aif.ru counter
13814

Прощание с иллюзиями. Почему жители регионов не приживаются в Москве

«АиФ-Юг» № 46 16/11/2016
Ольга Коробова / Из личного архива

По данным опроса фонда «Общественное мнение», 17% москвичей готовы уехать в сельскую местность «при условии гарантированного дохода в 30 тысяч рублей в месяц». К переезду их мотивируют плохая экология и высокие цены на недвижимость. Зачем работать всю жизнь на «однушку» в Москве, если можно купить в деревне просторный дом с участком?

В более выгодных условиях в этой связи оказались провинциалы, в свое время переехавшие в столицу за лучшей жизнью. Как правило, у «понаехавших» уже есть жилье на малой родине. Чисто прагматичный расчет затавил многих из них мигрировать в обратном направлении.

Трудный выбор

Нина Одинцова в поселок под Краснодаром вернулась этим летом. В Москве прожила 15 лет. 10 лет назад была уверена, что не вернется домой никогда. 5 лет назад мысль о возвращении приходила иногда. Год назад пришло осознание, что других вариантов нет.

«Причина - резкое падение уровня жизни. Удивительно, но из родного поселка я уезжала по той же причине! - говорит она. - Окончила педагогический колледж, затем худграф университета, пришла преподавать в детскую художественную школу. Платили копейки. Помню, получила зарплату и пошла в магазин. В поселке грязь непролазная, единственные мои туфли «просили каши». Стыдно было перед учениками… Так вот, пошла в магазин, а там цены! Если купить - месяц есть будет нечего. Выживали с мамой как могли. Нанимались штукарить-белить. Туфли, я их так и не купила, стали последней каплей. В Москву уже перебралась подруга. Тоже педагог, она торговала цветами, хорошо зарабатывала, позвала».

Первое время Нина в компании еще двух «понаехавших» арендовала вскладчину «однушку». В цветочный бизнес вписалась удачно. Букеты «сочиняла» красивые, хозяин «точки» повысил зарплату. Через пару лет снимала квартиру в одиночку. Деньги маме высылала. Но постепенно зарплата расти перестала. На цветочном рынке случился передел, хозяин перевел бизнес в Химки. В последние три года Нина жила в городе-спутнике. В квартире, где еще шестеро. Очередь к «удобствам», ругань, отсутствие возможности уединиться...

Это в столице я - торговка, а здесь - уважаемый человек, педагог!

«Мама уговаривала: «Приезжай, у нас многое изменилось». Меня останавливала уверенность, что дома еще хуже. Была не права! Все же дом собственный. На работу в «художку» устроилась сразу. Зарплата не московская, но хватает не на пару обуви, а на несколько! И еще там никак не удавалось наладить личную жизнь. Уставала, встречаться негде… Глаза, как говорят, не блестели. В поселке встретила человека. Это там я - торговка, а здесь - уважаемый человек, педагог! Мама, отчаявшаяся дождаться внуков, счастлива».

«Многие тоже вернулись»

Историю своего возвращения из Москвы на малую родину рассказывает Виктор Чумаченко, ведущий научный сотрудник Южного филиала Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачева, кандидат филологических наук, профессор.

«Я уезжал из Краснодара осенью 1983-го. Позади была учеба на филфаке и пять лет провинциальной карьеры – легкой пробежкой от зав. отделом очерка и публицистики в альманахе «Кубань» до непростой службы в должности «подснежника» (неофициального референта замглавы крайисполкома), - вспоминает он. - И безнадежно провинциальный Краснодар, и чиновничья должность меня тяготили, так как жизнь плавно катила к тридцатнику, но так многого еще хотелось. И прежде всего: учиться, так как знания, полученные в местном университете, меня совсем не удовлетворяли, а широких возможностей для самообразования наш «маленький Париж» предложить не мог. И когда моего харизматичного красавца-босса завистливая местная номенклатура съела, как говорится, с потрохами, я посчитал себя абсолютно свободным.

Сто раз покупал я до этого своего решения «литературку» и никаких объявлений в ней не замечал. А тут оно на меня само глянуло: Союз писателей объявляет набор в аспирантуру Литературного института им. Горького. Решение было принято сразу и бесповоротно. Так я и стал одним из счастливых обитателей герценовского особняка в центре Москвы!

«Мама уговаривала: «Приезжай, у нас многое изменилось». Меня останавливала уверенность, что дома еще хуже. Была не права!

После окончания учебы меня пригласили попробовать свои силы в журналистике сразу три издания: «Литературная газета», «Известия» и журнал «Молодая гвардия». Но… никто из них не собирался решать за меня вопрос о прописке, без которой тогда на работу не брали. И выход был только один - срочно жениться. А мне он тогда показался каким-то очень нечестным. Однако уезжать далеко от Москвы было не резон, ибо надо было «пасти» свою очередь на защиту диссертации в Институте мировой литературы. Вот почему, как только я узнал, что есть место преподавателя в техникуме на границе Московской и Тверской областей, то согласился немедленно. А еще через несколько лет с дипломом кандидата наук вполне добровольно и сознательно вернулся в Краснодар в самый разгар событий 1991-го года, когда казалось, что и провинция тоже наконец-то проснулась от вековой спячки.

Ведь уезжал, казалось, навсегда, но вернулся и ни о чем не жалею. Оглядываясь в прошлое, теперь понимаю, что просто обречен был на возвращение домой. И какие только соблазнительные варианты судьба не посылала, я ни за один из них по-серьезному так и не ухватился. Вы спросите: а как сложилась судьба тех, кто, как и я, ездил в Москву за знаниями. По-разному. Многие тоже вернулись домой, где их ждали семьи и пославшие на учебу вузы. Разумный выбор: наступившие лихие 90-е заставили тех, кто остался, отказаться от любимого дела».

Свежая кровь

За лучшей жизнью жители провинции уезжали массово. Показательно это на примере очень маленьких кубанских поселений. В 1995-м в школе хутора Восточного было 75 учеников, а сегодня - 25. Люди стали уезжать, когда колхоз разорился. Хуторские мужики нанимались на строительство Московского метро.

«Сегодня, пусть не в том количестве, что уехали, но они возвращаются, - говорит фермер Александр Шипулин. - С работой не все просто. На хуторе 100 дворов и 450 жителей, а в КФХ всего 35 рабочих мест. Тем не менее, люди не бедствуют. Занимаются теплицами, торгуют».

Живя в провинции, каждый талантливый человек считает себя непризнанным гением. Но он не учитывает того, что в столицах концентрация талантов так же велика, как и концентрация капиталов, и только единицы становятся богатыми и успешными.

На языке экономистов это называется «самозанятость». Эксперты в тенденции возвращения видят хороший знак. Уезжали самые хваткие и жизнестойкие. Они не побоялись круто переменить свою жизнь, не спасовали перед трудностями на новом месте. У каждого есть опыт выживания в неприветливой среде. Они предприимчивы и упорны. Именно такие люди сегодня нужны, именно в таких закаленных кадрах нуждается экономика края.

Шокирующее открытие для «понаехавшего»

«Каждый выбирает для себя не только «женщину, религию, дорогу», но и более приземленные вещи, например, удобства быта, мягкость климата, приветливость людей. Сейчас, в атомизированном, разобщенном обществе выбор цели усложнился, - считает председатель краевого отделения «Союза писателей России» Лариса Новосельская. - Нашему поколению было проще, под «освоение Сибири» были заточены вся агитация и пропаганда, все фильмы и пьесы. Уезжавших героизировали. И мы выбирали БАМ, как наши родители целину. И, заметьте, мечтали не обустроить свою жизнь, а внести вклад в будущее страны, реализоваться как специалисты, как личности. Поэтому приняли от государства не только распределение в тьму-таракань, но и деревянный барак на 20 семей, даже без признаков удобств, и морозы - 30.

В молодости жизнь кажется длинной, у нас была твердая уверенность, что все успеем - и БАМ построить, и детей вырастить. БАМ, кажется, так не достроили, а младенца без удобств растить не получилось. Вернулись домой и… оказались на той же стартовой линии, что и пять лет назад. Наши более благоразумные однокурсники уже заработали должности, авторитет, репутацию, а нам пришлось начинать с чистого листа. И, поверьте, немало времени в родной сторонушке мы были чужаками!

Уверена: и сегодня несладко приходится как тем, кто пытается укорениться на другой почве, так и тем, кто возвращается в родные пенаты. Ведь что означает возвращение? Прежде всего, прощание с иллюзиями. Живя в провинции, каждый талантливый человек считает себя непризнанным гением. В столицах его оценят. Но он не учитывает того, что в столицах концентрация талантов так же велика, как и концентрация капиталов, и только единицы становятся богатыми и успешными. Шокирующее открытие для «понаехавшего»! Кстати, это проблема любой эмиграции - хоть внутри страны, хоть за ее пределами. Тебе придется потом и кровью заслужить право занять свою нишу в новом обществе. Иосиф Бродский, уже получив Нобелевскую премию, пять лет ждал американского гражданства!

Почему не у всех получается закрепиться в столице? Видимо, есть две категории людей: кто-то прежде всего ищет материальную выгоду и, не находя ее, разочаровывается и возвращается без особых терзаний. Кому-то важнее психологический комфорт.

Если говорить о людях нетворческих профессий, то их тоже при переезде ждет разочарование. Это в Китае разгар перекачки рабочей силы из села в город: на повестке дня мощная индустриализация. У нас же экономика не процветает, город перестал давать факторы роста. Нет работы, нет роста зарплат, и людям приходится возвращаться в условное село и пережидать тяжелые времена в семье, которая не даст пропасть. «Утешает», но только в кавычках, мировая тенденция: размывание, вплоть до полного уничтожения, перспектив будущего. Люди это чувствуют на бессознательном уровне, отсюда и постоянное обращение к прошлому, и брожение умов, и «ложное движение», заставляющее порой бесцельно перемещаться по земному шару, который, как оказалось, очень и очень мал. Куда идёт человечество? Ради чего живёт человек? Меняется ли он или движется по кругу?  Но это уже вопросы к философам. А Ницше вкладывал в уста Заратустры мудрость, которая и сегодня помогает жить: «Мое учение говорит: жить так, чтобы ты желал жить снова - вот задача; тебе это предстоит в любом случае!»

Новые горизонты

«Москва всегда притягивала к себе людей, будучи центром культурным, экономическим и политическим. Главные причины миграции в столицу, на мой взгляд, очевидны. В Москве легче заработать деньги. Деньги, которые в столице можно заработать за 1-3 месяца, в регионах не заработаешь и за год, - рассказывает о своем опыте режиссер документального кино Юлия Сергеева. -  Что касается личного опыта, то в Москву привели не амбиции, а судьба. Познакомилась с будущим мужем, он и увез меня из Краснодара к себе в столицу, в съемную квартиру. Сначала было тяжело, непривычно, не могла найти себе места. Ни друзей, ни связей, ни работы. Ходила по красивым проспектам, как сомнамбула, но постепенно начала в мегаполис врастать. Купили дом с мужем в Подмосковье - для этого пришлось обоим очень много и тяжело поработать. Появилась на свет дочка, уже москвичка. С кубанскими родственниками связь поддерживаем. Летом приезжаем отогреться на родном Черноморском побережье.

Почему не у всех получается закрепиться в столице? Видимо, есть две категории людей: кто-то прежде всего ищет материальную выгоду и, не находя ее, разочаровывается и возвращается без особых терзаний. Кому-то важнее психологический комфорт. Лично мне в этом городе свободнее, меня здесь многое вдохновляет: и люди, и события. Бывало всякое. И потеря работы, и острая нехватка денег, когда не хватает даже на самое необходимое. Но никогда мне не приходила мысль о возвращении. Москва - действительно, мой город. И только от тебя зависит: закроешь ты его для себя, опустишь «шторку» или распахнешь ее, чтобы увидеть новые горизонты».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах