aif.ru counter
154

На Кубани из уголовного дела о гибели призывника исчезла статья обвинения

Фото: russianlook

Смертельная физзарядка

Летом 2011 года 21-летний Орловский выпускник-отличник Ливенского филиала Орел ГТУ Дима Дмитриев был призван для прохождения воинской службы в Новороссийске. Спустя два месяца маме Димы позвонили с сообщением: ее сын внезапно скончался от ишемической болезни сердца. Светлана Николаевна звонку сразу не поверила. Дима был здоров, играл в футбол, проблем с сердцем никогда не было…

Женщину предупредили, что тело привезут в цинковом гробу, вскрывать его запрещается. Запреты не смогли остановить мать… На ногах, лице и груди у погибшего Димы она с ужасом увидела большие гематомы.

Из материалов уголовного дела: «Около 4 часов 25 августа 2011 года в помещении, предназначенном для временного размещения личного состава 78 отдельного взвода охраны 124 комендатуры охраны и обслуживания в в/ч 99608, дислоцированной в г. Новороссийске Краснодарского края, матрос Горбунов, (…) желая подчинить (…) матросов Дмитриева, Долбинева, Зимина, Логинова и Штоль своему влиянию (…) унижая их честь и достоинство, учинил (…) действия, связанные с издевательством и сопряженные с насилием…»

31 января оставшиеся в живых Зимин, Логинов, Штоль и Долбинев рассказали в суде, как все было. 25 августа 2011 года около четырех часов утра они проснулись по команде Горбунова: «Подъем!» Горбунов сказал: «Один из ваших товарищей не сдал зачет. Поэтому я вас всех поднял и построил».

Все поняли, что имеется в виду зачет по Воинскому Уставу, который не смог сдать Логинов. Горбунов построил их в кубрике в две шеренги полукругом и заставил приседать, обнявшись «братским хватом», при этом они чувствовали запах алкоголя, исходящий от него (из показаний Горбунова, данных на предварительном следствии, в ту ночь ему «не спалось», в связи с чем он решил «убыть за пределы части» и «купить алкогольный напиток «Блейзер» объемом 1,5 литра», который выпил).

Пока военнослужащие приседали, Горбунов поочередно наносил им удары кулаком правой руки, каждому потерпевшему удар пришелся в область грудной клетки. Дмитриев стоял между Зиминым и Штолем. После удара Горбунова, Зимин почувствовал, что Дмитриев обмяк, с трудом присел по команде Горбунова и упал…

Дело «похудело» на одну статью

Судебно-медицинское исследование установило, что смерть Дмитриева – насильственная.

Из-за удара произошла рефлекторная остановка сердца. Помимо повреждений, оставшихся от удара в грудь, экспертиза зафиксировала множественные закрытые повреждения шеи, груди, живота,  рук и ног… Незадолго до смерти Дима был сильно избит.

Если бы он не получил удара в грудь, повлекшего смерть, у него была бы как минимум одна серьезная медицинская проблема – отбитая почка.

Поначалу, давая объяснения, участники этой истории бессовестно врали, пытаясь представить случившееся за сердечный приступ. Мол, Дмитриеву стало плохо, он ворочался на койке, хрипел и задыхался. Горбунов пытался ему помочь – делал массаж сердца - не помогло...

Тем не менее, уголовное дело было возбуждено, а Горбунову предъявлено обвинение по двум статьям: ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть, - до 15 лет лишения свободы) и ч. 3 ст. 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, повлекшее тяжкие последствия, - до 10 лет лишения свободы).

В середине ноября 2011 года Светлане Николаевне позвонил некий «следователь».  Сказал, что родители обвиняемого «хотят уладить этот вопрос» и предложил деньги. Разумеется, от «выгодного предложения» Дмитриева отказалась. Две недели прошло – какое совпадение – и из обвинения «исчезла» одна из двух статей УК, а именно – ч. 4 ст. 111 УК.

Светлана Николаевна, опасаясь, что убийца сможет избежать ответственности за преступление, обратилась за помощью в фонд «Право Матери». Обвинение, предъявленное Горбунову не смутило суд. Зато – возмутило сотрудников фонда.

Юрист Оксана Козлова заявила ходатайство о перерыве в предварительном слушании, возвращении дела прокурору для возврата необоснованно исключенной из обвинения 111-й статьи УК. Однако судья Новороссийского гарнизонного военного суда Юрий Королев в удовлетворении ходатайства отказал.

Против удовлетворения также возражала адвокат обвиняемого (что понятно), и… государственный обвинитель Антон Лейко – а уж он-то, казалось бы, должен быть с потерпевшей на одной стороне?

Юристы фонда предпринимают для восстановления справедливости все возможное. Суд тем временем рассматривает дело в рамках предъявленного обвинения по 335-й статье.

Дело совершенно мучительной категории

Свидетели дают в суде показания. Один из матросов «стоял напротив Дмитриева» и видел, что нанесенный ему удар был сильный, «с размаху». Другой матрос рассказал, что когда Диме стало плохо, он бегал за водой для него, а также – докладывать на КПП.

Почему никто сразу не доложил о неуставных отношениях? Почему врали, что парню «вдруг» «стало плохо»?

Отвеыт: «Испугался», «Растерялись», «Боялись испортить отношения со старослужащими»…

Суд заслушал показания судебно-медицинского эксперта Вадима Сурнина. Он объяснил механизм рефлекторной остановки сердца. Важна не только сила удара, но и момент – если ударить человека в определенный момент работы сердца, смерть неминуема.

Юрист Фонда «Право Матери» Зарема Юсупова попросила уточнить:

- Я правильно понимаю, что потерпевшие, оставшиеся в живых, просто случайно избежали смерти?

- Да, если бы удар Горбунова пришелся на определенный момент работы их сердца, тоже был бы летальный исход, - ответил эксперт.

Дело, повторимся, рассматривается по 335-й статье «нарушение уставных правил…»

Категорию таких дел в фонде «Права Матери» квалифицируют как «совершенно мучительную». Рефлекторные остановки сердца случаются в нашей армии с пугающим постоянством.

В год в фонд обращаются не меньше четырех мам, чьи сыновья погибли по этой причине. Многие военнослужащие владеют приемами рукопашного боя, знают, куда ударить, чтобы «вырубить». Но доказать, что преступления совершаются умышленно, невероятно сложно.

Юристы «Право Матери» рассказывают, как занимались рефлекторной остановкой сердца Жени Каргашина. Суд прошел в воинской части, во Владивостоке. Приговора добились «приемлемого»: 5 лет строгого режима.

Но прокуратура посчитала наказание мягким, подала на апелляцию. Коллегия из трех судей, рассматривавшая дело, переквалифицировала его, и убийца получил… 2 года поселения.

Кому же выгодна мягкая интерпретация таких преступлений?

Безопасность не гарантируется...

По данным Фонда «Право матери», ежегодно у нас в армии погибает порядка трех тысяч человек.

Председатель российского Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова, в интервью порталу Firstnews высказала мнение о том, что большая часть преступлений от общественности скрывается. «(…) далеко не всё действительно серьёзное и системное становится известным….» 

Государство не гарантирует своим гражданам, призываемым на военную службу, безопасности. Примечательно, что заместитель Министра обороны России Николай Панков видит в этом не проблемы самого ведомства, а… «влияние улицы».

Призывники тащат в армию «навыки общения», приобретенные в экстремистских движениях. Это разлагает воинскую дисциплину, пишет портал sluzhba.net.

Противостоять злу, по мнению Панкова, нужно воспитывая патриотизм. Начинать следует с… детских игрушек, сделанных по образцу реально существующей военной техники отечественного производства...

Но поколение, которое пойдет в армию, наигравшись правильными «танчиками», еще должно вырасти. А что же делать тем (с теми), кто служит сегодня? Минобороны вразумительных ответов не дает. Между тем простой способ известен каждому, кто служил.

Удары в грудь -  популярный прием у «дедов», на их языке это «бить в бубен» или «бить в душу». От таких ударов гарантированно остаются синяки. 

- Дедовщина проистекает из бездействия младших офицеров, - считает Алексей, отслуживший в ВДВ. - Вместо того, чтобы следить за порядком, они отдают всё на откуп дедам. Внимательный командир, чтобы узнать, есть ли в рядах подразделения рукоприкладство, периодически строит солдат и дает команду расстегнуть форму… Если офицеры нормальные, то нет никакой дедовщины!

Воинские части - закрытые структуры.

Солдаты чаще всего запуганы и за помощью не обращаются. К тому же «стукачество» карается старослужащими. Особо тяжкие преступления, конечно, потом не скрыть. Но умалить их вполне возможно… Для того, например, чтобы подразделение (часть) не была хуже чем другие».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах