aif.ru counter
4993

Общество постановило: пороть! «Бать, спасибо, что впорол!» - на Кубани казака наказали нагайкой

Видео: Сцена из фильма "Богдан Хмельницкий" / Загружено пользователем DoktorJosip

Причиной стал инцидент произошедший в поезде Москва-Краснодар. 220 казаков Кубанского казачьего войска возвращались домой, приняв участие в знаковом событии - молитвенном стоянии в защиту Веры у храма Христа Спасителя.

Двое «защитников» напились. Пьяные хамы приставали к проводнице, хватали женщину «за грудки». Дома, в Белой Глине, товарищи вызвали их на казачий круг – не «спустили на тормозах» заурядный, в общем-то, случай. Резонанс вышел - ошеломительный… 

«Задрали, как червяк редиску»

Как рассказал нам атаман Белоглинского районного казачьего общества Александр Никитин, вопрос дебоширов рассматривался на специальной коллегии. Вошли в нее сам атаман, старейшины круга, уважаемые казаки. 

Диапазон дисциплинарных мер воздействия у казаков достаточно широк: от казачьего слова (обет исправиться) – до порки. Принять или нет порку – решение провинившегося. Струсивший из круга автоматически выбывает. 

В наши дни наказание нагайкой случай, по словам атамана, крайне редкий. Но оскорбление, тем более женщины - недопустимо. Общество постановило: пороть! 

- Им было сказано: либо вы покидаете общество, либо будете нести наказание по нашим казачьим законам. Один сказал: «Ради Бога, оставьте меня! Потому как я казак, я рожден в казачьей семье!» 

Второй отказался, с ним попрощались. 

Принявший вину, парнем оказался крепким. Спустил штаны, сам лег на лавку. Имел мужество. И общество отнеслось с уважением. Ударов плетью, было не одиннадцать, как утверждают слухи, а четыре.

Приговор в исполнение приводил общинный судья, пожалел: у парня «на заднице даже покраснения нет». 

Эти четыре удара, не оставивших следа на мягком месте хулигана, вызвали такой резонанс, что атаман за голову хватается: телефон не умолкает, начальство всех мастей донимает.

- Задрали, как червяк редиску! – сетует Никитин. - «А почему, а кто дал право?» А кто им дал право издеваться?! Один раз защитили честь женщины - и тут начали… 

Порка, считает атаман – наказание правильное: была, есть и должна остаться. Беда в том, что применяется крайне редко. Плохо – что только для воспитания своих же, казаков. Нужно – для всех. 

- Сколько ж можно смотреть на все это бесчинство? Сопляки, а слова сказать нельзя – подойдут трое-четверо и так отхандокают… и папы их выкупят. А у вас почки поотбивают, в ящик сыграете. И защиты никакой. Так пусть хоть казаков боятся.

Горько атаману, что накуролесили его подопечные сразу же после такого важного мероприятия. 

- Это очень большой грех для нас. Но мы все божьи люди, тоже порой не можем сдержаться. 

Но это была последняя капля…

Устроив показательную порку, белоглинские казаки преподали другим урок на собственном примере. 

- Да, это наш прокол, наша беда. Но надо показывать, что нельзя так себя вести. Я считаю, от того, что мы защитили хоть одного человека – извинились – это хорошо. 

Но, возможно, за урок этот придется дорого заплатить.

Казачий имидж как проблема 

Потомственный казак, бывший атаман станицы Натухаевской Анатолий Иванович Решетняк заявляет прямо: порка в казачьем обществе – дело обыденное. Сам порол. Причем зарекомендовал себя как «рецидивист», ходил под угрозой уголовной статьи, полиция даже нагайку конфисковала.

- Один на 9 мая толкнул и обозвал ветерана войны в магазине. Мы его вытащили и выпороли прямо у крыльца. Он «снял» побои. Хорошо, прокурор нормальный попался. Вызвал его и меня. 

Ему говорит: «Ты сам читал медицинское заключение? Ты же мужик, а если я на суде зачитаю?» А там написано: «Ушиб мягких тканей ягодиц».

Порка, говорит Решетняк, была и во времена Громова и при Долуде осталась. Просто обычно это бывает по-тихому, а в Белой Глине казаки имели смелость вынести сор из избы. Да и сам инцидент приключился «в неудобное» время.

- Это, считай, тот же поход. А в походе сухой закон. Двух таких выставят в дозор – и вырежут всех! 150 лет назад их бы закопали, - говорит Анатолий Иванович. - Надо было выпороть командира, при котором это случилось. 

А казаков - выпороть прямо в поезде, на глазах у проводницы. Это было бы правильно, а то у нас и так имидж: ряженые, алкаши. Представители кубанского казачества, в форме, с регалиями – и такой конфуз. Люди в поезде, эта женщина – что они будут рассказывать?! 

Выпить, признается Решетняк, казаки любят, как все мужики. Но делать это нужно с умом, форма, положение обязывают. Некоторые ухитряются «набираться до уматеня» прямо на казачьих парадах – Решетняк таких на дух не переносит.

- Иду как-то, а навстречу казачок расхристанный: пояса нет, черкеска мотыляется, и к девкам пристает! Я его остановил: ты что форму позоришь?! Он запоясался, извинился... 

Я тоже выезжал на парады со своими, но по 100-200 грамм разрешал только по дороге домой. 

Хочется погулять – сняли форму, выехали на природу. Четыре человека должны быть трезвыми, чтоб могли окунуть буяна. Напились, подрались… все бывало. Но народ этого не видел! В станице Натухаевской у казаков имидж хорошо был поднят. Люди нас уважали... 

В казачество приходят «левые» люди, констатирует Решетняк. Часто из любопытства, по незнанию. Этот балласт нужно сбрасывать, переходить от количества к качеству. Строгая дисциплина с нагайкой против случайных людей здорово помогает. 

Когда хлопца принимают в казаки, он пишет прошение: «Я, такой-то… обязуюсь выполнять приказы атамана, беречь честь и достоинство казачества… если я нарушу, пусть меня накажет рука товарища» То есть он заранее предупрежден.

- Некоторые были – натворит черт–те что. Но имеет мужество признаться: «Батя! Виноват!» Ну давай на круг... Три-пять ударов впорю - когда слабее, а когда и с протягом - аж уписывается человек. Но до сих пор благодарят: «Бать, спасибо что впорол, не дал до конца погибнуть!» 

Без дисциплины, уверен казак, у войска нет будущего. 

Потерпевший претензий не имеет

Между тем, как нам сообщили в прокуратуре Белоглинского района, 14 мая по факту происшествия возбуждена прокурорская проверка.

- Часть 2 ст. 144 УПК регламентирует такую реакцию прокуратуры в случае, если в публикациях СМИ обнародуется информация, дающая основание полагать, что могло быть совершено преступление, - рассказывает заместитель прокурора района Иван Скубко.

– В данном случае применялась физическая сила, поэтому свою проверку проводит и полиция, нам предоставляются копии рабочих материалов. Также мы истребовали для ознакомления дисциплинарное положение устава Кубанского казачьего войска.

(Кстати, в статье № 20 Устава Кубанского войскового казачьего общества от 1998 года, о порке ничего не сказано. Самое страшное наказание там - изгнание из круга: «За ненадлежащее исполнение обязанностей, предусмотренных пунктом 19 настоящего Устава, гражданин может быть лишен права решающего голоса или исключен из станичного казачьего общества» - Авт.).

- Применение физического наказания не предусмотрено законами Российской Федерации, - отмечает прокурор, - поэтому произошедшее на казачьем кругу – однозначно незаконно. Но в то же время, наказание человек принял по добровольному согласию. 

Казак заявляет, что претензий ни к кому не имеет. Он провинился и сам попросил, чтобы его наказали по казачьим законам.

О результатах проверки полиции и прокуратуры говорить пока рано. Будет ли кому-либо вменена ответственность за нарушение закона, можно только гадать.

Если вдруг последует обвинительное заключение – на Кубани будет создан правовой прецедент. 

Не исключено, что вековую казачью традицию искоренят потом и на законодательном уровне. 

Натухаевский казак Решетняк считает, случиться тогда может настоящая беда. 

В противоречие с УК казачья порка может и вступает, но недаром она дедами придумана. И сейчас нагайка – нужна как никогда. Потому что казака «с четырех сторон видно, как в аквариуме»…

В век нанотехнологий – и такая первобытность! Вроде мы живем в стране с единым законом и правовой системой. Но может быть, такое «частное правосудие» - единственный способ добиться справедливости, которую не всегда может гарантировать власть? 

А может для казачества это единственный способ

КОММЕНТАРИЙ

Чем слабее законы, тем больше архаизма

Игорь Васильев, старший научный сотрудник научно-исследовательского центра традиционной культуры ГНТУ «Кубанский казачий хор»:

- В былые времена казаки в свои ряды принимали не всякого. Это звание нужно было заслужить. Исключение составляли почетные казаки, их званием жаловали. 

Почетным казаком был Григорий Потемкин, носивший из-за парика почетный псевдоним Григорий Нечёса, император всероссийский… наследник престола цесаревич был атаманом всех казачьих войск. 

Ряды свои казаки берегли. В Черноморском войске самым серьезным наказанием было изгнание из общества. Подвергали ему казаков с плохой репутацией: пьяниц, уличенных в скандалах и воровстве, людей с недостаточным уровнем социализации. Тех, кого станичное общество в своих рядах видеть не хотело, изгоняли в Закубанье - появлялись целые станицы, заселенные изгнанниками. 

Порка была частой практикой, однако это считалось большим позором. К взрослым людям такое наказание применялось осторожно, в крайнем случае. Сегодня такие случаи также известны. И этому есть объяснение.

Дело в том, что закон в России понятие очень условное. У нас действуют законы, которые прописаны на бумаге, но применяются весьма ограниченно. А люди не могут жить в ситуации безвластия, беззакония и полнейшего произвола. 

Лакуна, которая освобождается при ослаблении права, всегда заполняется архаичными формами. Люди наводят порядок, добиваются справедливости теми средствами и способами, которые им понятны и доступны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (10)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах