aif.ru counter
91

Глухая власть. «В конечном итоге все решит общественное мнение»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ - Юг» 22/02/2012
Фото: globallookpress

Недавно знакомый чиновник в весьма немалой должности посетовал: - В девяностых в разы хуже жили, а такого недовольства, злобы, ненависти к власти не было.

Своя правда в этом есть. Живем лучше. У торговых центров не припарковаться, дома растут как грибы. А за то, что любой пацан в кубанской глубинке сегодня может приобщиться к спорту бесплатно, власти вообще хочется сказать громадное спасибо. И разве только за это? А говорят совсем другое… Почему?

Полоса отчуждения

В пресс-центре редакции побывали редакторы литературных журналов Виталий Канашкин и Виктор Лихоносов. Люди не просто российской - международной известности. У обоих общая тоска-кручина. Их мысли об обустройстве родного края никому не нужны. И не только их, а интеллектуальной элиты в целом. Нет у нас нормальной общественной дискуссии, без которой мертвечина и застой. Вопрос не в запретах, как прежде. Свобода высказываний полная. Нет востребованности диалога со стороны власти. 

А вот в тяжелые времена, когда материально жилось хуже, она была.

Власть вольно или невольно «залила бетоном» все каналы обратной связи с обществом. При этом фасад сохранился. Есть у нас комиссия по правам человека при губернаторе, но что она делает, неизвестно. Есть общественный совет юристов, но руководят в нем силовики, которых он, по идее, должен бы поправлять.

Интересная ситуация и в краевом Союзе журналистов. Долгие годы им руководила начальник предприятия при администрации края, демократически избранная большинством, зависимым от нее по работе. Мы регулярно слышали заклинания о том, что творческий союз превратится в профессиональный. В итоге он таковым не стал, а просто перестал быть творческим. Превратился в придаток власти, в своеобразную инквизицию для не в меру ретивых писак.

Как это происходит, недавно было продемонстрировано широкой общественности. Арестованный сочинский судья принялся через малотиражную газетку доказывать свою невиновность и греховность коллег. Коллеги не на шутку взволновались. Краевой совет судей обратился с огромным обращением в журналистское жюри.

Там живо откликнулись, не менее обширно заклеймив журналистку и газету. В чем только их не обвинили. Главным перлом был следующий. Дескать, есть справка, что судья был упакован в камеру так плотно, что доступа к нему абсолютно никто не имел. Так что никакого интервью он дать не мог, а стало быть, журналистка все придумала сама. 

Казалось бы, надо задаться вопросом о том, что это за такой демократичный способ содержания. И в советские, и в ранние постсоветские времена журналист попадал к арестованному по первому требованию, уж по коррупционным статьям точно. При этом из уважения к профессии нас даже не досматривали. Вместо этого - «как взяла интервью?».

Да тысяча способов есть. Те же следователи помогли, как в романе «Белые одежды». Но если даже интервью получено методом телепатии или воспоминанием о встрече до ареста, предъявить претензии может только сам интервьюируемый, и больше никто. Для понимания этого не требуется специальных знаний, достаточно здравого смысла. 

От глухоты шалеют

Власть всех уровней полностью игнорирует критические выступления СМИ, хотя есть постановление губернатора о том, что реагировать она обязана. Такого не было никогда. Хотя общеизвестно, что тот, кто не хочет объясняться с нормальными людьми на страницах газет, обречен объясняться с отморозками на площадях. Но пораженная глухотой власть ведет себя неадекватно, а порой чудовищно, теряет способность понимать куда более простые вещи. 

Недавно рассказала наша газета о том, как судебный пристав вломился в квартиру ветерана войны с целью доставить его в суд по пустяковому гражданскому делу. Жена ветерана, заслуженная артистка, попыталась защитить его. Мол, человеку 86, в суде будет представитель с доверенностью… Но пристав грубо схватил ее, травмировал, о чем имеется справка. Ни от ведомства судебных приставов, ни от их коллег-правоохранителей ответа мы не получили. Оно и понятно. Какой-то ветеран, артистка заслуженная… Вот если бы чиновник - другое дело!

Вспомнилась эта история во время просмотра новостей о стихии. Морозы. Они и в штатной ситуации для нас испытание. Старики в дырявых бараках мерзнут, тысячи школьников в туалеты на улицы бегают. А тут еще ураган. Разрушения, люди греются чаем и кашей прямо на улице, губернатор щупает батареи в квартирах. И вот встык с этой трагедией идет сюжет. 

Блондинка в хорошо пригнанной форме спокойно и даже бесстрастно дает комментарий. Суть его в том, что служба судебных приставов решила купить на бюджетные деньги прогулочный катер для своего санатория в Ольгинке.

Блондинка объясняет, почему катер должен быть класса «люкс» и с кожаным салоном. Дескать, если купить дешевле, то обслуживание обойдется дороже. Довод лукавый, опровергнутый еще при попытке пересадить чиновников на отечественные автомобили. Но дело даже не в этом. В каких священных книгах написано, что российский народ обязан обеспечивать приставов катерами? Санаторий у них и так нехилый. Мощная лечебная база, крытый бассейн, пляж и все такое. И ни в каких оздоровительных методиках не сказано, что этого недостаточно, что нужны катера.

И что, у вас такая трудная и критически необходимая обществу деятельность? Изымать и за бесценок продавать чужое имущество, может, и нужно. Но это не пахать и сеять. Да и делаете вы свою работу, мягко говоря, не идеально. В газетах то и дело появляются сообщения о попавшихся на взятках и превышении полномочий приставах, не говоря уже о куче жалоб на них. Вы наработали на катера? Наработали. Тогда почему те, кто мерз под пулями в окопах, харкал кровью в шахтах, одним словом, строил и закрывал эту страну собой, не наработали? 

Почему они, да и то если повезет, отдыхают по социальным путевкам в убогих санаториях? И каково им слушать комментарии о люксовых катерах? Это как в блокадном городе, где люди в очередях за хлебом умирают, появляется мужик и начинает жрать прилюдно бутерброд с икрой. При этом поясняет, почему икру положил таким толстым слоем. Если бы тонким положил, то потом пришлось бы дополнительно несколько бутербродов делать. А это расход вашего же хлеба. Вот я для вашей же пользы и мажу икру толстым слоем.

Дайте сказать!

Всем знакомы капризы ребенка после родительских указаний. Иной раз достаточно просто поменять приказ на вопрос: «Кашу будешь? Гулять пойдем?» Повзрослев, люди тем более не любят, когда им суют кашу в рот, не спросясь. Навязанные благодеяния раздражают. Даже самое доброе дело требует обсуждения, возможности высказаться для всех.

Вдвойне кропотливо надо обсуждать проблемы, нерешенные вопросы, чтобы не возникло ощущение, что власть отмахивается. Коммунисты предложили построить в Краснодаре метро. Мэрия ответила, что экономически это нецелесообразно, да и грунты неподходящие. Вопрос закрылся. Но в пользу коммунистов. Вот они-то хотят нам подарить метро, а вот эти не хотят. Отсюда популизм и рождается. 

Понятно, что чиновники проработали вопрос, во всем разобрались. Скорее всего, и решение приняли верное. Только важнее не самим убедиться, а других убедить. Почему бы не сделать иначе. Метро? Чудесно, мы тоже очень хотим. Давайте создаем группу для проработки с участием общественности, и коммунисты пусть войдут. Съездим в Омск, где метро из-за нехватки средств строят десятилетиями. В Донецк, где из-за пустот в грунтах его прекратили строить. Давайте и другие варианты смотреть. Затраты копеечные, а окупятся сторицей. Нет ничего важнее для власти, чем доверие людей. Не зря Путин предлагает активно проводить референдумы на муниципальном уровне.

Да, убеждать дилетантов очень непросто. Работа чертовски трудная, но неизбежная и самая главная. Потому что, как сказал Наполеон, «в конечном итоге все решает общественное мнение». 

И не просто сказал, а доказал. Как только он перестал реагировать на мнения людей, целиком понадеявшись на собственный гений, так сразу и потерпел крах. 

Власти срочно нужно «почистить уши». Иначе народ может просто обратиться к другим. А они могут притвориться, что слышат его. Или, придя к власти, тут же начнут терять слух от славословия обслуги. В России такие повороты всегда опасны, а чаще очень трагичны. 20 лет назад этот поворот мы прошли плавно, хотя на выходе из него тоже недосчитались миллионов. Не хотелось бы пробовать снова.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно


Опрос

Носите ли вы защитную маску?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах