51

Огонь на поражение (Дневники о Войне. Глава 3. Часть 2. По линии Маннергейма – огонь!)

Глaвa первaя. Еще дo вoйны

Глaвa втoрая. (Часть 1) Грoзoвые, фрoнтoвые

Глaвa втoрая. (Часть 2) Грoзoвые, фрoнтoвые

Глaвa третья. (Часть 1) По линии Маннергейма – огонь!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Часть 2 

По линии Маннергейма – огонь!

Танковые атаки хотя и давали результат, но само танковое сражение скорее напоминало какое-то вынужденное самоубийство. Танки крупными черными мишенями выделялись на белом снегу, и били по ним сразу из десятков и сотен расположенных поблизости дзотов.

Подойти к самой линии и не быть подбитым было практически невозможно.

Но танковые батальоны рисковали практически ежедневно. Более удачными были те операции, когда наступление танков прикрывала тяжелая авиация, а все остальные атаки кончались, по сути еще и не начавшись. За короткое время оказалась перебита почти половина танков. Причина одна – легкие танки не обладали еще утолщенной броней, а потому хотя и выигрывали в скорости, маневренности, да и укомплектованы были двумя пулеметами и пушкой 45-мм калибра, но обстрелы мощными снарядами не выдерживали.

В январе бои вспыхнули с новой силой. На помощь Финляндии прибыли три тысячи шведов и норвежцев, а вскоре их число возросло до 11,5 тысячи бойцов. Помощь шла и автоматами, и орудиями, и пулеметами. Всего в это время Финляндия получила порядка 500 орудий, 350 самолетов, ста тысяч винтовок, более 6 тысяч пулеметов, 7,5 миллиона снарядов, 18 тысяч авиабомб, 160 миллионов  патронов. Кроме этого, прибыло в страну и трофейное польское оружие. Свои планы помощи Финляндии разрабатывали Франция, Вторая Речь Посполитая, Литва, Латвия. Казалось бы, всего-то какая-то оборонительная линии – и столько страстей!

Между тем наши войска готовились к решительному и окончательному штурму. Готовились… И на это ушло два месяца.

Страшный это был штурм. Атаковали сразу с воздуха и земли, но падали и сгорали один за другим наши бомбардировщики, одна за другой накатывались на укрепрайон линии пехоты – и словно о скалу разбивались – заградительной волной полыхал огонь из сотен орудий. Ощерившись по всей «линии Маннергейма», ярились огнем пушки и дзоты, не подпускали близко. Но новые, более мощные волны пехоты накрывали эти огненные рубежи, отступали и вновь, собравшись с силами, делали следующий бросок.

От разрывов снарядов и грохота глохли бойцы, горами трупов были усеяны подступы к гранитным рубежам противника. Но перевес был уже на нашей стороне! Неумолимо двигались на гранит наши танки. И вот уже один дзот замолчал, над вторым взметнулось огненное зарево, следующую огневую точку разнесло вдребезги – по всей линии шло грозное наступление.

Вот и дрогнули финны, не выдержали натиска нашего танкового корпуса, побросали свои пушки, бросились наутек. И моментально, воспользовавшись перевесом, в место прорыва ринулись все остальные танки. Минометные расчеты вели прицельный огонь и уже все дальше и дальше, у самой финской столицы раздавались взрывы.

Первый рубеж заграждений был смят. То в одном, то в другом месте с мощным «ура!» поднималась в атаку пехота. Вырвавшиеся вперед бойцы тут же, как подкошенные, валились оземь – метко стреляли финские кукушки – с деревьев вели точный огонь снайперы. Но никакие жертвы, никакие потери уже не могли остановить грозную лавину наступления.

…В щелку обзора танка Игнат видел страшное, дикое, нечеловеческое зрелище: финны и русские схватились врукопашную. От увиденного стыла кровь – снежная равнина по обе стороны окопа была красной от людской крови, а клинки и штыки продолжали делать свое черное дело – месить человеческое крошево.

Кущ развернул свой танк на подмогу захлебывающейся в близком бою пехоте. Здесь его совсем не ждали. В ужасе от скорой перспективы оказаться под гусеницами грозной машины финны бросились врассыпную, а наши ребята, мгновенно оценив такую подмогу и теперь уже под прикрытием брони, побежали вперед, открыли огонь.

Но тактический маневр танкистов оценили и на той стороне – теперь уже по танку Куща били из разных орудий. Осколки снарядов лязгали и грохотали вокруг, а Игнат даже не представлял куда, в какую сторону можно теперь вывести танк, чтобы только вырваться из этого смертоносного урагана. И ничего не успел сделать. От удара мощного снаряда танк подбросило, левая гусеница загорелась. Игнат дал команду всем эвакуироваться из машины, сам вылезал последним. Успели ребята отбежать подальше, а через несколько минут взорвался бак с горючим.

Тут же рядом затормозил соседний танк – своего политрука бойцы не оставили на поле боя… Но буквально через несколько минут и этот танк был подбит. Игната тяжело ранило, он потерял сознание и так и не увидел, как закончилась атака, не увидел, сколько его бойцов, сколько верных друзей тут полегло… Прорыв «линии Маннергейма» продолжался.

Только 12 марта 1940 года в Москве будет подписан мирный договор – безопасность Ленинграда, Мурманска и Мурманской железной дороги будет восстановлена, граница на Карельском перешейке отодвинется на линию Выборг – Кексгольм. Советский Союз получит полуостров Рыбачий и Средний, а еще в аренду – полуостров Ханко, прикрывавший вход в Финский залив. Уже потом, в ходе войны 1941-1945 годов, Финляндия отвоюет вновь эти земли, а потом еще раз потеряет.

В грозные военные годы «линия Маннергейма» будет создана финнами заново, ее глубина превысит довоенную и составит 112 километров и вновь уже в 1944-м она будет разрушена нашими войсками. А в итоге второй мировой войны наш северный сосед все же 12 процентов своей и без того небольшой территории потеряет окончательно.

А потери, прежде всего людские потери, несопоставимы! Красная армия в финской кампании потеряла свыше 130 тысяч человек, по некоторым данным – до 170 тысяч. В плену оказалось порядка 5,6 тысячи человек. Еще порядка 500 тысяч бойцов выбыло из строя по ранению. Потери финской армии составили… 22,8 тысячи человек.

В самый канун войны наша армия безвозвратно потеряла 650 танков, еще 1800 было подбито, 1500 вышли из строя по техническим причинам. Урон нашей авиации тоже немыслим – не менее 522 машин, из которых 182 разбились в авариях. Финны потеряли 67 самолетов и 27 танков. 

И все-таки несмотря на все наши чудовищные потери финская кампания преподнесла нашей армии и бесценный опыт непосредственных военных действий, развеяла миф о неприступности «линии Маннергейма» и реально продемонстрировала гибельные ошибки войны. Нужны, крайне нужны были не просто людские ресурсы, а квалифицированная, хорошо обученная армия. Нужна современная военная техника и, так сказать, технология ее применения. Нужны кадры командиров-профессионалов. А сама неприступная «линия Маннергейма» за две весны

40-го и 41-го годов была взорвана советскими саперами.

И главного результата финской кампании мы все-таки добились – «линия Маннергейма» к началу Великой Отечественной войны уже не угрожала Ленинграду. И еще неизвестно, смог ли бы этот великий город-герой выдержать так долго – два года – блокаду, если бы всего в 30 километрах от него – всего-то на расстоянии пушечного выстрела! – все еще стояли бы в шахматном порядке тысячи дзотов, вмурованных в гранит… Они, как показала история, никак бы не молчали.

(Глaвы книги oбнoвляются еженедельнo, oтслеживaть публикaции вы смoжете пo ссылкaм в начале стaтьи.)

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Носите ли вы защитную маску?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах