aif.ru counter
178

Офицеры Кубани покорили Эльбрус

Фото: из личного архива альпинистов

Краснодарский край, 11 марта – АиФ-Юг. На днях из путешествия вернулись офицеры Краснодарского университета МВД России Алексей Дудко и Дмитрий Хабаров. Они уже восходили на Оштен, Фишт, Казбек. Но это восхождение на самую высокую в Европе гору они посвятили 75-летию известного барда и поэта Владимира Высоцкого.

Альпинизм в крови

Неудивительно, что Алексей так безумно полюбил горы – его родители с детства увлекались горным туризмом и даже познакомились в одной из экспедиций. Его отец – Сергей Викторович, почетный альпинист Кабардино-Балкарии, член союза художников России, брал маленького Лешу с собой в горы. И своих детей Алексей уже приучает к горам: старшего сына берет в горные путешествия, младшему это только предстоит. Он еще совсем маленький.

– Альпинизм у меня в крови. Спортивный задор, – улыбается Алексей.

– Его отец – известнейший художник. Я видел его незабываемые картины. Он пишет их прямо в горах. Мы мерзнем, а он рисует. Две-три пары перчаток, а в них кисть. Помню, краски он разбавлял водкой, чтобы не замерзали, – смеется Дмитрий.

С Дмитрием Алексей познакомился еще в далеком 1992 году на занятиях пулевой стрельбой. В свое время они оба попали в молодежную сборную России по пулевой стрельбе, ездили на международные соревнования. А с 2000 года стали вместе ходить в горы. Сейчас оба преподают в Краснодарском университете МВД.

– Мои родители не были альпинистами, но тоже любили отдых на природе. Когда поднимаешься в горы, у тебя появляется дух соперничества. Дойдешь или нет, сильнее ты других, выстоишь, выдержишь ли. Это постоянная проверка себя на прочность. Постепенно мы стали ходить в горы повыше, подальше, посложнее, – рассказывает Дмитрий.

– Насколько я знаю, горный альпинизм – дорогой вид спорта? – спрашиваю я.

– Да, недешевый. Кто-то, чтобы попасть в долгожданную экспедицию, свой дом продает, кому-то помогают спонсоры. Но немалых денег стоит и снаряжение, а без него ты и на метр не поднимешься, – говорит Алексей. – Нужна специальная непромокаемая обувь, альпинистский костюм – меховая куртка, теплые штаны, прочные стельки, несколько пар перчаток, горнолыжная маска, налобный фонарь, очки, защищающие от блеска снега и ярких лучей солнца. Это только то, что на тебе, а еще берешь с собой. И ледоруб, и карабин, молотки, крючья и много-много других атрибутов. Мы постепенно шли к альпинизму, поэтому затрат не ощутили.

– Наши родители ходили в таком снаряжении, которое сейчас вообще неприменимо для горного туризма, и достигали еще более высоких результатов, – добавляет Дмитрий.

– А как родные, друзья относятся к вашему увлечению?

– Родные понимают. Ждут, верят в твои победы. Знакомые… не все понимают. Говорят – это риск. Но мы рискуем каждый день, выходя, например, на проезжую часть дороги, – уверен Алексей.

«Взойти на Эльбрус помог черный альпинист»

Это была не первая попытка Дмитрия и Алексея подняться на самую высокую в Европе гору. В течение семи дней, они то опускались, то поднимались, медленно, но уверенно шли к цели и достигли ее.

– Как вам все-таки это удалось?

– Нас напугал черный альпинист! – смеется Дмитрий. – Мы, убегая от него, оказались на вершине.

Среди альпинистов ходит такая байка про черного альпиниста – призрака мертвого скалолаза, который может быть либо добрым, помогающим взойти на вершину, либо злым, чинящим препятствия в виде плохой погоды.

– А что еще, кроме непогоды может помешать?

– Оказание помощи другим членам группы, либо плохое самочувствие, – отвечает Алексей.

В горах альпиниста может остановить так называемая горная болезнь – нехватка воздуха, утомление, головные боли, физическое утомление, обезвоживание организма, охлаждение. Как раз из-за охлаждения многие из группы альпинистов так и не дошли до вершины.

Фото: из личного архива альпинистов

– Нас было десять человек. Восемь человек восходителей, два инструктора. Но взошли только мы и Иван Нарыжный.

– Что случилось с остальными? – испуганно спрашиваю я.

– Ничего, один мужчина замерз на высоте 5300 метров на склоне горы, ночью он почувствовал, что совершенно не ощущает пальцев ног. Возможно, это было обморожение. Он принял решение спуститься вниз, не дождался рассвета. Когда солнышко встает, становится теплее, – объясняет Алексей. – Но состояние горы было тяжелое, много открытого льда на седловине горы.

– Зачем тогда подниматься зимой?

– Но это сложнее, интереснее. А кто взошел летом на гору, ставит себе цель взойти и зимой, – отвечает Дмитрий.

– Ваши знакомы погибали?

– Альпинисткий круг достаточно узок, но да – бывало. Наш гид-непалец, покоривший Эверест, видел в своей жизни 17 замерзших трупов в горах. Альпинисты погибают, да. Срываются с гор, получая травмы, несовместимые с жизнью. Падают в ущелья. Замерзают. Попадают под лавину. Лавина – вообще страшное дело, мы ее видели не раз. Издалека. Оказаться рядом – значит погибнуть, – говорит Дмитрий.

– Лавина мчится со скоростью поезда, рушит все на своем пути. Он нее не спрятаться, – соглашается с Дмитрием Алексей. – Все стихии красивы, но страшны. Лучше не попадаться.

– Не хотелось все бросить и спуститься вслед за другими?

– Были мысли. Что я здесь делаю? Вот бы оказаться дома с женой и детьми. В тепле, – вспоминает Алексей, – но не хотелось сдаваться.

– Что испытали, когда оказались там, на самом верху?

– Волнение, восторг. Потом успокоились, обнялись, сфотографировались. Поставили флаги. Иван с гордостью достал флаг нефтяной компании, в которой работает – директор этой компании отпустил его в незапланированный отпуск. Мы поставили флаги «Стремления» и нашего университета. Восхождение посвятили 75-летию барда и поэта Владимира Высоцкого, – рассказывает Алексей.

Фото: из личного архива альпинистов

– Вообще, когда ты что-то несешь за спиной, будь-то баннер или флаг, тебя это подстегивает, стимулирует. Ты знаешь, что от тебя ждут этого поступка, – продолжает Дмитрий.

Достаточно комфортно

– Что нельзя делать, поднимаясь на гору?

– Спешить. Планомерный подъем в горы – гарантия успеха. Как и в дайвинге, нельзя быстро погружаться на большую глубину, – рассказывает Алексей. – Если не соблюдать правил безопасности, можно умереть и от отека легких, мозга.

– Как вы грелись и где спали?

– Согревает капелька коньяка. Но это не пишите! – шепчет Дмитрий.

– У нас была натуральная металлическая круглая бочка, оборудованная для проживания. В ней и грелись. Там два отсека – кухня и спальня. Жили по 5 человек в каждом отсеке, о комфорте говорить не приходится. Даже в бочке – минусовые температуры, но нам достаточно комфортно. Помните, наш организм адаптируется к любым условиям,– говорит Алексей.

– На большой высоте организм отказывается принимать пищу, потому что он не может ее переварить. Ели мало. Только для восполнения энергии. Шоколад, орехи, апельсины. Пили чай из термоса, конечно, уже ледяной, – говорит Дмитрий.

– Спали в спальных мешках. Сейчас они бывают не только пуховые, но и синтетические непромокаемые. Залез в мешок – согрел пространство внутри него, потом мешок начинает греть тебя, – продолжает Алексей.

Кандидат в Олимпийские игры

В прошлом году Алексей и Дмитрий уже пытались самостоятельно взойти на Эльбрус, а в этот год решили поучаствовать в восхождении в составе группы альпинистского клуба «Стремление», который организует ежегодные зимние восхождения на эту гору. Клуб просуществовал 20 лет, но сейчас вынужден закрыться.



Скалодром трудно содержать только на свои деньги. Такой проект должен поддерживаться финансами города, края. Хороший был скалодром… Столица края … и не имеет спортивной базы, обидно, – с сожалением произносит директор клуба «Стремление» Олег Афанасьев, – а потребность в этом осталась, все мы любили в детстве лазать по деревьям и заборам. И продолжаем, становясь взрослыми.

– Под руководством тренера пройти по безопасным маршрутам может любой начинающий спортсмен. Почему именно спортсмен? Ну, потому что в альпинизме необходима хорошая физическая подготовка, – говорит Дмитрий.

Осенью будет известно, войдет ли скалолазание в программу олимпийских игр. И если да, то Алексей с Дмитрием непременно заявят о своем участии. Возможно, откроются новые альпинистские клубы для популяризации этого вида спорта.



– Все люди в Германии, да и во всей Европе, с раннего детства целыми семьями занимаются в таких клубах, – рассказывает Олег. – Альпинизм – зрелищный и массовый спорт, один из самых гармоничных видов, ведь он в равной степени развивает все виды мышц. И альпинизм нужен рынку. Заводы во всем мире массово производят карабин.

– Много не наездишься в экспедиции. Выгадываешь дни, оформляешь отпуск. Все-таки дома ждут семья и работа, не каждый отпуск будешь проводить в горах, хочется чего-то другого. Но каждый раз, возвращаясь, ты начинаешь скучать по горам и думать, планировать, куда бы еще подняться, – мечтательно отзывается Алексей.

Олег кивает, а потом заразительно смеется.

– В 95-м году мы спускались с Эльбруса. Ну, поели, переоделись, разошлись по компаниям, у автобуса всех пересчитали. «Все?» – «Все!». А потом уже смотрим, а Капустина-то нет, участника группы. Он спускался отдельно, на параплане. Чтобы в Краснодар вернуться, ему пришлось плейер продать.

– В то время, он стоил больших денег, да… – говорит Дмитрий и улыбается.

– Можно ли бросить альпинизм? – спрашиваю я напоследок.

– Из любого вида спорта рано или поздно люди уходят, но жить этим не перестают, – говорит Алексей.

– Уйдешь, а потом, как некоторым моим знакомым, будут сниться горы, экспедиции, восхождения, – улыбается Олег. – Да, альпинизм можно бросить, только он вряд ли бросит тебя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество