aif.ru counter
11.09.2019 17:51
513

Дядя Ваня из аула. Как живут потомки поляков на берегах Кубани?

«АиФ-Юг» № 34. «АиФ-Юг» № 34 21/08/2019 Сюжет Народы Кубани
Иван Немчинский с сыном Алексеем.
Иван Немчинский с сыном Алексеем. © / Виталий Штыбин / Из личного архива

Родом из Немчи

Городок Немча расположился среди зелёных холмов на юго-западе Польши. Его здания сохранили в своих стенах память давних эпох, величественных битв и миграций народов. В десятом веке город сумел устоять во время двух серьёзных осад. И только массовое нашествие немецких переселенцев в начале XVIII века надолго прервало польскую историю города. Прохладным апрельским днём мы сидим во дворе Ивана Васильевича Немчинского в ауле Козет.

Дядя Ваня - потомок древней ветви Немчинских. Вся его семья родилась и выросла в Адыгее, но он не потерял любви к истории Родины. Во дворе висят польские гербы, имитации средневековых мечей, щитов, старинные сельскохозяйственные приспособления и польская прялка. Она, по легенде, прибыла на Кавказ в XIX веке вместе с предками Ивана из Каменецка-Подольского - города на реке Днестр в современной Украине.

«Моих дедов переселили на Кавказ в конце XIX века, - рассказывает дядя Ваня. - Вместе с Немчинскими в одном обозе прибыли Андреевские, Терлецкие, Крестинские, Кубановские, Хроновские, Новицкие, Грабовские, Радиуцкие и так далее. Всего 10 или 15 польских семей. Они происходили из Каменецк-Подольска, Гродно, Полтавы. Тогда на Кавказе закончилась война (прим. русско-турецкая война 1877-78 годов), и возникла необходимость в освоении земель. Многие польские семьи считались неблагонадёжными. Не революционеры, конечно, - тех в Сибирь ссылали. Просто подозрительные. Бунтовали или выступали за независимость. Царские власти их собрали и добровольно-принудительно отправили на Кавказ, чтоб разбавить христианами местное мусульманское население.

Привезли и поселили в чистом поле между аулами Ассоколай и Понежукай. Каждая семья вырыла себе землянку и накрыла зелёными ветками от дождя и солнца. Потому и назвали хутор Зелёным. Так и жили первое время, пока не поставили хаты из глины и камыша. У меня есть карта 1900 года. На ней уже обозначен этот хутор. А это значит, что в то время он  уже был крупным и известным».

Узнать историю семьи

После чаепития весёлое польское лицо Ивана Немчина краснеет. Он приглаживает короткую причёску, посеребренную сединой, и продолжает раскрывать семейную историю.

«Моего прадеда, который переехал, звали Мартин, прабабушку - Анастасия, а их детей - Иван, Григорий, Мария, Прасковья, Калина и Варвара. Дети выросли, завели семьи. Дед Григорий взял в жены Новицкую Полину. Они родили 11 детей, из которых только 8 выжили. Дед Иван переехал в Ставрополь и обосновался там. Сестры вышли замуж за своих хуторян и оставались жить в хуторе Зелёном. Дядьки мои были механизаторами. Тогда это было очень престижно. Отец - электриком.

Тут разговор уходит в детали механизаторского дела и на третьей чашке чая плавно перетекает к событиям военных лет:

«Все мои дядьки сражались в Великой Отечественной войне. Дядя Яков погиб, освобождая Европу. Помню рассказ двоюродного брата Павла Николаевича. В бою осколком мины ему выбило глаз, и он попал в плен к немцам. Когда спросили его фамилию, и он назвал - Немчинский, немец офицер воскликнул: «Das gut! О! Nemcha - Nemcha das gut!» (перевод: «Отлично! О, Немчин - Немчин это отлично!») Видно, хорошо помнили историю осады крепости Немча.  Если вернуться к нашему хутору - хотелось особо отметить выносливость, трудолюбие, высокую ответственность того поколения. Материнский подвиг бабушек, которые несмотря на быт и трудности имели столько детей. Люди были совсем другие во всех отношениях. Чистые душой. Бесхитростные. Человечные. Готовые в любой момент прийти на помощь без всякой корысти. В наших семьях жили  приёмные дети, оставшиеся  сиротами после войны.  Не было пошлости, жестокости и насилия, что царят и пропагандируются сейчас. Вместо денег была человеческая благодарность, а любовь - высоким романтическим чувством, а не сексом.  Современные люди, к сожалению, совсем другие».

В разговор вступает сын Ивана Алексей, и мы возвращаемся к деталям истории:

«У нас было огромное желание собрать биографию и историю семей. Но архивы сгорели во время Великой Отечественной войны, найти подробную информацию сложно. А хотелось бы. Мы писали в Польшу, когда город Немча отмечал 1000-летний юбилей в 2017 году. Поздравляли их администрацию, но ответа не получили. Мы намерены и дальше искать информацию».

Трудягам делить нечего

После осмотра владений хозяина, главная ценность которых - двор-музей Немчиновых, разговор вновь вернулся к истории.

«Ездили мы на место, где когда-то располагался хутор Зелёный, - продолжил Иван. - Его не стало после войны. Чистое поле. Кирпичную школу разобрали последней в 1960-х годах. Осталось только кладбище на кургане с редкими железными крестами. Мы обновили крест дедушки и бабушки на могиле и поставили такой же в хуторе Суповском, на семейном кладбище, куда принесли немного земли из Зелёного.

Отношения с адыгами были хорошие. А что им делить? И те, и другие - трудяги. В ауле Понежукай старшие хорошо помнят польские фамилии из хутора Зелёного. Когда я ездил туда, то встретил бывшего тракториста местного колхоза, его звали Рамазан. Он, когда услышал мою фамилию, обрадовался и в гости пригласил. Вспоминал, как мой дядя Николай учил его механизаторскому делу».

«Как-то я бывал в Германии, проездом через Польшу, - рассказывает дядя Ваня. - Если честно в Польше я испытывал особое волнение, смотря на всё, что меня окружало - старинные памятники и дома, природа и люди. Чувствовал понимание и благосклонность поляков, особенно когда я делился историей своей семьи. В 1920-е годы, после Октябрьской революции, Польша предлагала полякам вернуться. Почему наши не вернулись? Скорее всего, они об этом и не знали. Ни газет, ни радио тогда не было. Да куда они поехали бы? Они только освоились тут, семьи большие завели - и опять ехать непонятно куда, всё бросать? Устали люди. Да и разница небольшая - везде было трудно жить. Никто не предполагал, какие здесь будут ужасы сталинизма и коллективизации, но и в Польше никто не знал, что будут война и жестокая немецкая оккупация.  И тут,  и там горя люди хлебнули».

Поляков переселяли на Кавказ в конце XIX века.

Разговор заходит о любимом хобби дяди Вани - литье старинных артиллерийских пушек. Он создаёт реконструкции орудий в натуральную величину. Тяжёлые металлические стволы стоят на деревянных лафетах, обитых железом. На каждую уходят месяцы работы и серьёзные траты на материал. На металле - гербы и рисунки. Во дворе стоит реконструкция пушки казака Чепеги - основателя Екатеринодара. Есть орудие в черкесском стиле, с флагом, знаком великого князя Инала и соколами в черкесках. Рядком стоят польские пушки - 1753 года с гербом Варшавы и пушка, вылитая в честь юбилея осады крепости Немча в 1017 году. В окружении средневековых мечей, луков и щитов они смотрятся особенно аутентичными. Заряжаем одну из них взрывпакетами. Стреляют они очень даже натурально, зрелище не для слабонервных!

Насколько необычна или наоборот типична история польских переселенцев хутора Зелёного?

«Таких примеров довольно много по всему Северному Кавказу, - рассказывает глава польской общины Краснодарского края Александр Селицкий. - После окончания Кавказской войны регион активно заселялся царскими властями, а в Западном крае было много желающих получить землю на льготных условиях. Этот вопрос ещё не получил в науке должного освещения. Наиболее известные поселения поляков на Северо-Западном Кавказе - село Раздольное (сейчас в черте Большого Сочи) и станица Темнолесская возле Мезмая. В обоих случаях поляки, оказавшись без католического священника, перешли в православие и постепенно обрусели, но сохранили память о происхождении».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество