4971

Селяне в депрессии: почему жители кубанских поселков уезжают в города

По данным переписи 2010 года, на Кубани в сельской местности проживают более 47% населения края. Почти половина. Причем регионы средней полосы России могли бы нам позавидовать - например, в Тверской области 60% деревень на грани вымирания. У нас же на момент переписи без людей оказалось 19 сел. Но тенденции неутешительны - рабочих мест на селе не хватает, поэтому народ все равно если не совсем перебирается в город, то каждое утро на работу отправляется в центры - районные и краевой. 

Дорог нет, работы нет, детсад закрыт 

Весной губернатор Краснодарского края Александр Ткачев поручил главам муниципалитетов до 1 сентября разработать программы развития на ближайшие пять лет. С условием, что будут учтены мнения жителей, а особое внимание уделено малым станицам и хуторам. Тогда же в своем микроблоге губернатор  написал: «Такого быть не должно, когда райцентр блестит, а в паре километров - разруха».

Сентябрь уже на исходе, кое-что из намеченного вполне можно было бы реализовать. И мы отправились проверить, как живут «те, кто не в центре», но «на виду».  

Горское, Дефановка, Молдовановка - эти села знают все, кто хоть раз ездил по Джубгинской трассе. Многие жители работают здесь же, на дороге. 

Останавливаемся в Молдовановке. Нормальных дорог нет - небольшие улочки, по которым из-за луж пройти невозможно. Дома в основном старые,  турлучные. На улицах пусто. Поэтому возвращаемся к трассе, к рыночку. Светлана, как и многие здесь, торгует медом и соленьями. С удовольствием вступает в разговор, но фамилию называть боится:

- Она слишком известная, чтобы произносить вслух, - смеется она, но потом всерьез продолжает: - Такое ощущение, что про нас забыли. Дорог нет, работы нет, детсад закрыт то ли на ремонт, то ли насовсем. Мы-то доживаем здесь свой век, а вот детей постарались отправить учиться в город. Я им даже запретила возвращаться. Раньше здесь был табаксовхоз, люди трудились, получали зарплаты. С тех пор как он развалился, село начало пустеть. Какое-то время люди держались - ездили на работу в Джубгу, в пансионаты, детские лагеря. А несколько дней назад отменили рейсовый  автобус. Такое впечатление, что нас хотят просто отрезать от мира. Я понимаю, что  нерентабельно. Но не все же измеряется деньгами! О благах цивилизации мы и думать забыли, свет отключают по нескольку раз в день. А восьмого сентября, в день выборов, электричества не было больше суток. Жители села были настолько возмущены, что решили ни за кого не голосовать. Может быть, на участок и пришли несколько человек. Но, похоже, властям это безразлично. 

Дров на пенсию не купишь

Дальше наш путь лежит через Дефановку. В отличие от соседней Молдовановки главная улица здесь заасфальтирована, дома покрепче, большинство из кирпича. В центре - школа, новая, просторная. На пятачке несколько магазинчиков. Но настроение у людей депрессивное.

И пейзажи, и настроение у селян депрессивные. Фото: Фатима Шеуджен, Юлия Бессонова

- Живу здесь уже больше 40 лет, - говорит пенсионерка Людмила Николаева. - Сейчас одна. Дочери уехали в города. Меня тоже зовут, но не хочется на старости лет что-то менять… 

Людмила по профессии ткачиха, но по специальности давно не работает. Не нужны в Дефановке ни ткачихи, ни инженеры. 

- Последние несколько лет работала в Лермонтово в аквапарке, - продолжает женщина. - Зарплата там копеечная, но больше никуда не брали. Возраст неподходящий. А на пенсию, ой, как сложно прожить. Сейчас я получаю около 6 тысяч рублей. Машина дров на зиму стоит около семи тысяч рублей.  Чтобы выжить в холода, нужно как минимум две! А это 14 тысяч рублей.  Все лето откладываю, экономлю. В магазине покупаю только хлеб, сахар, крупы. Все остальное пытаюсь на огороде вырастить - лук, картошку, помидоры, огурцы. Не всегда удается. У нас же дожди как зарядят - весь урожай гибнет. Всю жизнь работала, вставала в 6 утра, чтобы в совхоз успеть, не высыпалась. Думала, в старости хоть покой будет. 

Рынок - единственное место работы?

В надежде, что у предпринимателей жизнь лучше, возвращаемся к трассе. У Людмилы Ланг магазин. Женщина торгует медом с семейной пасеки. В бизнесе задействованы все родственники. Здесь же бегает внучка. 

На вопрос, есть ли кому передать дело, Людмила Николаевна пожимает плечами:

- Ну какое это дело? Торгашом меня сделала судьба, а вообще я по профессии инженер.

Семья Ланг переехала на Кубань в 1994 году из Узбекистана, когда в союзных республиках русские вдруг оказались чужими. Первое время жила в станице Костромской, где смогла устроиться дояркой. Вставала в три утра, домой приходила за полночь. Отдохнуть не было никакой возможности: подрастали четверо сыновей. 

Жители кубанских сел жалуются на недостаток работы и коммунальные проблемы. Фото: www.russianlook.com

- Однажды мыла ботинки сына и заметила, что они дырявые, а на дворе зима, - рассказывает Людмила Николаевна. - Я спрашиваю: «А чего же ты мне об этом не сказал?» Тот глаза потупил: «Зачем расстраивать, денег-то все равно нет». Тогда я решила действовать. Мне предложили торговать на рынке в Дефановке, пообещали зарплату побольше, я и согласилась. Вот уже 10 лет работаю, дети подросли, помогают. Свою пасеку держим, точку выкупили, расширили, а на дом так и не заработали.

На наш удивленный вопрос: «Где же вы живете?» отвечает: «Здесь, пойдемте, покажу, наверное, думаете, что у нас особняк?»

Тут же вдоль трассы, за магазином - два маленьких вагончика, в каждом из которых помещается по две кровати. Мы в недоумении. Как же зимой?

- Раньше одевались потеплее, теперь можем греться в магазине, в подсобных помещениях. Я же инженер, здесь мои знания и пригодились - провели воду, отопление.

Несмотря ни на что, Людмила Николаевна полна оптимизма:  

- Я могу своих детей учить, лечить, все остальное приложится! Были бы руки и ноги целы. 

В Советском Союзе Светлана работала учетчицей, а теперь продавщица. Фото: Фатима Шеуджен, Юлия Бессонова

О советском прошлом любят вспоминать и в селе Горском:

- Золотое было время, здесь был и колхоз, и совхоз, - говорит Светлана Мотосян, тоже продавщица меда. - Я работала учетчицей, и как-то меня наградили путевкой в Прибалтику. Представляете, какое это было для меня счастье! Я понимала, что мой труд не просто нужен, но и вознагражден! Была мотивация хорошо работать. Уезжать отсюда не думала никогда: море рядом, в поселке полно молодежи, хороший клуб. Но с крахом Союза все развалилось и у нас. Люди стараются своих детей выучить и в город отправить. Рынок - единственное место работы. Каково в любую погоду стоять на трассе, дышать выхлопными газами и ничего кроме дороги не видеть?! У нас даже школу закрыли: ребят мало, их возят на вахте в Дефановку. Как вы думаете, есть перспектива у села, где даже детей почти не осталось?

Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края:

- В последние годы растет миграция населения из села в город. Говорят, это неизбежно. Что, на самом деле, неправда. Во многих странах - обратный процесс. Люди предпочитают жить в экологически чистых, удаленных от производства местах. Хотя и работают зачастую в городах. 

Поэтому когда мы говорим о развитии села, это не дань каким-то советским традициям. Люди должны жить комфортно в любой точке края. Хорошая дорога, качественный общественный транспорт, школа, газ, свет, широкополосный Интернет и местный клуб - все это должно быть в каждом населенном пункте. И неважно, сколько там живет людей - 5 тысяч или всего 50 человек.

Одним из главных атрибутов комфортного жилья стало наличие в нем газа. Ведь голубое топливо - это признак цивилизации. Газовые плиты, колонки, обогреватели в жилых домах и на дачах - все это уже настолько привычно, что нам сложно даже представить другие условия жизни. Но только тем, у кого это есть. На сегодня газифицировано более 80% территории Кубани. Но у нас есть территории, где люди о газе пока только мечтают. Например, в Туапсинском районе газификация составляет всего 7%. Раньше мы эту проблему решить не могли: там просто не было газа. Сегодня с помощью уникального проекта у нас такая возможность наконец-то появилась. И мы ее будем активно использовать. Мы рассчитываем в течение пяти лет полностью закрыть последние «белые пятна» на карте газоснабжения.


ЦИФРЫ

  • 1719 сельских населенных пунктов числится на Кубани.
  •  Из них - 229 станиц, 254 села, 461 поселок, 761 хутор и 14 аулов. 
  • 148 поселений отнесены в разряд проблемных или умирающих.
  • В 19 населенных пунктах не осталось ни одного жителя. 
  • В 51 хуторе или селе проживают от одного до десяти человек. 
  • В 287 насчитывается от 11 до 100 человек.
  • 617 населенных пунктов, где в среднем живут от 100 до 500 сельчан.

(данные на май 2012 года). 


Павел Золотай, специалист по истории экономики:

- Все, что говорят о богатой сельской Кубани, - это миф, лубочная картинка. Раньше были заселены даже территории вокруг глухих речек, там стояли аулы. Потом царские войска во время Кавказской войны разрушили поселения. Только-только начали осваиваться земли по-новому, грянула революция. Снова хутора и станицы обезлюдели. В советское время начали укрупнять колхозы, мелкие населенные пункты постепенно приходили в упадок.

Сейчас другие проблемы. Много говорится про то, что Кубань будет прирастать селом, в это будут вкладываться инвестиции. Возможно, большие станицы процветают. Но инфраструктура удаленных сел только ухудшается. Дороги ветшают. А ведь это важный объект для села. Не будет транспортной доступности - село умрет. Демографическая проблема тоже набирает обороты. Лет 40 назад  в некоторых станицах в школах мест для учеников не хватало. Сегодня есть такие хутора, где детей настолько мало, что их дешевле возить учиться в соседний населенный пункт. Молодежь уезжает из села, нет притока новой крови. 

Понятно, что в город едут за лучшей жизнью. Ведь основная проблема - отсутствие рабочих мест. А те, кто остался в селе, занимаются перепродажами. Земледелие сегодня мало кому интересно. Это все-таки процесс тяжелый и долгий. А в магазинах привозные овощи по вполне доступным ценам круглый год. Вот тут-то и возникает вопрос: какого они качества? А вот качественный продукт для себя мы должны производить сами. Для этого нужна целенаправленная программа развития, инвестиции, мотивация. Уверен, что на бумаге все это есть. Неплохо бы начать реализовывать и в жизни. 


Анатолий Поляков, заслуженный работник культуры Кубани:

- Главное, на чем держится страна, - наша культура. Это основной стержень, от которого зависит развитие и села, и города. Раньше почти в каждом хуторе были дома культуры. И в страду, и в праздники в любой дальний уголок края  выезжали агитбригады с концертами и представлениями. Чтобы поднять дух тружеников, поддержать их. Жизнь бурлила. У людей была работа, возможность хорошо отдохнуть. Они чувствовали себя значимыми. К сожалению, это в прошлом. Рабочих мест на селе нет. Что уж говорить о клубах, которые сегодня в плачевном состоянии. Но и в них теплится жизнь. Проедьтесь по станицам - даже в обветшалых домах культуры есть и библиотека, и какие-то кружки. Возьмем, к примеру, наш елизаветинский клуб. У нас толпятся практически все станичники от 3 лет и до 83. Людям все равно, где жить - было бы чем заняться. Создайте им рабочие места, обеспечьте досуг, и никто из деревень уезжать не будет - жизнь снова будет бить ключом. 


Дмитрий Лопатин, ученый-изобретатель:

- Тенденция к сокращению числа сельских жителей наблюдается не только в России, но и в других странах. Но нигде это явление так не драматизируют, как у нас. К примеру, в Германии и Канаде всего 2% жителей занимаются сельским хозяйством. Но производимой продукции хватает даже на экспорт. Дело в том, что там высокий уровень технологий, оборудования, хозяйства механизированы. И не нуждаются в большом количестве людей. Все остальное население живет в городах. Наши люди тоже уезжают в город. Но не от хорошей жизни. Зарплаты на селе маленькие, хозяйства закрываются из-за нерентабельности. Технологии еще позапрошлого века, и эффективность невысокая. Села остаются пустыми. Вот что с ними делать? Насильно возвращать людей на землю? Это не решение проблемы. Нужно поднимать рентабельность сельского хозяйства за счет новых технологий. Необходима поддержка государства (в Канаде и Германии фермерские хозяйства дотированные). И тогда люди сами захотят остаться на земле. Пусть их будет немного. Но это будет совсем другое село, с более высоким уровнем жизни. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах