1601

«Абы как трудиться не умели». Как девушки ковали Победу в тылу

Сюжет Война глазами детей
Девочки-подростки трудились в тылу на благо Родины до изнеможения.
Девочки-подростки трудились в тылу на благо Родины до изнеможения. Госархив Краснодарского края

Не зря говорят, что Победа ковалась не только на фронте. И в тылу всё было как на войне: ни дети, ни взрослые себя не щадили. Кубань всегда была главной житницей страны. И в военные годы отправляла на фронт продовольствие. Вера Коробка из станицы Новотитаровской вместе с 16-17-летними ровесницами работала в поле от темна до темна, до изнеможения. За то, что не жалела себя, получила государственную награду: медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». О цене медали и о том, что давало силы пережить лишения, она рассказала «АиФ-Юг».

Чудом не расстреляли

«В конце мая 1941 года закончилась учёба в школе, я окончила четвёртый класс с грамотой «За отличные успехи и примерное поведение», - вспоминает Вера Васильевна. - И мы поехали из Москвы на Кубань, в станицу Медведовскую. На лето, к маминой сестре. А 22 июня началась война.

Война, а в полях началась уборка. Я пошла работать в колхоз. Трудилась на току, где переворачивали, веяли зерно. И в поле работали, пололи свёклу, кукурузу. Школьники - вместе со взрослыми - наравне. В августе 1942 года война дошла и до нас.

Наши отступали. Чтобы не достались немцам, взрывали мельницы, маслобойки. Мы с девчонками бегали, собирали недогоревшие зерно и семечки. Узнали, что в первой бригаде разорили пасеку. Я взяла железный пятилитровый чайник (мы, когда ехали из Москвы в поезде, набирали в него кипяток для чая на больших станциях). И вот мы с подругой пошли за мёдом. Конечно, пчёлы нас покусали. Но мёда с вощиной мы набрали. Я решила терпеть до дома, а подруга стала мёд сразу есть, на ходу. И пчела ужалила её за язык, он у неё распух. Помню, она не может говорить, что-то лопочет, а я хохочу. И она хохочет. Больно, но смешно. Так и шли, ухахатывались.

Мы плакали, но шли в поле и делали всё, что нужно.

Но когда стали подходить к станице, нам стало резко не до смеха. Потому что увидели: навстречу идут немцы. И идут, и едут на машинах, на мотоциклах. Мы испугались, отбежали от дороги подальше. Долго домой добирались - перебежками, прячась, пережидая… У колодца, который был возле нашего дома, я увидела много немцев с подводами. Некоторые из них поили колодезной водой лошадей, другие хозяйничали в нашем огороде, рубили кукурузу. Я проскочила в хату, а мама стала сразу мазать мне лицо сажей, чтобы пострашнее была, ведь мне уже 16 исполнилось.

Но вот наступил февраль 1943-го. И вдруг рано утром к нам заходят наши красноармейцы в полушубках. Сколько радости было! Ведь сколько терпели унижений, страха во время оккупации! Маму чуть не расстреляли, чудом обошлось. И ведь всё-всё у нас отобрали, и корову, и даже курочек».

У юности своя логика

«Но пришли наши. И вот весна наступила, - вспоминает Вера Васильевна. - Снова началась работа в колхозе. Нас, молодёжь, позвали на собрание и объявили, что мы все будем работать в дальней бригаде за 12 км от станицы. Там и жить нам. Полагался в неделю один выходной. Но когда идёт жатва, не до отдыха. Нужно было убрать хлеб.

Работники - подростки да старики. Машин нет. Хлеб вывозили на быках, часто впрягали и коров. Один раз даже на верблюде возили! Не знаю, откуда он появился в нашем колхозе. Диковинный был для нас зверь. И очень упрямый. Если он ляжет на дороге, то с места не сдвинешь. Встанет, когда сам захочет, а в тебя ещё и плюнет. Верблюд - плохой помощник. Лошади, самые привычные и подходящие для села, были в дефиците. Очень долго убирали хлеб. Работали от темна до темна. Утром на работу вставать не хочется, глаза не открываются. Но вставали и шли с песней: «А ну-ка, девушки! А ну, красавицы! Пускай поёт о нас страна!».

Было нам по 16-17 лет. Поужинали и, кажется: вот в кровать упаду и буду спать! Но… откуда силы брались? Наша самая боевая подружка, Лариса Антипова, подзуживала: «Девчата, а давайте сходим в станицу, ведь там сейчас яблоки, жердели поспели?». И так вдруг захочется… Не знаю, чего больше: яблок ли или приключений? Потушим лампу, будто спать легли, а сами тихонечко на цыпочках удираем из бригады.

12 километров до станицы в один конец! Зачем?! У юности своя логика. Чтобы просто… Пройтись ночью по своим улицам, посмеяться, песни в дороге попеть, вот зачем. Утром работницы из нас, конечно, никудышные. Раскачивали себя, настраивались на работу любимой песней: «А ну-ка, девушки…». Бригадир смекнул, что дело нечисто. Однажды ночью он нас выследил, догнал на велосипеде, развернул и погнал назад. Было большое собрание, ох, как же нам досталось «на орехи»! И нам было горько и стыдно. Идёт война, наш труд нужен фронту, Победе. И труд отличный, а не тяп-ляп… Но, поверьте, абы как мы и не умели. Мы старались, плакали иногда, но шли в поле и делали всё, что нужно, через не могу. Мы мечтали о Победе и очень старались.

В 1947 году мне исполнилось 19 лет. Мне вручили медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Оставить комментарий (0)

Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах