129

Организованные и не очень. Нужны ли Кубани общественные движения

Один в поле не воин, гуртом и батьку бить легче, прутик сломать легко, а целый веник трудно… Это прописные истины, каждому знакомые с детства. Исторически так сложилось: для достижения глобальных целей люди объединяются. В том числе - в современном социуме. Появляются разно­образные общественные организации, ассоциации, товарищества, союзы.

Чтоб не пропасть поодиночке

Есть организации по-настоящему авторитетные. Уважением земляков и поддержкой властей (в том числе финансовой) пользуются организации ветеранов, инвалидов. Профессиональные сообщества (федеральные, региональные, городские) создают представители бизнеса. Но особенного упоминания, на наш взгляд, заслуживают люди, не получающие от своей деятельности никаких бонусов.

Евгений Смирнов (известный как Рыжий, чемпион России по брейк-дансу) в мае 2012-го попал в ДТП. Несколько недель за его жизнь боролись врачи. Одну ногу пришлось ампутировать. Друзья создали в соцсети страничку в его поддержку. Просто рассказывали о друге. И тысячи людей по всему миру прониклись. На счет стали поступать деньги - на операцию, реабилитацию, протезирование…

- Денег хватило с лихвой, - рассказал Евгений. - Но страничку я не закрыл. Теперь там информация о других людях, которым нужна помощь. И деньги продолжают поступать - для них. Понимаете, если бы не друзья, я бы не справился. К сожалению, Россия занимает одно из последних мест в мировом рейтинге по частной благотворительности. Но никто не застрахован от того, чтобы завтра не оказаться на месте просителя. Мы должны и можем победить чудовищное тотальное равнодушие. И я чувствую себя обязанным в этом участвовать.

Беслан Аслаханов, председатель ККООИ «Восхождение»:
- В «общественники» идут не от хорошей жизни. У нас масса всевозможных государственных служб. Но в своей работе они часто проявляют формализм, а порой и явные нарушения законодательства. Объединившись, люди пытаются пробивать какие-то общие проблемы. Но многие организации вскоре закрываются или работают едва-едва, не достигая эффекта, на который могли рассчитывать. Причины объективные. Часто не хватает денег на финансирование уставной деятельности. Многие работают за свой счет, на износ, на энтузиазме, который не безграничен. Сложно обеспечить юридическое и бухгалтерское сопровождение. Ну и наконец, нет административной поддержки - информационной, консультативной, имущественной и финансовой. По моим ощущениям, из общего числа кубанских общественных организаций работают лишь 30 процентов, 20 процентов деятельность ведут периодическую. Остальные 50 процентов созданы на бумаге.

Интересно, что схожая мотивация - душевный порыв - объединяет довольно значительные массы людей. Чувство отчаяния дало толчок к созданию межрегиональной общественной организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных».

- История нашей организации началась с моего  сына, когда в отношении него было сфальсифицировано уголовное дело. И когда я с этим столкнулась, поняла, что кроме меня моему сыну никто не может помочь. Вынуждена была оставить работу и заниматься судьбой своего  ребенка. Два месяца, пока он был под следствием, боролась. Потом передо мной извинились, и дело в отношении  сына закрыли. Но пока я два месяца носила передачи в СИЗО, мы, матери, общались между собой и видели, что сценарий ареста один и тот же. И создали инициативную группу по защите пострадавших от беззакония ребят, - рассказала Татьяна Рудакова, председатель организации. - Государство, прежде чем спросить с человека по всей строгости, должно создать достойные и безопасные условия его содержания. Считаю, за 13 лет существования организации мы добились немало…

Открыли, а кто закрывать будет?

В Интернете море информации о самых разных общественных организациях. Однако простой обзвон обескураживает: многие из них - «мертвые».

- Создать организацию очень легко, - говорит Эдуард Идрисов, председатель краевой общественной организации «Комитет противодействия коррупции». - Объединения, не связанные с политической оппозицией, правозащитной деятельностью, на этапе регистрации зеленый свет получают всегда. Масса организаций открываются на волне выборов, для продвижения авторитетных персоналий. Другие появляются в связи с резонансными событиями. Например, туристы наткнулись на дачу высокопоставленного чиновника - тут же создается какая-нибудь лига защитников леса. Собираются какие-то подписи, но заканчивается все по принципу: поговорили и разбежались. А организация осталась. И закрыть ее можно только через суд. Кто будет этим заниматься?

Справедливости ради отметим: есть немало общественных структур, которые все-таки работают, причем весьма активно. Подавляющее их число имеют громкие, представительные названия и декларируют защиту прав потребителей (в попытке их пересчитать сбились на сотне) и бесплатную юридическую помощь (таковых еще больше).

Владимир Рунов, писатель, публицист:
- Контро­лирующие и разрешающие органы тревожатся о своем спокойствии. Гражданская инициатива расценивается как вызов и угроза. Куда проще иметь дело с устоявшимися образованиями. К примеру, современные творческие и профессиональные союзы - это опекаемое и оберегаемое наследие, доставшееся нам с советских времен. Когда-то членство давало почет, известность, набор благ и преференций, включая бесплатные квартиры, дачи, машины. Маститые писатели, художники, музыканты составляли официальную творческую элиту. Каждый союз, в зависимости от специализации, имел мастерские, творческие дачи, санатории и так далее. Подвох был в том, что щедро расточаемые преференции власть использовала как узду. С ее помощью добивалась полного подчинения, соответствия генеральной линии партии. Те времена прошли, а союзы остались. Получают финансирование по остаточному принципу, что позволяет влачить скромное существование. Профессионалы «в члены» не стремятся. Для чего такие союзы «держат», быть может, для отчетности?

- Много образований, маскирующихся под государственные структуры и имитирующих их деятельность, - продолжает эксперт. - Всевозможные комитеты, комиссии, ассамблеи, дирекции и прочие конторы, прикрываясь вывеской, занимаются профанацией, отъемом денег у населения. Самое большее, на что они способны, - действительно оказать бесплатную консультацию. Но она будет одна. А потом последуют бессмысленные, бесполезные и - платные. Эффект обращения к таким «общественникам» -потерянные время и деньги.

Разобраться, какие организации полезны, а какие бесполезны, конечно, непросто. Проще же потенциально угрожающие спокойствию «заворачивать» на этапе регистрации... Еще сложнее, наверное, обеспечить контроль за количеством существующих и соответствием их деятельности заявленным целям (к сожалению, в краевом Мин­юсте - разрешительно-контро­лирующем органе - нам даже не смогли пояснить, сколько общественных организаций в крае зарегистрировано.) Быть может, имеет смысл почистить ряды? 


Кстати

Общественное движение развито во многих странах мира, в том числе в США.  Создаются как по интересам, так и на базе проблем, не решаемых властью. Чтобы создать общественную организацию, достаточно открыть счет. На базе проблемы создается заявка и пишется проект с ее обоснованием и планом решения. Затем следует обсуждение в форме круглого стола. Если власть признает проект социально значимым, из госбюджета выделяются средства. Власть контролирует расходование бюджетных средств, а общественность решает проблемы, которые власть не замечала.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах