136

Догоним и перегоним? Фермер - о том, как желания открывают двери

«АиФ-Юг» № 35 26/08/2020
Сергей Рудых / Из личного архива

Кубань - аграрный регион. Но что мы знаем об аграриях? Современный фермер - не тот, кто просто «строит тепличку». Растения у хозяев новой формации поливают компьютеры, а котлы, дающие энергию тепла, работают на биотопливе. А продукцию свою они поставляют в крупнейшие торговые сети. Эффектно стартовать помогает программа поддержки кооперации. А как воспользоваться таким рычагом? Об этом мы поговорили с руководителем КФХ, председателем с/х кооператива «Ейский агросоюз» Сергеем Рудых.

Где пригодился?

Сергей родился в кубанской станице Копанской в 1983 году. Дедушка был бригадиром в колхозе, с ним он в шестилетнем возрасте уже сидел за штурвалом комбайна. Отслужил в армии, женился, родился сын...

«Пришёл к выводу, что, работая на кого-то, многого не добьюсь. При этом подспудно знал, что жизнь моя будет связана с аграрными технологиями, - рассказывает Сергей Рудых. - Долго не думал».

Его фермерская история началась в 2007 году с регистрации личного подсобного хозяйства. Сегодня он собственник большого производства из нескольких направлений: тепличного, полеводческого (зерновые и пропашные культуры), виноградарства. Сложно поверить, что начинал с нуля, но так было.

«Три года ушло на оформление земли, приобретение техники, семян, - признаётся фермер. - Без опыта и оборотных средств запуститься непросто. На тебя смотрят снисходительно: кто ты, зачем досаждаешь? Но важна цель, а я видел её ясно. Вдохновляла и история Уолта Диснея. Со своей идеей - известной ныне на весь мир анимационной студией - он приходил к инвесторам... 302 раза! И только на 303-й раз его выслушали».

И в сельском хозяйстве действует это «правило Диснея». Но двери отворяются перед теми, кто настойчив. Первый урожай собрал с 17 га в 2010-м, был страшно рад. И ещё раз Рудых постучался. Однажды он попал в Липецк. Оказалось, что в области работают по федеральным грантам, поддерживающим кооперативное движение. Ходил, смотрел, спрашивал. Выгода казалась очевидной: доля государственного софинансирования - 60 %! Вернувшись, поговорил с фермерами района. Земляки были за, но - загвоздка - не существовало региональной программы развития сельхозкооперации. (А именно на её платформу спускаются федеральные гранты.) Сергей выступил на съезде кубанских фермеров, поднялся на трибуну, рассказал про Липецк и обратился к губернатору: обратите, мол, внимание, нужна программа... Через полтора года она заработала. В числе первых восьми в неё вошёл основанный Рудых кооператив «Ейский агросоюз».

Досье
Сергей Рудых. Родился в 1983 г. в станице Копанской Ейского района. В 2007 году основал КФХ. Специализация: полеводство (зерновые и пропашные культуры), тепличное хозяйство, виноградарство. Создал на базе хозяйства кооператив «Ейский агросоюз». Окончил ростовский филиал Московского университета по специальности «муниципальное самоуправление, организация труда». Заместитель председателя АККОР.

«От государства получили 35 млн - огромные деньги! - Делится фермер. - В течение двух лет приобрели технику, а главное - линии по закладке на хранение/сортировку, предпродажную подготовку плодоовощной продукции. Это вложение позволило нам очень сильно подняться, полностью отказаться от услуг посредников-перекупщиков.

Проблемы по цепочке

Обычно кубанский фермер таких линий не имеет (дорого) и работает с перекупщиками. Те приезжают в поле, дают свою цену (как правило, невысокую) и забирают товар – от лука до арбузов - с грядок. Фермер не забивает голову сертификатами, сопроводительной документацией, не занимается сортировкой, предпродажной подготовкой. Как следствие, выстраивается цепочка проблем, затрагивающих людей в разных сферах.

«Себестоимость килограмма огурца в этом сезоне - 30 рублей, фермер продаёт его перекупщику за 40, на рынке килограмм стоит уже 70 рублей. Кто получает самую большую прибыль? Перекупщик, а не производитель», - утверждает Сергей Рудых.

В итоге фермер обижен тем, что не получает справедливую, по его мнению, цену. Покупатель недоумевает, почему в гипермаркете помидоры азербайджанские, а не наши, кубанские. Гипермаркеты, не видя предложений рядом, вкладывают ресурсы в поиск поставщиков из других регионов и за границей.

«Давайте рассмотрим и систему закупки любого крупного трейдера, - предлагает наш собеседник. - Размещается заявка: требуется сто тонн моркови с периодичностью поставок раз в неделю в течение года. Какой фермер возьмёт на себя такие обязательства? Это подряд для крупной оптовой базы. (Или заработок для посредников, которые берут комиссию за то, что связывают производителей и сети.) Мы видим, что важен объём (большой) и товарная привлекательность. Кооперативы, объединяющие несколько или много хозяйств, могут этот набор предложить. Вот мы с вами сейчас разговариваем, и в это время отгружаются наши огурцы, морковь и виноград, мытые, в красивом упакованном виде отправляются крупному трейдеру».

Львиную долю прибыли от сельхозпродукции получают перекупщики, и с этим не стоит мириться.

Но если кооперативы молодцы, то большинство фермеров не готовы и не могут выйти в сети, а сети не могут принять их товар, тем более без фасовки и документации. При этом - знают все - местную продукцию нужно спрашивать на местном рынке, упоминаемом опте, в средних и мелких магазинах. Так, может быть, и не заострять внимание на нюансах?

«Ну, если мы готовы мириться с уходом бизнеса в тень, то можно и не заострять, - отвечает Сергей Рудых. - Но оставаться на исходных позициях долго не получится. Трейдеры, столкнувшись с карантинными ограничениями, из-за которых исчезли многие каналы в Европе и Восточной Азии, присматриваются к производителям, работающим поблизости. И мне кажется, именно сейчас у фермеров больше шансов сбросить зависимость от перекупщика, во многом нездоровую».

Кто кого обижает?

Кооперативы помогут, считает Сергей, но и маленьким фермерам нужно проявлять больше энтузиазма. Кстати, он не согласен с тем, что агрокомплексы убивают личное подсобное хозяйство и КФХ. Но подтверждает, что жизнь глубинки они изменяют.

«Они заняли место советских колхозов, роль которых была велика. В моей станице колхоз владел фермами, мукомольным производством, пекарнями и так далее. Этот колосс содержал всю местную инфраструктуру. Времена те давно прошли, и сейчас в станице также есть большой хозяин - агрокомплекс, с московским собственником. Владелец оптимизировал остатки советского производства, отказавшись от балласта, соответственно сократились и рабочие места. Его право. Несправедливым станичники считают, что владелец использует ресурсы земли здесь, а налоги от прибыли платит в Москве. Хозяин холдинга не обязан участвовать в социальном благоустройстве станицы. Но, наверное, обратить внимание на проблему стоило бы правительству. В любом случае основа благосостояния станицы - бюджет и наличие рабочих мест, а с этим не всё хорошо».

По словам фермера, несмотря ни на что станица развивается, дороги ремонтируются, инфраструктура поддерживается в приличном состоянии... Но народ уезжает. Одна из причин в том, что сельское хозяйство в аграрном регионе не воспринимается молодёжью как перспективное и интересное. Мало кто на себя работу в аграрном секторе примеряет. Сложилась ситуация, когда по-старому станичники жить уже не хотят (70 % местных не держат скотину и ничего не выращивают в огородах), а по-новому не могут. Точнее - не знают как. Знают - как раз в агрохолдингах и некоторых передовых КФХ. Рудых советует отправлять туда школьников на экскурсии. Производство умное, оптимизированное и даже цифровизированое, - как минимум вдохновляет. Мелких и начинающих фермеров, считает Сергей Рудых, присутствие крупных, больших и шустрых коллег в агробизнесе должно тонизировать.

«Агрокомплексы у КФХ не отбирают их опт и прочие традиционные точки сбыта. Причина, на которую напирают некоторые мелкие, оправдывая собственную низкую доходность и конкурентность - надуманные. Главная угроза, которая действительно может привести к разорению, - собственная инертность. Выход в том, чтобы делать свою работу качественно и эффективно. Для этого придётся постоянно учиться. Вы не задумывались, почему в Европе, где земли очень мало, урожайность пшеницы больше ста центнеров с гектара, а у нас около двадцати? Россия - великая страна, мы богаты землёй, но не приучены к рачительности. Мы в своём хозяйстве недавно поставили котлы на биотопливе и гордимся, а на Западе уже 50 лет на таких работают. Они нас могут завалить яблоками, апельсинами и помидорами и получат прибыль, а мы? Будем стенать и искать виновных в трудностях? Трудно было нашим дедушкам и бабушкам в окопах, но через 16 лет после страшной войны, восстановив страну из руин, они в космос полетели. А мы? Мы не можем огурец вырастить? Пора догонять. Но установка должна смениться. Если по привычке надеяться: «А вот поставлю-ка я тепличку маленькую и озолочусь», - ничего не получится. Не бывает уже такого. Нужно развиваться и образовываться, пользоваться возможностями государственной поддержки. Даже если в 302-й раз что-то не получится - на 303-й повезёт».

Оставить комментарий (0)

Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах