aif.ru counter
43

Крестная мать. Казачка удочерила беженку из Баку, которая на 16 лет ее старше

В 90-е со страной что-то случилось. Жили-были на одной лестничной клетке в Баку добрые соседи. Одалживали друг у друга соль, вместе справляли дни рождения. А потом город раскололся на враждебные нации. Вдруг оказалось, что армянской семье Мартиросовых в родном городе нет места.

- Лю-ю-ся-я-я!!! Не пу-ущ-у-у! - голосила азербайджанка тетя Лейла. - И куда ты смотришь, Мамед? Или мой сын не мужчина?!

Мамед виновато отводил глаза. Он точно знал, что оставаться Мартиросовым нельзя. Потому и достал машину, чтобы отвезти соседей на вокзал…

Беженцы

В Армении не прижились - не знали родного языка и обычаев. В Подмосковье у родственников не уместились: 18 человек на две комнаты! И тогда старшая дочь Люси (так домашние зовут Луизу Адамовну) с мужем и детьми отправилась «в разведку» на Кубань. В Северской жил старинный приятель Миша Гладких, письмо прислал: «Земля богатая, работа есть. Поживете у меня, а там видно будет».

За беженским житьем-бытьем улица следила пристрастно. Настороженность сменилась одобрением: ишь, работяги! Когда в одной хате на улице умер хозяин, завздыхали: эка жалость, что у беженцев денег нет. Кто-то предложил:

- А что если… Станичники, пускайте шапку по кругу!

Вскоре сияющие от счастья беженцы переносили в хату нехитрые пожитки. Купили печенья. Чай приготовились пить по очереди. На четверых - семь ложек, три тарелки и одна кружка...

- Эй, хозяева! - весело позвали с улицы, - принимайте гостей!

Соседи тащили чайники, ведра, тазики, постельное белье и стулья. Лариса сбегала на почту и отбила телеграмму: «Приезжайте, у нас теперь есть свой дом!» Ашот Семенович и Луиза Адамовна тут же засобирались в путь.

Дорогу Люся перенесла плохо. Уж два дня как приехали, а в ушах все лязгают рельсы. И тут она услышала дивную песню. «Ой в вишневому саду там соловейко щебетал, - выводил высокий женский голос, - до дому я просылася, а вин мене все не пускал...» У Люси защемило сердце, на глазах заблестели слезы. Через час, с тарелкой горячих пирожков, она стучалась в соседскую калитку. На следующее утро в калитку Мартиросовых стучалась Рая Цуприкова - так звали певунью.

- А я вам к завтраку картошечки молоденькой со своего огорода отварила - с укропчиком да сметанкой...

Так 18 лет назад они и подружились. Женщины выяснили, что несмотря на разницу в возрасте (Рая на 16 лет младше) они похожи, и главное, что их объединяет - это большая и светлая любовь к мужьям.

Женское счастье

Рая - коренная кубанская казачка. Корову доить, корм задать, огород прополоть - это чуть не с пеленок. На покосе намахается еле ноги переставлят, а отец командует дочерям: «А ну, девчата, запевай! - И затягивает: «Нэсэ Галя воду...» Очень песню любил, и Раю приохотил. И то сказать, от доброй песни и усталость меньше.

Рае 17 было, когда отец умер, а мама тяжело заболела. Выучиться на артистку не пришлось. Но звонкий голос пригодился - завклубом назначили. По выходным приезжала передвижная киноустановка, киномеханик Виктор - женатый 32-летний красавец, заряжал кино.

- Мне 20 было, но при нем рта открыть не могла - как девочка, - Рассказывает Раиса. - Виктор, сталкиваясь со мной, становился мрачнее тучи и тянулся за сигаретами. Такие «отношения» у нас продолжались год, а потом он вдруг говорит: «Чего там, я с женой развелся! Выходи за меня, и все дела!» Так и поженились.

На второй день после свадьбы поехали на участок, который купили, копать яму под фундамент. Так хотелось иметь собственный дом!

Через девять месяцев Рая родила дочку. А в 39 лет ее счастье закончилось. Умер Виктор. А дальше что? Дочка замуж выскочила, внучку родила и живет отдельно.

- Грех жаловаться, но трудно жить, когда нет главного – любви. Иной раз такая тоска подступит - хоть кричи! – с извиняющейся улыбкой говорит Рая, - тогда я пою...

- Рая, как я тебя понимаю, - вступает в разговор Люся. – В моем роду любовь всегда почиталась превыше всего на свете. Бабушка была знатного рода, а полюбила бедного музыканта. 15 сыновей ему родила! Но мой отец - единственный дожил до старости.

Она часто вспоминала сына Давида - он умер в 18 лет, на следующий день после собственной свадьбы. Родители 16-летней вдовы получили калым от пожилого вдовца. Да только Гюля сбежала. Бабушка до конца жизни Гюлю вспоминала и папе всегда говорила, чтобы он Аннушку - мою маму берег. Говорила, что только двух женщин видела на свете, которые по-настоящему любили, и обе они - ее невестки.

Аннушка трагически погибла в мае 44-го. Четверо детишек осиротели. Люсе было пять лет, старшая. Отец на работе. Бабушке было 122 года. Кроме маленькой Люси некому было стирать, готовить, присматривать за младшими и «держать» дом. 

- Хорошая жизнь настала, только когда я замуж за Ашота вышла. Это его старшая сестра меня разглядела. Остановила на улице с расспросами: кто я, чья... А назавтра Ашот пришел свататься! Я на него посмотрела и сразу поняла, что любить буду до конца дней. Потому что у него нет  недостатков! Он на меня никогда голос не повысил, всю жизнь работал, старался, чтобы семья не нуждалась. Дочкам образование дали. Внуки ласковые, уважительные растут. Спасибо Господу!

Буду мамой!

Однажды Рая обратила внимание: Люся Господа поминает, а крестика не носит. Оказалось, подруга просто не знает, крещенная ли она? Мама рано умерла, а потом спрашивать было не у кого. Рая отправилась за консультацией в местный храм.

- Батюшка сказал, нужно креститься. Я уж и крестик купила. Стану тебе крестной матерью!

Крестины состоялись 5 ноября, в 2000 году. Выйдя из храма, подружки переглянулись и... расплакались.

- Вытри слезы, доченька, - приказала Рая.

А Люся разрыдалась пуще. С тех пор, как умерла мама, доченькой ее не называл никто.

Ашот Семенович болел, но так волновался, что лежать не смог. Поднялся, вышел на веранду - не возвращается ли красавица жена? И упал, обессиленный. С того дня он больше не поднимался.

- На кого ты меня покидаешь, - рыдала Луиза Адамовна.

- У тебя есть Рая, - твердо отвечал он, держись ее... Такие были его последние слова.

Люсин зять взял столярные инструменты и проделал в изгороди калитку - чтобы подружкам было легче ходить друг к другу.

Рае уже 58 лет, но о пенсии она не думает. Работа держит в тонусе, разбавляет тоску одиночества. Кажется, совсем еще недавно ее утро начиналось с улыбки Люси. Привычная вставать спозаранку, Люся будила свою мамочку, чтоб та не опоздала на работу. Рая, возвращаясь домой, первым делом заглядывала к крестнице.

Вечерами они рыдали над передачей «Жди меня» или пытались предугадать развитие очередного  сериала. Но годы идут, здоровье подводит. Люся перенесла тяжелую операцию и все больше лежит. Рая ходит с тростью, труден порой каждый шаг. Но петли на заветной калитке не заржавеют – Рая никогда не забывает поинтересоваться, как прошел день у крестницы. Самое любимое занятие  подруг - вспоминать, как счастливы они были когда-то…

ОТ РЕДАКЦИИ

Вместе с Мартиросовыми из Баку в Армению бежали родственники – семья родной сестры Луизы Адамовны. После того как Мартиросовы выехали в Подмосковье, контакт оборвался. Все что удалось выяснить Луизе Адамовне, родственники также не нашли счастья в Армении.

По слухам, сын Марии Адамовны Оганесян - Николай, забрал маму в Санкт-Петрбург. Предположительно, Николай Оганесян проживал в Питере на проспекте Гагарина.

Луиза Адамовна мечтает увидеть сестру, узнать хоть что-то о ее судьбе.

Мария Адамовна Оганесян родилась в 1940 году, у нее четверо детей, дочь и три сына. Быть может, кто-то из них откликнется…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество