aif.ru counter
471

Военная тайна. О чем нельзя было писать на фронт?

Сюжет Конкурс «АиФ-Юг» «Была история». Все публикации
9 мая 2016 года. Александровна с правнуками.
9 мая 2016 года. Александровна с правнуками. © / Гаянэ Гарибян / Из личного архива

«Моей бабушке - Александре Ивановне Бабиковой 94 года, - пишет Гаянэ Гарибян из Краснодара. - После окончания Кокчетавского медучилища она попала на Сталинградский фронт. Оттуда дошла до Праги. Сегодня просто выйти на улицу для нее уже большое событие. Но 9 мая – святой день.

Этой весной на парад Победы мы с ней ходили. Собираясь, достали из шкафа пиджак с наградами. «А на следующий год, если доживу, купи мне гимнастерку, - попросила бабушка. - И погоны к ней, я же старший лейтенант! А то свои две, шерстяные, я отдала, когда племянникам носить нечего было. На гимнастерке ордена хорошо смотрятся».

Что имели в виду?

«С фронта приходили письма. Не очень-то часто, но и не так редко, чтоб сердце заходилось от ожидания и тоски. Старший сын писал реже всех. Кратко, даже немного официально, и все о себе. Средний, обожавший маму, писал длинные письма, в которых больше расспрашивал ее о житье, чем отвечал. Неграмотная мать просила читать ей вслух и тут же, вслух, отвечала. 

Шура Бибикова
Старший лейтенант Бибикова войну закончила в Праге.  Фото: Из личного архива/ Гаянэ Гарибян

Шура, единственная из четырех дочерей, попавшая на фронт, писала простые девичьи письма. Про страшное писать нельзя было - все вымарывала цензура. А если перестараешься, то письмо и вовсе не дойдет. Так что оставалось рассказывать о самых незначительных мелочах. Что тулуп достался тяжелый, но теплый. Что на той неделе мылись в передвижной баньке, когда еще доведется... И в основном про «все хорошо». А как же иначе, раз все живы?

Ответы слали исправно, на следующий же день. А накануне, всей семьей, да с соседями, собирались за столом, чтоб этот ответ надиктовать. И почти в каждом письме давали Шуре один и тот же совет. Месяц за месяцем, год за годом все настойчивей писали, что надо сделать, чтоб война ее отпустила. 

Но цензура ни разу не оплошала. Всякий раз, читая ответы, лейтенант медицинской службы Шура Бабикова натыкалась на старательно замалеванные пару строчек в письмах, выведенных рукой сестры. В ответном письме спрашивала: «О чем там было-то?» Надеялась на намек, подсказку... И снова получила письмо с вымаранными строками. И перестала спрашивать, привыкла к этим вечно замалеванным буквам. Понятно же, что бесполезно. А родные не теряли надежды, что однажды она прочтет ими написанное каким-то чудом, и вернется!

В 1945-м Шура вернулась сама, без чудес и советов. И оба брата тоже вернулись невредимыми. И тогда она спросила отца: «Что? Что вы мне все время писали-то такое?» 

Отец ответил: «Да что ж ты не поняла?! Мы писали тебе - выходи скорее замуж и забеременей. Тебя бы сразу домой отправили, беременную-то!»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах