aif.ru counter
313

Рукописи не горят? Писатель подводит итоги Года литературы в России

«АиФ-Юг» № 43 20/10/2015

В прошлом году ВЦИОМ провел опрос в 44 областях страны, оказалось, что 50% опрошенных за последний год не прочитали ни одной книги, 66% респондентов не покупали книг уже два-три года, а в библиотеках изредка бывают лишь 9%. В связи с этим указом президента 2015-й в России был объявлен Годом литературы. Цель благая: привлечение внимания к чтению и книгам.

Без гламура никак…

Досье
Лариса Новосельская. Родилась в ст. Динской в 1952 г. Окончила Кубанский госуниверситет. По профессии журналист. Глава представительства Союза российских писателей по Краснодарскому краю, член координационного совета Союза российских писателей, заслуженный журналист Кубани, лауреат премии «Золотое перо Кубани», номинант российской литературной премии им. Белкина, автор всероссийского литературного журнала «Знамя». Возглавляла собственное издательство, которое специализировалось на выпуске книг местных авторов.

«АиФ-Юг», Светлана Лазебная: Недавно в Краснодаре в честь Года литературы проходило карнавальное шествие. Каковы ваши впечатления - пропаганда чтения в такой причудливой форме уместна?

Лариса Новосельская: Наша страна настроена на праздники. Особенно во времена кризисов. Гуляем много, разнообразно, по любому поводу. Год литературы - хороший повод. Уличный спектакль, в котором приняли участие сотни молодых людей, с костюмами в стиле Татьяны Лариной, тыквамии подсолнухами а-ля «Сорочинская ярмарка» - все было ярко, забавно и даже полезно. Потому что если Булгакова не прочитают, то фразу в виде лозунга «Рукописи не горят» запомнят. Хотя, конечно, площадные зрелища имеют к литературе такое же отношение, как венецианский карнавал к комедиям Гольдони. Маска есть, а что под ней скрывается, знают лишь избранные. Но что поделаешь: мы живем во времена символов, а не смыслов.

- Символично, что именно в этом году Нобелевскую премию по литературе получила белорусская писательница, пишущая на русском языке, Светлана Алексиевич. Обидно было встречать в Интернете реплики типа: «А кто это вообще?». Но еще обиднее за комментарии, в которых премию называли незаслуженной.

-  Повесть «У войны не женское лицо» переведена на 20 языков и включена в школьную программу, кстати. Как и Солженицын, и Пастернак, на которого точно так же в свое время обрушился «народный гнев». Помните: «Я Пастернака не читал, но осуждаю!» Истоки негодования лежат в том, что во времена символов почти никому не нужна правда. Читать тексты Алексиевич тяжело. Неприятно. Они не развлекают, а значит, не доставляют удовольствие, на которое настроено наше бытие. Войну, лагеря, голодомор хочется вычеркнуть из памяти. Как говаривала одна бабушка: «Чего не помню, того и не было!» Ведь мы, оранжерейные прогрессисты, привыкли к поглаживанию сытого брюшка, почесыванию розовых после педикюра пяточек. Нам нужен гламур, витание в эмпиреях. Помните инфантильного Бальзаминова у Островского? «Ах, маменька! Вы не знаете, какое это удовольствие - мечтать. Иногда так занесешься, даже вскрикнешь: «Эй, четверню закладывать в карету!»

- Выходит, чем активнее развивается человечество, тем дальше литература от жизни?

- Когда-то Максим Горький учил молодых писателей страны Советов, что есть два подхода к созданию литературы и прессы для народа. Буржуазный - стараться опустить тексты до уровня читателя. И советский - поднять читателя до уровня литературы. Сегодня планка снижена так, что массовая литература, как и реклама, и агитация, рассчитана на примитивные, клишированные мозги: «Самый короткий путь - прямой», «Ветеранам мы обязаны всем», «Власть должна смотреть людям в глаза!».

Тем, кто не читал чеховское «Письмо к ученому соседу», изобилующее сентенциями типа «Лошади едят овес» или «Волга впадает в Каспийское море», эти афоризмы покажутся сокровищами мысли. Но люди образованные за голову хватаются: за каких болванов нас держат? А современный пиар и рассчитан не на умников, а на мещан, которые питаются готовым запасом банальных идей, оформляя их в избитые фразы и клише. Да и журналисты, и пиарщики - люди в основном молодые, не очень начитанные. Они не подозревают, что их «находки» высмеяны еще в позапрошлом веке, а подобные услуги начальству принято называть медвежьими.

Надежда - на библиотеки

- Кстати, о забвении. Читаю в Интернете: «Долгие годы двор белореченской школы украшала аллея писателей. В 1960 году здесь были установлены бюсты Чехова, Пушкина…сейчас все разрушено, средств на восстановление не нашлось».

- Добавлю еще, что решением крайисполкома «Аллея классиков» была поставлена на госохрану в качестве объекта культурного наследия. Кстати, на эту тему в «ЛГ» вышла моя статья «Неподъемная голова» о том, как «Лев Толстой» упал на землю и порос бурьяном. Хотя классик - на то и классик, чтобы не страдать от отсутствия памятника. Память о нем - в его книгах. Страдать или хотя бы стыдиться, должны мы, козыряющие на международном уровне: «Россия - великая страна Толстого и Достоевского»! А что ж, для внутреннего потребления не нужны писатели? Похоже, предпочтение отдано телевизору. Оглупляет, опрощает, опошляет умы и сердца? Тем лучше усваиваются предвыборные лозунги и тем больше потребностей (только не духовных!) создается.

Операторами сотовой связи в нас воспитана потребность часами болтать по телефону, фармацевтами - потребность постоянно глотать таблетки, фабрикантами одежды - менять ее каждый сезон. Можно создавать новые опасности - и защищать от них. От перхоти, от микробов, от излучения сотового... Как писал Фрэнсис Бэкон: «В тяжелые времена от деловых людей толку больше, чем от добродетельных».

- То есть писатели как профессионалы абсолютно невостребованы, а Год литературы - просто очередная галочка в отчетах?

- Почему? Встречи с читателями, конкурсы, семинары, которые проводят оба Союза писателей в крае, нужны тем, кто ценит слово, хочет с ним работать, издаваться… Но, как сказал кубанский поэт Юрий Иванов: «Писать стихи - пустое дело, когда их некому читать!».

В этом году меня занесло на другую сторону света - в Латинскую Америку. Так вот в Рио-де-Жанейро поразили не статуя Христа Искупителя, не лестница Селерона, а огромное количество книжных магазинчиков. Они на каждом квартале. Маленькие, уютные книжки лежат и на стеллажах, и прямо на полу, народ роется в них часами… Да что далеко лететь: в Лондоне, на Трафальгарской площади, - 5 буксшопов! В Европе действует программа поддержки культуры, которая включает в том числе и преференции книготорговле. А у нас хоть книжками торгуй, хоть бриллиантами - налоги и аренда одинаковые!

- Но ведь совсем недавно мы покупали книги в таком количестве как никто в мире!

- В 70-х годах даже построили в краевом центре Дом книги площадью 2,6 тысячи квадратных метров и с ассортиментом в 80 тысяч наименований. Вот размах! Но не могу вспомнить, хоть убей, чем заполнялись витрины. Ведь стоял лютый библиофильский голод! Издания, особенно подписные, шли по разнарядке и в народе назывались «библиотечкой партийного работника». Но вот то, что Дом книги давал приют местным мастерам слова - «Книжная лавка кубанских писателей» продавала книжки Обойщикова, Неподобы, Абдашева, Бойко, - вспоминается с благодарностью! Ведь сегодня авторам «засвойсчетиздата» приходится стоять у памятника легендарным песикам на улице Мира или просто раздавать книжки друзьям и знакомым. Сейчас одна надежда на библиотеки: они дают писателям возможность хотя бы амбиции удовлетворять на встречах с читателями.

Жизнь продолжается!

- А какие значимые события произошли в Год литературы в жизни краснодарского представительства Союза российских писателей?

- У Владимира Рунова, Виктора Домбровского, Любови Сироты, Елены Лобановой, Юрия Гречко, Василия Вялого - у многих вышли новые книжки. Солидная подборка сочинений кубанских писателей появилась в международном журнале «Балтика», за что мы очень благодарны коллегам и сожалеем, что не можем ответить тем же: у нас нет своего литературного журнала, есть только газета «Кубанский писатель», которая держится на энтузиазме ее учредителя и редактора Светланы Макаровой. Не назовешь достижением Года литературы и то, что закрылась газета ветеранов и инвалидов «Рассвет», которую мы прозвали кубанской «литературкой», а вместе с ней единственная в России газета для творческих детей «Солнышко». Николай Замковой - редактор обеих газет - был настоящим энтузиастом, много лет отстаивал свои издания, но, увы…

Хочу закончить наш разговор приятным лично для меня событием: в Москве, в посольстве Китайской Народной Республики, мне вручили приз победителя конкурса «Эссе о Китае». Разумеется, китайский сервиз.

Так что итоги Года литературы подводить пока рано. Он продолжается и мало ли какие сюрпризы нам готовит! Надо просто работать, не суетиться, не изменять себе, не предавать других. Как говорил мудрый Лао-цзы: «Небесная сеть неощутимо редка, но из нее ничего не ускользает».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Носите ли вы защитную маску?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах