – это важное достижение человечества. Пространство, в котором ты можешь найти единомышленников, а вы вместе можете что-то важное сделать. Массовую литературу и кино я не презираю. Они всех нас успокаивают. Посмотрел серию «Игры престолов», пережил стресс и думаешь: господи, а у меня-то все хорошо! Культура во все времена существовала разного уровня: новаторская и вторичная. Но вы правы, тот, кто смотрит мыльные оперы, вряд ли пойдет в театр. Я думаю, причина в общей культурной обстановке. С одной стороны, спрос формирует предложение, но с другой – не хватает осознанной культурной политики, нацеленной на развитие искусства.

Вера Сердечная у могилы Уильяма Блейка в Лондоне с музыкантом и переводчиком Дмитрием Смирновым-Садовским. Фото: Из личного архива

- Быть может, в целях поддержания «гигиены» стоило бы вернуться к цензуре?

- В Конституции записано: цензура запрещается. Однако по факту она в виде законов об оскорблении различных чувств уже несколько лет как отвоевывает свои позиции. Причем работает точечно и, как правило, бьет по выдающимся произведениям, не замечая потока пошлости, который льется на ТВ. Это, так сказать, цензура высоких достижений: так, например, в Новосибирске по надуманным религиозным причинам сняли оперу «Тангейзер», уволили выдающегося театрального директора Бориса Мездрича. А миллионы пошлейших антреприз играют по всей России, и никто не считает нужным их как-то оценивать. Но страшнее то, что влечет за собой такая «цензура»: самоцензура художника, который чувствует себя несвободным, или его эмиграция. В Краснодаре свою роль играет наша казачья, как говорят «кубаноидная», консервативно-охранительная ментальность, выдавливающая из города интересные проекты и неординарных художников. Главными голосами общественности выступают не специалисты, а некие «активисты». Срывают выставки, концерты, кинопоказы… Есть ощущение, что культурная политика формируется именно этой странной и искусственной прослойкой.

Как результат, таланты уезжают. А, например, краснодарская арт-группа Recycle, обладатель престижной премии Кандинского, выставляется в основном не на родине, а за рубежом... К сожалению, не только в искусстве, и в науке ситуация похожая. Лондонское издательство, заинтересованное в выпуске книги, организовало для потенциальных авторов коллоквиум, оплатило перелет и проживание. У нас обычно наоборот. Ученые платят за участие в конференциях. Научные исследования, в особенности гуманитарные, – это чистое хобби, не приносящее никакого дохода.

С японским режиссером Мотои Миура (в центре), поставившим  чеховскую «Чайку».

Фото: Из личного архива

Кто подаст пример?

- Ваш сын закончил первый класс. Что могут сделать родители для того, чтобы их ребенок вырос человеком хорошим, для которого понятия честь, достоинство, сострадание, жертвенность – не пустой звук? Сможет ли он быть счастливым в современном обществе?

- Готового сценария нет – разве что помочь получить ребенку высшее образование, но это для нашего общества уже обязательное требование. Главная угроза детскому счастью в наше время – это недостаток времени у родителей. Я стараюсь помочь сыну найти себя, а для этого надо попробовать как можно больше разного: увлечения, спорт и искусство, книги и кино. Воспитать хорошего человека можно только примером, только деятельно, потому что ребенок повторяет не то, что ему говорят, а то, что вокруг делают. Родители сидят с книжкой – и ребенок будет читать; «отдыхают» перед телевизором – и ребенок… Так же и с высокими чувствами: они воспитываются не проповедями, а делами. Что же касается места такого человека в обществе – думаю, главное быть в мире с самим собой, и место найдется. Я не верю в упаднические прогнозы глобального характера. Загляните в историю. Старшее поколение всегда считало, что младшее разрушает основы, мир катится в тартарары. Но важнейшие ценности все равно сохраняются.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах