aif.ru counter
670

Картошка в юбке и гул мотора. Дочь пограничника о том, как пережила войну

Сюжет Расскажи о любимом месте в Краснодаре

22 июня по всей стране пройдут траурные шествия, жители России с зажженными свечами выйдут на улицы городов в память о страшном дне начала войны. В каждой семье – своя история, свои воспоминания, которые теперь передаются из поколения в поколение. «АиФ-Юг» рассказывает невымышленную историю Галины Альберт из Новороссийска.

«Приютила милая многодетная женщина»

«Вы много пишите о нашей армии, но очень редко вспоминаете о пограничниках, а они первыми приняли напор немцев, первыми вступили в бой и задержали фашистов. Пишу в память о моих дорогих родителях: Иване Георгиевиче и Евгении Васильевне. Я уже стара, мне 86 лет, но войну помню отлично и часто вспоминаю в последнее время...», - так начинается письмо, которое Галина Альберт прислала «АиФ-Юг».

Её папа служил в погранвойсках, семейство часто переезжало из одного гарнизона в другой. Начало войны застало их на границе с Румынией. Семья была уже большая: мама, папа и трое детей. Галина - старший ребёнок, родилась в Симферополе. Брат - в Симферополе, и ещё сестра родилась в Каменке (это городок в Молдавии).

«Я закончила 1-й класс в Одессе, где находился интернат для детей пограничников. На каникулах нас развезли по домам. Дома я и встретила войну, - пишет Галина. - 22 июня 1941 года нас подняли ночью, погрузили на подводы и повезли к Кишинёву. Папа - военнослужащий, ему в часть… На подъезде к городу попали под бомбёжку. Дорога проходила рядом с военным аэродромом. Немцы бомбили прицельно. Страшно было. Самолёты на земле горят, люди бегают… Мы попрятались в канавы. В Кишинёве на вокзале сели в эшелон. Состав ехал вглубь страны. Оказались в Тамбовской области, в местечке Мучкан. Жили у милой женщины (имя не помню), многодетной. Муж её воевал. Голодно было. Запомнилось, что она наше семейство подкармливала. Работала в колхозе, приносила в карманах длинной юбки картошку».

О папе не было никаких сведений. А в это время случилось прибавление - появилась ещё сестричка (четвертый ребёнок). Мама разыскивала папу. Он, как оказалось позже, тоже искал своих. Военкоматы работали отлично. Евгении Васильевне удалось выяснить, что воинскую часть отца перебросили с передовой на Кавказ, в Сухуми. И она отправилась туда вместе со всеми детьми. Ехали в военных эшелонах с пересадками. Помогали солдаты. В начале 1943 года оказались в Ростове-на-Дону.

В папу несколько раз стреляли бандеровцы, но он не был ни разу ранен.

«Город переходил несколько раз то к немцам, то к нам, продолжает рассказчица. - И мы оказались там в это страшное безвременье. Нас бомбили. А куда бежать из вагона, где прятаться? Помню - вода с двух сторон от железнодорожной насыпи, прятаться негде. Нас, детишек, солдаты вынесли из теплушки, уложили в укрытие у насыпи. Самое сильное воспоминание о тех днях - жуткая боязнь самолётов. Чуть звук мотора - страшно…».

«Мать научили стрелять, дали автомат»

Наконец, мать с четырьмя детьми оказалась в Сухуми. А там море, цветы. Эта прелесть ощущения мира запомнилась ребятам на всю жизнь. И ещё джем из цитрусовых фруктов с корочками. Вкуснее ничего не было. А немцы, тем временем, рвались на Кавказ, начались бомбёжки в Сухуми.

«Я даже была ранена осколками, - вспоминает Галина. - И нас опять посадили в эшелон, и мы отправились дальше от войны. В Баку, а потом очутились по другую сторону Каспия - в Красноводске. Недолго жили под Ашхабадом. Потом папу направили на Алтай. В селение, название которого по-русски означает «Прощай, дерево». И снова скитания из-за службы папы. Его переводят, мы следом едем. Долго на одном месте не задерживались. Три-четыре месяца, и дальше. В пути на Дальний Восток останавливались в Иркутске. Запомнились там деревянные тротуары. Видела Байкал».

Тем временем, война подходила к концу, уже освободили Украину. Отца-пограничника перевели в Запорожье, в Черновцы. И там они прожили до 1948 года.

«В папу несколько раз стреляли бандеровцы, но он не был ни разу ранен, - пишет Галина Альберт. - Маму обучили стрелять из автомата, и когда папы не было дома, нас защищала она. И ещё у нас была огромная овчарка по кличке Барс. Папе подарили щенка, он отдал его на воспитание на погранзаставу. Прошло время забрать Барса, но ему сказали, что тот умер. И как-то привезли нам дрова. И вдруг из кабины выскакивает красавец-пёс. И садится рядом с папой, как старый знакомый. Что такое? Да это же Барс! Пришлось шофёру сознаваться, что понравился ему пёс, для себя выпросил. Сколько радости было нам, детям! Барс запомнился тем, что всегда спал в комнате, рядом с нами, и боялся грозы. Лапами открывал дверь и прятался под кровать. Когда папу перевели в Крым, Барса пришлось оставить нашему соседу, тоже пограничнику. Через много лет я встретила его сына. Он рассказывал, что Барс долго скучал, не ел, бегал к нашему дому и всё ждал нас, ждал».

Иван Георгиевич умер в 53 года, Евгения Васильевна - в 59. Нет уже в живых брата и сестры Галины. Что осталось навсегда – так это страх гула летящего самолёта. А над Новороссийском они летают часто.

«И каждый раз я тороплюсь этот самолёт увидеть. Важно убедиться, что бомбы падать не будут. Страх остался на всю жизнь», - признается Галина Альберт.

Присылайте свои истории на почту red-aif-kuban@mail.ru, становитесь героями «АиФ-Юг».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах