aif.ru counter
457

«Выдержу ли я?» Отрывки из отцовского фронтового дневника

«АиФ-Юг» № 38 21/09/2016 Сюжет Конкурс «АиФ-Юг» «Была история». Все публикации
Слева в форме железнодорожных войск Красной Армии Леонид Зеленский.
Слева в форме железнодорожных войск Красной Армии Леонид Зеленский. © / Валентина Зеленская / Из личного архива

«Среди всех фотографий семейного архива мне особенно дороги две, - пишет нам участница конкурса «Была история» Валентина Зеленская. - На одной слева стоит мой молодой папа в форме железнодорожных войск Красной Армии. А на второй справа - юная девушка в солдатской шинели - моя мама».

«Шли всю ночь»

«Мой отец Леонид Зеленский (1914 года рождения) в 1939 году окончил с красным дипломом Харьковский институт железнодорожного транспорта. За один год, как и многие тогда, по зову партии сменил несколько мест работы. Преподавал русский и немецкий языки, математику, а с 1940 года трудился главным инженером станции Свердловск-сортировочная, был диспетчером транспортного отдела Уральского завода тяжелого машиностроения. В 1941 году стал председателем колхоза «Новая жизнь» в Харьковской области».

Справа - юная девушка в солдатской шинели - мама нашей читательницы Лидия Лотарева. Фото: Из личного архива/ Валентина Зеленская

Однажды во время поездки на родину, в город Переяслав-Хмельницкий (неподалеку от Киева, где когда-то Богдан Хмельницкий подписал документ о присоединении Украины к России), отцу пришла повестка из военкомата. Встреча с родными получилась короткой и тревожной: младший брат, ставший потом танкистом, уже уехал в военкомат, а старший переживал, что не успеет.

«Повестка эта осталась у меня на память, - пишет Валентина Зеленская. - На ней надпись простым карандашом: «Шли пешком всю ночь, промокли до нитки, но успели на призывной пункт, не опоздали».

Так 20 октября 1941 года Леонида Зеленского зачислили в Красную Армию чертежником отделения батальона по восстановлению железнодорожных путей. Хотя, судя по дневнику, который он вел и во время войны, и в мирное время, Леонид постоянно просился на фронт.

Свела судьба

«В апреле 1942 отец поехал на строительство железнодорожной ветки Кизляр - Сталинград, проехал всю Калмыкию, в 1943-м часть перебросили в Кропоткин, - восстанавливает путь отца Валентина. - Дальше - станица Отрадо-Кубанская и должность помощника командира взвода. В этой станице тогда вместе с родителями жила моя мама, Лидия Харитоновна Лотарева. После десятого класса она записалась на курсы радисток, готовились всем классом идти на фронт бить врага».

Но стать радисткой Лидии Лотаревой было не суждено: в это время Леонида командировали в станицу набрать людей для работы в штабе писарями. А Лидия, окончившая школу с отличием, как раз подходила: писала и грамотно, и красиво.

«Так и встретились мои родители», - продолжает Валентина.

Но война была еще в самом разгаре. Леонид Зеленский рассказывал, как отбивали от фашистов Харьков, в котором он окончил институт. Пять раз город переходил из рук в руки, пока его не очистили от немцев. После этого в дневнике отца идет уже перечисление не освобожденных городов, а стран: Румыния, Венгрия, Чехословакия, Австрия.

«Сегодня, 8 мая 1945 года, в 23:00 по радио объявили об окончании войны, - писал он в дневнике. - Вокруг всеобщее ликование и радость». Дальше: «Сегодня 9 мая, выходной - День Победы!»; «2 июня в 18:40 выехали из Австрии в СССР».

Лидию демобилизовали раньше, а Леонид служил до конца 1946-го. 14 апреля ему пришел конверт от жены с радостным известием: «Родилась дочь Валентина». А в конце 1946 года он приехал в Отрадо-Кубанскую, пришел в военкомат и выдохнул: «Наконец могу снять погоны». С двумя ранениями (одна пуля застряла в сердце, другая - в легком) вернулся домой и брат Леонида Николай, заслуживший три Ордена Красного Знамени. Еще один брат Иван после тяжелой контузии стал инвалидом.

«Выдержу ли?»

Война закончилась, но теперь нужно было восстанавливать разрушенные ею города и села.

«Мое детство прошло на колесах, в поездках по разрушенным войной станциям, - вспоминает Валентина Зеленская. - Начальники станций тогда редко задерживались на одном месте, вот и наша семья постоянно колесила. Жить было негде, домом для нас зачастую становился уцелевший от бомбежек холодный дощатый вагон, сквозь щели которого ночью светила луна, а зимой залетал снег. Еще и голод.

«Я, Лида, мама и Валя голодаем в полном смысле этого слова, - писал отец в дневнике. - Сам слег в больницу. Врачи сказали: от голода развилась дистрофия сердца. Комиссовали. Выдержу ли я?»

Выдержали. Сами прожили долгую жизнь, нас выучили - и я, и брат получили высшее образование. И сегодня на земле живут три внука и три правнука моих дорогих родителей».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах