aif.ru counter
666

«Быть инвалидом - у меня такой роскоши нет». Как ветеран Чечни строит ферму

«АиФ-Юг» № 45 09/11/2016

В стране растет количество недовольных. По данным свежего опроса ВЦИОМ, сегодня жизнь устраивает лишь 48% соотечественников, в то время как в прошлом году таковых было 52%. Категорически не устраивают реалии 25% опрошенных. Остальные удовлетворены отчасти.

Сергей Юрченко - один из тех, кого кризисные настроения в плен не взяли. Он счастливо женат, воспитывает детей, создал с нуля животноводческую ферму. В прямом смысле, сделал это все - одной левой: правую руку Сергей потерял на войне в Чечне.

Дело привычки

Иван Петров, «АиФ-Юг»: Сергей, про вас легенды ходят. Говорят, одной рукой дом построили. С хозяйством в одиночку управляетесь. У меня вопрос: как? И с двумя-то руками не каждый сможет…

Сергей Юрченко
Сергей Юрченко. Фото: «Знамя труда»/ Архип Ларченко

Сергей Юрченко: Не сам дом - пристройку к нему сложил. Вырыл котлован под фундамент, цемент залил. Резервы человеческого организма безграничны. Надо лишь пробудить их, заставить работать. А прежде решить: подходит ли тебе жизнь инвалида? У меня такой роскоши нет. Хочу, чтобы жена улыбалась, дети в комфорте росли.

Вопрос: куда податься, чем заниматься, чтобы зарабатывать, для меня не стоял. Ведь что такое сельское детство? Я его провел либо в огороде, либо на ферме, там мама работала. Поэтому взял 35 соток. Приноровился управлять мотоблоком, сам сажал рассаду, сеял на однорядной сеялке с ручной тягой. Чтобы урожай снять, тут уже требовались помощники, нанимал людей. Но уперся в проблему реализации. Вырастить оказалось проще. Перекупщики сбивали цену. Обидно же: с килограмма больше имеют, чем я вложил. Подумал: зачем кормить ребят, которые палец о палец не ударили? Решил заняться животноводством - делом более для меня понятным. Получил льготный кредит. Построил ферму, купил бычков, заготовил корма. Вроде пошло дело.

Досье
Сергей Юрченко. Глава крестьянско-фермерского хозяйства. Деньги на развитие получил по госпрограмме «Начинающий фермер». Председатель Тимашевской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военных травм. Участник боевых действий в Чечне.

- Но прежде вы защитили бизнес-план, чтобы претендовать на господдержку. Эта сложность многих останавливает.

- И я сомневаюсь, сумел бы пройти этот путь во второй раз. Если б я четко представлял себе, сколько времени, нервов, энергии, это потребует… Честно - вряд ли. Государство - оно вроде и предлагает: «Давай, пробуй!» Но бюрократическая машина движение тормозит. Хотя я слышал от неглупых людей, что в этом есть своя польза. Проскакивают только самые жизнеспособные, те, кто будет работать, и очень эффективно.

- А другие неглупые люди говорят о том, что особенной заинтересованности наверху в том, чтобы реально вникать в проблемы маленьких предпринимателей, нет. Проще дело иметь с крупными монополистами, которые успешны и сами свои проблемы решают. Те же перекупщики, разоряющие селян. Годами про них говорят, а никакой защиты нет.

- Не согласен. Проблема есть, но ситуация меняется. О создании сети логистических центров уже не просто говорят, они начинают работать реально! И я верю, паразитирующих предпринимателей мы с рынка выкинем. Скоро они останутся без работы. Как председатель общественной организации знаю, каково ходить по кабинетам. Чиновников повидал всяких, но нельзя всех равнять под одну гребенку. С тем же бизнес-планом они мне помогли! В Торгово-промышленной палате сотрудница вникла, подсказала, скорректировала. В Минсельхозе не отмахнулись. Много несправедливости. Но это означает, что настойчивее надо искать противовес - справедливость. Жизнь наша - борьба. Надо бороться. Иначе мхом зарастем, и совсем будет грустно.

Зачем идти в армию?

- Но почему жизнь - непременно борьба? Особенность российского менталитета в том, чтобы создавать себе проблемы с тем, чтобы их решать. Вот вы в первую чеченскую попали по призыву, а зачем понадобилось возвращаться туда по контракту?

- Это был сознательный выбор. На тот момент очень сложная ситуация в стране сложилась. В самой «горячей» точке Кавказа многие служили по контракту. Сегодня приходится слышать о том, что «воевали ради денег». Нет! В антитеррористической операции движущей силой был не меркантильный интерес. Да, кто-то шел на войну из-за личной и бытовой неустроенности, по семейным обстоятельствам. Но большинство - потому что искренне верили в то, что помогут личным участием навести конституционный порядок. Понимаете, армия тогда была на пике развала.

В первую чеченскую, бывало, на передовую посылали парней, которые пороха не нюхали. 18-летние пацаны не были к этому готовы. Благодаря контрактникам вторая чеченская кампания велась намного профессиональнее. Больше парней вернулись домой живыми.

В первую чеченскую, бывало, на передовую посылали парней, которые пороха не нюхали. Присягу приняли - и на передовую! 18-летние пацаны не были к этому готовы. Я женат не был, меня ничто дома по рукам не связывало. У меня опыт был. Что-то внутри позвало, и я пошел. Что рискую - осознавал. И как чувствовал… Очнулся уже в госпитале. Детали не важны. Это не важно, понимаете? Главное, что пошло в зачет - благодаря контрактникам вторая чеченская кампания велась намного профессиональнее.  Больше парней вернулись домой живыми.

- Сегодня немало людей, которые считают, что незачем идти в армию. Не понимают, ради чего?

- Я как-то ехал на машине. Вижу - парень на дороге голосует. Подобрал. Разговорились. Оказалось, возвращается с призывной комиссии военкомата. И вот он сказал мне, что в армию идти не хочет. Мол, а кого защищать-то - олигархов? «А если, - спрашивает, - инвалидом стану, какая будет пенсия, как на нее прожить, кто за мной ухаживать будет?»

Я растерялся. В мою голову с детства заложено, что армию пройти каждый должен. Иначе какой же ты мужик? Тут надо понимать, что армия изменилась очень сильно. В мое время срочники подметали, мыли и так далее. Сегодня - занимаются исключительно боевой подготовкой. На кухне, в каптерке - вольнонаемные, гражданский персонал. Срок службы по призыву - год! В боевых действиях срочники не участвуют! Для этого есть профессионалы. И заметьте, не каждого на службу по контракту еще и возьмут. Мне кажется, мужчина и воин начинается не с обид на кого-то или что-то, а с личного и сокровенного. Защищают ведь свой дом, свою семью, свою землю - не потому, что за это платят или заставляют. Те, кто от военкомата бегает, на турнике, как тряпка висит. Они не думают, что защита - крепкое, надежное плечо - может потребоваться их близким?

Я родился на Луганщине. Знаете, что удивительно, до войны многие из нас, воюющие с той и с другой стороны, встречались. Одинаково мыслим, те же книги читаем, музыку слушаем. Не было ощущения, что с разных планет. И вдруг - разбитые бомбами дома...

В чем сила?

- Утверждаете, что вы - счастливы. А что дает это ощущение?

- Трудностей так много, что с пути сбиться проще простого. В свое время мне помогло то, что вернулся долгожданным. Выписался из госпиталя и почти сразу женился. С супругой мы с детства знакомы. Ждала и приняла такого, какой есть. Благодаря жене я не пропал. Было дело, на заре совместной жизни, уже и дочка родилась, я все глушил и глушил воспоминания про войну водкой, и сам себя очень жалел. И супруга ультиматум поставила: «Выбирай, Сережа, или мы…» Она жесткой быть умеет. Перевернулась душа. Стыдно стало. И пожалел я не себя, а дочку-малышку, жену-красавицу. Завязал! Скоро десять лет как. Сын родился. Пять лет мужичку. Вместе зарядку делаем, стишки учим. Хочу так воспитать его, чтобы сильным был и справедливым. Чтобы по судьбе шел, равняясь на порядочных людей. И сам человеком был, на чужую беду откликался. Считаю, повезло мне, в селе живу. Любить землю, на которой живешь, – дорогого стоит. Это такой восторг! Выйдешь на крылечко, на небо глянешь и залюбуешься. Я не понимаю, зачем люди ездят в дальние страны? Красота - она вот, здесь. А остальное - это картинки… Вот этот покой внутренний, гармония… и есть, наверное, счастье?

- Вы в Донбасс ездили с гуманитарным грузом - не могли не откликнуться?

- Я родился на Луганщине, не поехать не мог. Знаете, что удивительно, до войны многие из нас, воюющие с той и с другой стороны, встречались. Одинаково мыслим, те же книги читаем, музыку слушаем. Не было ощущения, что с разных планет. И вдруг - разбитые бомбами дома. Таблички «убежище». Детишки в детском доме… Знаете, что говорят? «Такой взрыв был, аж и теперь хочется плакать». - «Хочу, чтобы был мир. Чтобы рядом были родные». И у всех вопрос без ответа: «Когда уже это кончится?» Мне кажется, это прямо относится к вопросу о счастье. Счастливые не воюют. Им в голову такое не приходит. Они заняты простыми земными делами. На своей земле, в своей семье, в своем доме. Но войны, как известно, не люди начинают, а политики…

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах