aif.ru counter
159

Спасатели. Когда профессия - подвиг

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ - Юг» 03/08/2011

Разгребать завалы и вытаскивать людей с того света - этому занятию Федор Погосян посвятил полжизни.

В свое время водил в горы министра Шойгу и возглавлял первую на Кубани службу спасения.

Сегодня заслуженному спасателю уже за 70. На наш вопрос «Как здоровье?» - отвечает уверенно: «Железобетонно!» Не задерживаясь у лифта, по-молодецки - пешком - поднимается на пятый этаж в редакционный пресс-центр.

Как это было

- Не верится, что еще лет пятнадцать назад об аварийно-спасательных службах мы знали только из американских фильмов. Первые подразделения по типу «911» в российских городах стали появляться в конце 90-х. Как раньше обходилась страна без спасателей?

- Вы имеете в виду муниципальные службы спасения, которые сегодня работают практически во всех городах? Кстати, на Кубани одна из первых была открыта в Краснодаре. Проект едва не погряз в бюрократическом болоте, ровно год понадобился для того, чтобы убедить чиновников в его необходимости.

Что же касается системы МЧС, то она в России появилась сразу после распада Союза. Тогда-то впервые мы, спасатели-общественники, смогли, занимаясь любимым делом, получать за это деньги и небольшие льготы от государства. А до этого все держалось на энтузиастах.

Мое поколение начинало свою деятельность с инструкторов туристских клубов, которые раньше имели государственную поддержку. Разрабатывали горные маршруты, сопровождали туристов в экспедициях, а спасательские функции шли в нагрузку и не оплачивались.

Потому многие из нас, обзаведясь семьями, эту романтику бросали, уходили на заводы и фабрики, где платили больше. Но оставался костяк ребят, которым удавалось совмещать обе профессии: по диплому и по призванию. В моей трудовой каких только специальностей нет: специалист по бурению нефтяных скважин, строитель, столяр и т. д. В то время было так. Если где-то стихийное бедствие, нас, спасателей-общественников, отзывали с производства. И мы бросали все, на свои деньги закупали провизию и мчались в зону ЧС.

Тогда вообще многое совершалось за идею. В 60-е был массовый призыв ехать на БАМ, а у нас была своя «фишка» - строить базу «Лаго-Наки». Сами выбрали подходящее урочище. Добирались туда по узкоколейке, а потом еще пешком километров двадцать с 40-килограммовыми рюкзаками за спиной. Бревна возили на лошадях, а ночевать приходилось в самодельных шалашах. Так, собственно, и появилась там первая база. Потом ее передали на баланс государства, туристыстали ходить.

- Кстати, о туристах. Почему все чаще слышно о несчастных случаях в горах?

- В наше время изменилась психология и уровень ответственности у восходителей. Ради чего они идут в горы? Люди сознательно ищут приключения в погоне за адреналином. Это стремление изо всех сил поддерживается рекламой, воспевающей экстремальные ситуации и смертельный риск.Это нынче модно. И МЧС не имеет права не пускать туристов и альпинистов куда-либо, поскольку у нас в стране свобода передвижения. Но возмущает другое.

Многие, прежде чем отправиться в путешествие, даже не удосуживаются зайти в спасотряд и оставить о себе информацию. Вспоминают о нашем брате только тогда, когда жизнь уже висит на волоске. То же самое происходит с теми, кто отправляется в лес за грибами, не имея ни малейшего представления об элементарных правилах поведения в незнакомом месте. Кому нужны такие подвиги?!

Отказал министру, отбил боевиков

- Федор Львович, а правда, что Сергей Шойгу ходил в поход под вашим руководством?

- Было дело. Уже не вспомню, в каком году знакомство произошло в горах Домбая, куда он, молодой жизнерадостный паренек, приехал с группой туристов провести отпуск. Я был старшим инструктором и водил их по маршруту. Откуда мне тогда было знать, что со мной идет будущий министр. Естественно, этой встрече не придал значения. В следующий раз нам довелось встретиться, когда он был уже в должности.

В Северной Осетии вместе вытаскивали из-под снежной лавины людей. Разница была только в том, что мы с ребятами к месту происшествия шли пешком 25 км, а он на вертолете прибыл. А однажды, когда я участвовал в подготовке соревнований среди спасателей, ко мне подходят люди и говорят: «Шойгу хочет посмотреть на скальный маршрут, где будут проходить состязания». Мне ничего не оставалось, как тактично отказать. Ведь рассекретить маршрут значило потерять смысл всего мероприятия. Шойгу сам ко мне подходил, разговаривал, но в итоге со мной согласился.

- А какая спасательная операция вам запомнилась больше всего?

- Помню начало первой чеченской кампании. На третий день со сводным отрядом мы были уже на месте боевых действий. Официально нас отправляли восстанавливать дома после бомбежек. Но какие там дома! Людей нужно было спасать. Приспособили свои машины под кареты «скорой».

Собирали раненых на улицах опустевшего города и везли в медпункт, который располагался в здании консервного завода. Оттуда самых тяжелых распределяли по больницам. В любой момент могли попасть под обстрел, потому нам дали команду работать в бронежилетах. Но это было невозможно: 20 килограммов лишних таскать на себе!

Пришлось закинуть куда подальше. А вскоре нас остановили боевики. Мы везли истекающих кровью солдат, счет шел на секунды. Чего стоило в тот момент уговорить отпустить нас. На «гражданке» тоже всякое повидали. Народ умудрялся застревать в унитазах, падать в водостоки, и везде мы спешили на помощь. 

Неженское дело

- Для моряков женщина на корабле - беда, а в спасатели берут представительниц прекрасного пола?

- Бог с вами! Спасатель - это солдат-универсал, который должен уметь оказывать помощь и в горах, и под водой, и на воде, и в техногенных катастрофах. Если женщина сможет это осилить, это уже не женщина, а, простите, ломовая лошадь. Рвение слабого пола уравнять себя с мужиками в нашей профессии неоправданно. Да и стоит появиться женщине в мужском коллективе - вся дисциплина насмарку.

Кстати, из-за одной барышни однажды сам чуть не отправился на тот свет. Сорвалась в пропасть и два часа висела на тросе. Когда за ней спустился, находясь в состоянии шока, она ножом перерезала мою страховку.

Хорошо, падать было невысоко - метров 150. Оклемался спустя две недели. К счастью, жив-здоров, по сей день себя прекрасно чувствую!

ДОСЬЕ

Родился в 1938 году в Ереване. Окончил Краснодарский политехнический техникум по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин». В 90-е был начальником Северокавказского регионального поисково-спасательного отряда, до ухода на пенсию работал замом в краснодарской службе спасения. Заслуженный спасатель России. Женат, воспитал сына.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество