248

«Я создаю легенды». Сергей Воржев - о Кубани и ее особой атмосфере

«АиФ-Юг» № 9 01/03/2016
Сергей Воржев.
Сергей Воржев. © / Из личного архива

«АиФ-Юг», Федор Пономарев: Кто же такой художник, на ваш взгляд?

Сергей Воржев: Правильнее, наверное, ответить на вопрос: зачем человек занимается искусством? Если посмотреть на людей, то окажется, что большинство работает только на унитаз и на ржавчину. Миллиарды производимых предметов в большинстве своем не нужны, но они продаются при помощи массированной рекламы, давления на мозги. У множества людей скапливаются десятки костюмов, туфель, платьев, приборов для сушки волос и чистки ушей - такой ерунды, что житель тайги рассмеялся бы, предложи ему это. Я еще не говорю об оружии и других средствах взаимного уничтожения.

И только 0,1% человеческих ресурсов тратится на производство предметов искусства. И, как ни удивительно, через каких-то 300 - 400 лет ненужные вещи устаревают, пропадают, рассыпаются в прах. А предметы искусства живут, становятся национальным достоянием. Что представляет гордость для нормального государства? Архитектура, скульптура, живопись, книги. Именно художники занимаются созданием чего-то более вечного, чем предметы потребления.

Зачем это нужно? Да потому что искусство - мощнейшей источник биологической энергии. Предметы искусства создают особое биополе, в котором человеку комфортно: он чувствует себя в равновесии, полноценно живущим на Земле, приобретает состояние особой приподнятости. Более того, места скопления произведений искусства каким-то образом обходят стороной проблемы, несчастья, катаклизмы и т. д. В пространстве, где человек общается с искусством, меняется и его судьба – улучшается будущее человека.

От временного - к вечному

- Некоторые считают искусство своеобразной машиной времени, позволяющей отправиться в любую эпоху – от сотворения мира до конца света…

- Если говорить о событийном ряде, то время едино. Нет будущего, настоящего, прошлого - есть время и пространство. И это не время движется, а мы в нем. И человеческая личность, двигаясь внутри него, может менять вектор – миновать отрицательные событийные точки и выбирать позитивные. Если человек находится в среде искусства или занимается им, то у него усиливается чувство предвидения, таким образом, он может выбирать вектор движения, который будет улучшать его судьбу. Дело в том, что у тех, кто занимается искусством, происходит некая чистка – они начинают лучше видеть сокрытое.

Не зря говорят, что если чего-то сильно хочешь, то обязательно получишь. Желая что-то хорошее, мы меняем вектор своего движения во времени и пространстве и выходим на те точки, где наши желания сбываются. Они там уже есть – нужно просто двигаться в их сторону.

В мастерской с друзьями. Фото: Из личного архива

Особый дух

- Ваше творчество называют «этническим сюрреализмом», «регионализмом» - а как называете это вы?

- Слова не всегда передают суть. Меня приглашали работать в разные страны. Я приезжал, но работать там долго не мог - начинала грызть тоска. Не удерживали ни деньги, ни потрясающие условия – я понимал, что просто прекращаю свое существование как художник. Возвращался обратно и готов был асфальт в аэропорту целовать.

Художник Ян Вермеер создавал произведения, не выходя из дома, даже этюды писал, просто глядя в окно своей комнаты - и оставил после себя очень красивые произведения. Можно сесть в самолет, мотаться по миру, вытаращив глаза, и ничего не создать. А можно передать дух какой-то определенной территории. Я на протяжении многих лет занимаюсь мифотворчеством, создаю легенду о Кубани. Эта территория достойна того, чтобы о ней были созданы мифы, в которые поверит все человечество.

Мифотворчество – это не обман, а рассказ об особом духе, витающем в этом месте. Кубань имеет многотысячелетнюю историю – здесь были первые цивилизации, античные государства, Боспорское царство. Эта земля просто наполнена историческими артефактами, овеяна невероятными событиями, и все это нужно хранить и преумножать. Потому что нация, не помнящая своих корней и не создающая мифов, обречена на смерть, на уничтожение. Пусть и звучит слишком пафосно, но это так.

Карандаш и бумага, как говорит Сергей Воржев, – самый древний и, одновременно, самый трудный вид изобразительного искусства. Фото: Из личного архива

На сцене без одежды

- Один из излюбленных мотивов вашего творчества – женщины. Но их вы чаще изображаете карандашом, а не маслом. Почему?

- Не только я, к теме женщины обращалось все человечество на протяжении всей своей истории. Женщина, пожалуй, абсолютная квинтэссенция красоты и гармонии. А карандаш и бумага – самый древний и, одновременно, самый трудный вид изобразительного искусства. В графике сразу все видно. Когда художник рисует обнаженную модель, сразу виден уровень подготовки, ремесла, и все, что есть у художника внутри. Поэтому далеко не все решаются этим заниматься – ты не модель раздеваешь, а сам снимаешь одежду и выходишь на сцену. Это сейсмограф, который передает тончайшие движения души, мозгов, сексуальных инстинктов. Я занимаюсь графикой 49 лет и только сейчас про отдельные свои вещи могу сказать – получилось неплохо.

- Сергей Дмитриевич, вы человек верующий, увлекаетесь наукой, при этом занимаетесь искусством… Как все совмещаете?

- Все это едино. Наука – это познание себя и мира, а разве вера запрещает это делать? Во всех мировых религиях есть два типа служителей: администраторы заботятся о благополучии храма или группы; фанатики твердят, что только эта вера правильная, а других надо либо обращать в нее, либо уничтожать. Чем больше толпа, тем она глупее - она делит себя по конфессиям, вероисповеданиям, тому, с какой ноги вставать и какой рукой креститься. В итоге - разрозненность, ненависть. И только мистики понимают, что на пути к Богу есть бесконечное количество тропинок. И прийти к нему, как и подняться к вершине горы, можно по любой из них.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах