136

Упаковка для идей. Ученый о том, что мешает внедрять новые разработки

«АиФ-Юг» № 41 12/10/2016
Александр Худокормов уверен, что российская наука вполне конкурентоспособна.
Александр Худокормов уверен, что российская наука вполне конкурентоспособна. Из личного архива

Александр Худокормов говорит, что, разговаривая с бизнесменами, сталкивается с тем, что они просто не знают об изобретениях отечественных ученых. Поэтому, считает он, необходимы какие-то площадки, где бизнес будет знакомиться с научными разработками. Второй этап - эти изобретения правильно «упаковать» для клиента, но наших ученых маркетингу никто не учил.

Микробы-экологи

Федор Пономарев, «АиФ-Юг»: «Если вы что-то не можете объяснить 6-летнему ребенку, вы сами этого не понимаете», - говорил Эйнштейн. Александр, а чем занимаетесь вы с коллегами?

Александр Худокормов: Если объединить все под одним лейблом, то это, скорее, биотехнология, причем экологическая. В последнее время к ней добавилась еще и альтернативная биоэнергетика, то есть получение энергии с помощью микроорганизмов и производство биотоплива из водорослей. В первом случае микробы разлагают органические вещества с выделением электричества. Во втором - водоросли накапливают в себе в сто раз больше масла на единицу площади, чем рапс, используемый для производства биодизеля. То есть с гектара водорослей можно получить в сто раз больше биотоплива, чем с гектара рапса. Но все-таки основное направление нашей работы - использование микроорганизмов для очистки окружающей среды. Теоретически микробы могут поедать любые созданные человеком опасные загрязнители: нефтепродукты, пестициды, вышедшие из оборота антибиотики, токсичные химикаты органической природы.

Досье
Александр Александрович Худокормов - кандидат биологических наук, доцент кафедры генетики, микробиологии и биотехнологии Кубанского государственного университета, на протяжении 17 лет занимается исследованиями в области микробиологии и биотехнологии, автор ряда патентов и более 50 научных работ.

Лет 30 назад наш профессор Эмма Викторовна Карасева одной из первых в стране внедрила метод очистки от нефтепродуктов с помощью микробов. Сначала мало кто верил, что такое вообще возможно, но она ходила по нефтяникам, объясняла, показывала, как это работает. С подачи Эммы Викторовны эта технология очистки стала дальше распространяться по всей стране.

- То есть технология, о которой вы сейчас говорите, это уже не просто научное изобретение, а реально работающий метод, которым активно пользуются?

- Конечно, это давно отлаженный биотехнологический процесс. Сейчас в мире это единственный признанный всеми экологически безопасный способ утилизации нефтесодержащих отходов. Для микроорганизмов нефть - это такой же продукт питания, как жир для других существ, они перерабатывают нефть в собственную биомассу, углекислый газ и воду. Да, часть отходов до сих пор сжигают, например на Севере, где микроорганизмы трудно внедрять. Но все равно сейчас крупные российские нефтяные проекты в той же Арктике используют этот метод очистки, ведь там настолько хрупкая экосистема, что по-другому просто нельзя.

- Александр, объясните, как это происходит на практике? Например, разлился танкер и…

- Если разлился танкер, то нефть обычно просто собирают. А у нас в крае самая крупная система транспортировки углеводородов в стране - трубопроводы идут в порты. Естественно, у некоторых появляется желание присоседиться к трубам, сделать так называемые незаконные врезки, поэтому происходят разливы. Тогда нефть собирают. Остатки, в которых содержание нефтепродуктов 5-10 г на кг почвы, что для растений уже неприемлемо, просто так не уберешь. Тогда мы подбираем микроорганизмы, которые в этом месте хорошо себя чувствуют, изучаем, как бактерии растут и что едят, выращиваем в лаборатории, затем разводим их в жидкой среде, отправляем на поля и поливаем загрязненную землю.

Кредит доверия

- Вы сейчас рассказываете о работающем методе очистки, которым активно пользуются нефтяники, но, в то же время, российскую науку часто упрекают в том, что изобрести что-то новое мы можем, а сделать готовый продукт - нет…

- Такая проблема действительно существует, ведь ученые не промышленники и не маркетологи. Это, наверное, общероссийская беда - за границей работают целые маркетинговые отделы, ученые трудятся на заказ реального производства, а не наоборот. Если производственник четко и ясно поставит перед наукой проблему, ученые решат ее. Нам нужна конкретная задача. А сейчас наука генерирует идеи, делает пилотные образцы, а создавать и упаковывать готовый продукт мы не умеем.

Мы на это просто не учились. У нас до сих пор во главе принцип: «Зачем упаковка, если есть хорошая идея?» За границей разработкой и продвижением новых технологий занимается целая индустрия маркетологов и продажников. У нас такого звена просто нет.

- Александр, почему же, на ваш взгляд, отечественный бизнес не спешит идти к ученым?

- Во-первых, у нас много зарубежных технологий, которые априори нельзя улучшать. Например, в сельском хозяйстве стоит линия по гидропонике, ее однозначно можно улучшить, все мы знаем, как это сделать. Но никто не станет, потому что есть пошагово прописанный протокол работы и гарантия производителя, и если что-то модернизировать, то ее сразу же потеряешь. Получается своеобразная экспансия технологий. Плюс до сих пор у многих уровень доверия к отечественным разработкам меньше, чем к импортным.

- А если убрать эти предрассудки, то так ли далеко на самом деле ушла зарубежная наука от нашей?

- Не знаю, как в других областях, но в экологической биотехнологии наши наработки абсолютно не уступают зарубежным аналогам. Плюс выигрывают по цене и более ориентированы на регион. Импортные препараты совсем не адаптированы под кубанские черноземы. Что касается альтернативной энергетики, то здесь примерное равенство, судя по публикациям, где-то мы немного отстаем, где-то - они. В принципе отечественная наука вполне конкурентоспособна. В последние годы вузы оснастили по федеральным программам самым современным оборудованием, и это дало значительный толчок для развития.

У нас много зарубежных технологий, которые априори нельзя улучшать. Например, в сельском хозяйстве стоит линия по гидропонике. Есть пошагово прописанный протокол работы и гарантия производителя, и если что-то модернизировать, то ее сразу же потеряешь. Получается своеобразная экспансия технологий.

- Чего же не хватает, чтобы производители повернулись, наконец, лицом к ученым и вместе уже не идеи генерировали, а продукт, готовый конкурировать на мировом рынке?

- Во-первых, доверия, чтобы промышленники знали: такие технологии в стране есть. Разговаривая с бизнесменами, порой сталкиваешься с тем, что они просто не знают о наших изобретениях. Поэтому необходимы какие-то площадки, где бизнес будет знакомиться с научными разработками и понимать, что это не просто виртуальные бумажные отчеты.

Работа на перспективу

- Раньше ученые считались элитой общества, но со временем восприятие изменилось. Что движет сейчас человеком, который целенаправленно идет в науку?

- Интерес. Мы, ученые, люди своеобразные - пока дело удовлетворяет научное любопытство, ты им занимаешься. А по поводу статуса… Тут та же ситуация, что с врачами и учителями: если ты достиг высот в профессии, то и воспринимают тебя по-другому.

- Александр, кроме исследований вы еще и преподаете. Как изменились студенты с тех пор, как вы сами окончили университет?

- Кардинально. Во-первых, они совершенно по-другому усваивают информацию, у них совершенно другая структура мышления. Нынешние студенты предпочитают не запоминать большие массивы, потому что всегда есть надежда на Интернет. С одной стороны, это плохо - они не могут сразу принять решение. С другой - решение будет уже подкреплено статистикой.

И, мне кажется, у нынешних студентов меньше самостоятельности в принятии решений, чем 20 лет назад. Правда, касается это только науки - в жизни современная молодежь более адаптирована, чем те, кто учился 20-25 лет назад. В наше время только к четвертому курсу процентов 20 работали, а сейчас многие второкурсники находят возможность себя обеспечивать, причем зачастую в той сфере, по которой учатся. 

Нынешние студенты предпочитают не запоминать большие массивы, потому что всегда есть надежда на Интернет. С одной стороны, это плохо - они не могут сразу принять решение. С другой - решение будет уже подкреплено статистикой.

- Очистка нефти - уже успешный продукт. А когда микробные батарейки и биотопливо из водорослей станут такой же обыденностью?

- Во всем мире альтернативные источники энергии если себя и окупают, то только тогда, когда срок рассчитан на десятилетия. Но это работа на будущее, ведь микроорганизмы можно использовать там, где другие источники просто недоступны. Полвека назад никто не верил в солнечные батареи, а сейчас вовсю продают зарядки для телефонов на них. Так что и здесь все впереди. Хорошо, если мы изучили хотя бы тысячную долю от возможностей микробов, может, мы еще просто не знаем, как их использовать, не обладаем нужной техникой. Но исследовать надо: если не работать на перспективу, а удовлетворять только сиюминутные потребности, то отстанешь и никогда уже не догонишь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах