aif.ru counter
04.02.2019 12:57
Светлана Лазебная
10241

Онкофобы и псевдолекари. Краснодарская журналистка - о своей борьбе с раком

Светлана Турьялай / Из личного архива

Четвертое февраля – Всемирный день борьбы против рака. Краснодарский край по онкозаболеваемости – один из первых в стране. Известной кубанской журналистке диагноз поставили в 2017 году, в своём блоге Светлана Турьялай рассказывает о том, как ей живётся с диагнозом «рак молочной железы третьей стадии». Журналистка объяснила «АиФ», почему онкология не приговор.

До и после

Светлана Лазебная, «АиФ-Юг»: Светлана, вы журналистка, а теперь и блогер, в соцсетях подробно рассказываете о своей жизни - вам зачем такая «популярность»?

Светлана Турьялай: Подозреваю, мои частные посты о раке некоторых действительно раздражают, но они не удаляют меня из друзей, снисходительно полагая: о чем ей еще писать-то? Но, во-первых, у меня появилось множество товарищей, что называется, по несчастью. Или как я говорю – по счастливому выздоровлению. Мои посты их поддерживают и вдохновляют. А во-вторых, наивно думать, что «меня это не касается». Мне практически каждый день звонит кто-то из друзей или знакомых: «У моей мамы\папы\сестры\дяди рак. Посоветуй, куда обратиться». Количество выявляемых случаев растет год от года. У врачей есть такая шутка: «Для каждого человека уготовлен свой рак, но многие до него не доживают». Столкнуться с этой страшной болезнью может, увы, любой. Теперь о раке я знаю много. И считаю необходимым делиться этими знаниями. Возможно, это спасет кому-нибудь жизнь.

- Есть приём, к которому прибегают авторы, описывая человека в трудной ситуации: «Жизнь разделилась на «до» и «после»». Так и происходит? Как изменились вы?

- Действительно, жизнь больного и его близких разламывается пополам. Это касается всего – образа жизни, мыслей, поступков. У некоторых это перемены физические. Вчера человек был полон сил и планов, а сегодня не встает с постели.

У меня перемены произошли на духовном уровне. К счастью, физически мало что изменилось, хотя и я прошла курсы химиотерапии, таргетной терапии, операцию и облучение. Все это заняло полтора года.

Что было «до»? Я была довольно известной журналисткой, практически всю жизнь работала в федеральной прессе. Приятно было осознавать, что труды не напрасны, когда после твоих статей кому-то дали квартиру, отправили на лечение. Немаловажными были признание, награды, победы в журналистских конкурсах.

«После» всё это и многое другое перестало меня интересовать. Тебе говорят, что у тебя рак, и ты не знаешь, будешь ли жив через год, два, пять лет, и ни один врач в мире не осмелится делать какой-то прогноз. Тратить отпущенные свыше годы на карьерные дрязги, выяснение отношений, стремление во всем и всегда быть первой нет смысла. Я поняла, что мое призвание – помогать людям. Онкобольным и их родственникам. Причем помогать конкретными делами, а не только ободряющими постами, хотя они тоже имеют большое значение.

- То есть, вы нашли некую цель. В какой момент?

- Не сразу. Постепенно, в процессе лечения. Оно на удивление легко проходило. Конечно, я прочла немало статей, поговорила с другими онкопациентами и морально была готова к побочкам от «химии» и облучения.

Мне принесли жуков, их надо было есть по 50 штук в день живыми. Выпустила несчастных насекомых на свободу.

Но ничего из описанного со мною не случилось. Единственное, как у многих, выпали волосы, брови и ресницы, но зато это был отличный стимул сменить имидж. Говорят, что я даже помолодела.

После первых «химий» я стала задумываться: почему так происходит? И поняла: Бог дает мне это испытание и силы, чтобы поддержать других людей, столкнувшихся с болезнью. Казалось бы, если ты отвратительно себя чувствуешь, о какой помощи другим может идти речь? Я восприняла лечение, как некую обязанность, которую непременно надо выполнить, довести до конца. Успех в борьбе с раком, и не только своим, - вот что для меня теперь действительно важно.

Жуки и травки не помогут

- Вы общаетесь с «коллегами» по болезни. Какие тектонические сдвиги происходят с ними?

- У всех по-разному. Кто-то впадает в депрессию, ставит крест на жизни, но есть много и таких, кто говорит: «Ну, уж нет, так просто не дамся!». Рак – это единственная из болезней, которая действительно меняет людей. К примеру, у человека обнаружили язву желудка. Неприятно, но не смертельно. Человек лечит язву, соблюдает диету. А некоторые и этого не делают. Но если человеку говорят, что у него рак желудка, то это сразу шок. Совсем другое отношение. Что теперь со мной будет? И человек становится перед выбором: обижаться на Бога, на весь мир, или, не теряя времени, начать борьбу, чётко видя перед собой цель – войти в ремиссию.

Больной сам должен активно участвовать в своем исцелении. Только тогда будет результат. Я воспринимаю свой рак, как благо. В моём сознании он действительно произвел тектонические сдвиги. Я пересмотрела свою жизнь. Освободилась от ненужных отношений, проще стала относиться ко всему. Рак словно высветил, кто есть друг, на кого можно положиться, а с кем тебе не по пути. А самое главное – он помог мне понять, какова моя миссия на этой земле.

- Вокруг серьезно заболевших крутятся персонажи, предлагающие дорогие средства исцеления. И люди тратят последнее, влезают в долги, берут кредиты…

- И мне приносили жуков, их надо было есть живыми, по 50 штук в день, представляете? Я выпустила несчастных насекомых на свободу. Если у вас обнаружили онкологию, жуки не помогут. От химиотерапии еще никто не умирал, а вот от ее отсутствия, увы, многие.

- Вообще, это проблема - нетрадиционная, так сказать, медицина?

- Огромная! Я воочию видела, что происходит с человеком, который прибегает к ней. Сейчас в последней стадии моя дальняя родственница. У нас практически одновременно обнаружили рак. Но я сразу выбрала лечение, а она – обратилась к травнику. Я кричала, писала и наговаривала в мессенджере длинные послания о том, что такое рак, что бывает, если его не лечить. Все разбивалось о бетонную стену неприятия. «Химия» – это яд, а я дитя природы и буду лечиться природными методами», – слышала в ответ. Правильно, «химия» – яд, но яд для раковых клеток, а не для человека. Рак – коварная болезнь, и против него придуманы непростые, но доказавшие свою эффективность лекарства. Все мы дети природы, но болезни в нашем организме развиваются, к сожалению, одинаково. Результат оказался плачевным. Лечение травами, конечно же, ничего не дало, опухоль разрослась до гигантских размеров. Теперь эта женщина уже не встает, у нее 32 килограмма веса, и врачи говорят, что ей осталось несколько дней. А ведь если бы она сразу начала лечение, она могла бы прожить еще несколько полноценных лет жизни.

Что такое онкофобия?

- Почему сегодня люди верят во всякую чепуху? Всем известен случай, когда бдительная жительница многоквартирного дома в Москве добилась изгнания детей-пациентов онкологической клиники, как заразных, угрожающих здоровью других. Вот что это?

- Я сама была свидетельницей анекдотического случая, когда в отделение онкологии привезли бабульку, которой временно не хватило койки в неврологии. Она кричала на все отделение: «Вы куда меня привезли? Увозите скорее отсюда! Вы что, хотите, чтобы я раком заразилась?!». Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Меня, конечно, как и многих других, поразила недавняя история, когда старшая по дому в Москве развесила в подъездах и лифтах объявления, что в одной из квартир живут «заразные» дети с онкологическими заболеваниями. В ответ ей стали вешать оскорбительные послания, а журналисты не давали проходу. Я считаю в этой истории неправыми всех. Женщину можно только пожалеть, она писала эти объявления по незнанию своему. Многие люди ничего не знают об этой болезни. Им известно только, что это страшно, что рак – это приговор, боль, страдания и смерть. Полтора года назад я сама имела об этом недуге очень смутные представления. Да, рак очень страшная болезнь, но не заразная. И не смертельная. После того, как я заболела, стала много читать, у меня дома десятки книг о раке, я проштудировала множество статей в Интернете. Безусловно, я не врач и всех тонкостей не знаю, но объяснить, что это за болезнь, как она развивается, каковы методы ее лечения, я уже могу. Онкофобия в нашей стране – прежде всего от незнания. Поэтому я стараюсь использовать любую возможность, чтобы донести до людей информацию.

- Почему некоторые люди, в том числе образованные (мне известен доктор медицинских наук), отказываются после постановки диагноза от лечения. Какой вам в этом видится смысл?

- И мне известен случай, когда доктор наук отказался от лечения и предпочел гомеопатию. Через девять месяцев после постановки диагноза – рак легких – его не стало. Я не могу дать этому объяснение. Видимо, люди не понимают, насколько страшен рак, хотя доктор медицинских наук, о котором вы говорите, вроде бы должен был знать простую истину, что если рак не лечить, он очень скоро пустит свои щупальца-метастазы по всему телу. Но в данном случае человек сам делает выбор. Очень часто этот выбор фатальный.

В целом для больных в нашей стране, особенно для детей, есть все шансы получить адекватное лечение.

- Перелистываете ли вы сейчас в социальных сетях сообщения о том, что кому-то требуется помощь, собирают деньги на лечение/операцию? Почему? Эффектен ли этот способ сбора пожертвований?

- Я сама много раз собирала деньги на лечение и операции для своих друзей и знакомых. Мои друзья жертвовали незнакомым им людям, потому что доверяли мне. Раньше я понятия не имела, что такое благотворительность. Нет, я помогала точечно разным людям, но это была разовая помощь. Теперь я знаю, что такое культура благотворительности. Она въедается в кровь, становится частью жизни. Жертвовать действительно легко - больным людям, инвалидам, животным. Ты отдаёшь с лёгким сердцем, зная, что твои деньги творят благо для тех, кому это действительно нужно. Пусть это будут небольшие деньги. Подписалась на ежемесячные отчисления в один из фондов. Надо всегда помнить, что тот, кто берет, наполняет ладони, а кто отдает – наполняет сердце.

Миф и деньги

- Не секрет, что даже гриппом заболеть сегодня – страшно. Страшно дорого. Возможно ли излечиться от рака, прибегая к услугам бесплатной медицины, по полису ОМС?

- Утверждаю со всей ответственностью: возможно! Миф, что для того, чтобы лечиться от рака, нужны большие деньги. Конечно, сказать, что лечение будет совсем бесплатным, нельзя. Наверняка придется заплатить за какие-то анализы, чтобы их сделали быстрее. Но в целом для больных в нашей стране, особенно для детей, есть все шансы получить адекватное лечение. Главное – обратиться вовремя, стучаться во все двери, не опускать руки. У каждого гражданина России есть право получить лечение в Москве по квоте бесплатно. Не дают – жалуйтесь в Минздрав, Росзравнадзор, прокуратуру. Когда на кону ваша жизнь или жизнь ваших родных, никаких страхов и стеснений не должно быть.

- А почему на лечение ребенка с онкологией объявляют сбор пожертвований по ТВ?

- Есть виды рака, которые пока не лечатся в нашей стране. А вот на людей с коробочками, собирающими деньги якобы на лечение больных детей, реакция у меня негативная. Потому что знаю: для детей созданы все условия. А если какое-то редкое заболевание невозможно вылечить у нас в стране, то их с помощью специализированных фондов или пожертвований, отправляют на лечение за границу.

- Можете ли вы описать свою жизнь одним словом? Борьба, радость или?

- Радость! Слово «борьба» я не стала бы относить к раку, хотя лечение – это и есть, по сути, борьба. Борьба и победа должны быть над страхами и своим отношением к недугу. Радость в том, чтобы жить, общаться с людьми. Радость - помогать другим. Ведь когда мне говорят, что, глядя на меня, они верят, что рак победим, я понимаю, что сделала что-то важное на этой земле.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество