685

«Предки создали, а мы потеряли». Писатель Виктор Лихоносов – о былой России

«АиФ-Юг» № 17 27/04/2016

Сейчас Виктор Лихоносов заканчивает очередную книгу -  «Одинокие вечера в Пересыпи», отрывки из которой он читал на недавней встрече с журналистами. Жанр произведения Виктор Иванович определяет, как «прозаические воспоминания», - и строки эти действительно наполнены тихой грустью. Сожалением по той России, которую мы потеряли. Так чего же лишилась страна в кровавом двадцатом веке?

Казачий образ жизни в ХХI веке?

Виктор Лихоносов
Виктор Лихоносов. Фото: Официальный сайт издательства «Союз писателей»

«Мы потеряли непрерывность исторической жизни, - говорит Виктор Лихоносов.  – На свете есть государства, в которых и история, и уклад, и традиции непрерывно передаются от праотцев, дедов, отцов к детям. У нас же все это прервалось в семнадцатом году. Тогда случился страшный надлом, когда то, что мы исповедовали веками, новая власть приказала уничтожать».

По словам писателя, утратился уклад жизни, казачьей в том числе. Поэтому когда сейчас с высоких трибун говорят о возрождении казачьих обычаев, в этих словах много лукавства.

«Недавно атаман провозгласил, что мы должны довести количество казаков в крае сначала до одного миллиона, а потом – и до двух с половиной, - продолжает Лихоносов.  -  И еще добавил: «Мы будем жить по казачьему укладу». Это, конечно, фантастика. Как в ХХI веке, с ноутбуками, Интернетом, без лошадей вернуться к казачьему образу жизни?»

Как говорит прозаик, старинная Русь сначала потеряла что-то важное во время петровских реформ. Хранят традиции только старообрядцы, сумевшие в сильно изменившимся мире жить по заповедям протопопа Аввакума.

«Петр Первый прорубил окно в Европу так же, как Ельцин прорубил выход  в «рыночную экономику», - сетует Виктор Лихоносов.  – Самое страшное, что мы потеряли особую породу людей. Дворяне же не просто крепостных имели и ездили за границу в карты играть. Они служили своему роду, а род служил России. На Бородинском поле Николай Раевский воевал вместе с маленькими сыновьями. Эти люди считали за честь умирать за Родину. Все это было истреблено после революции, оболгано. Старая Россия другая -  не гавкающая, а мягкая».

О чем жалеть?

Вообще сожаление по другой, мягкой, тихой, но в то же время великой России звучат и в текстах Лихоносова, и в его словах. Не зря он вспоминает строчки из дневника Ивана Бунина «Из леса вышли трое – вот такие строили Русь». Правда, не сохранилась эта старая Россия и в тех, кто в начале двадцатого века эмигрировал, уехал от революции. Писатель вспоминает, как в девяностые годы на Кубань приезжал сын предводителя дворянства Сергея Павловича Бурсака, убитого под Горячим Ключом в 1918 году.

«Этот человек представлял совершенно переродившееся племя, – удивляется  Лихоносов. -  Да, мы выросли при советской власти, но филологически мы лучше них. Они – уже чисто западные люди».

Особенно покоробило писателя то, что потомки казаков интересовались не тем, как жили их предки, а только принадлежавшими им домами и прочими богатствами. Да и смотрели тогда, в девяностые, на россиян свысока. Мы, мол, свободные люди из демократических стран, а вы, дескать рабы.

Но жалеет писатель не только об утраченном времени, но и о том, что в свое время не сделал сам – не ездил на родину матери, не говорил со стариками. Виктор Лихоносов хоть и считается певцом Кубани, но родился и вырос не здесь – в Краснодарский край он приехал из Сибири, куда семья попала во время репрессий.

Кино будет?

Сейчас часто экранизируют классические литературные произведения, причем даже те, которые уже снимали мэтры кинематографа – недавно, например, вышла новая версия «Тихого Дона». А почему до сих пор нет киноверсии главного романа Виктора Лихоносова?

«Я категорически не хочу этого, - признается писатель. - Сергей Никоненко не раз спрашивал меня, не собираются ли экранизировать роман. Я чувствую, как ему хочется сыграть какой-нибудь характер. Но сейчас такого наворотят. Фильм по книге, на мой взгляд, должен быть лиричным, грустным, музыкальным, словно напоминание о великой России. Но современные киношники же сделают по-другому. В кино  нам показывают отвратительную Россию. Может, если бы мы этого не видели, и жили бы лучше, и сами лучше были».

По мнению писателя, в девяностые, когда «пришла свобода» (хотя Лихоносов уверен, что о настоящей свободе речь может идти только тогда, когда дело касается жизненных основ) именно телевидение не позволило напомнить о былой России. С голубых экранов показывали разврат, умаляли страну.

«Да вы посмотрите, и сейчас в новостях показывают страну из кабинетов. Везде – в  Москве, Воркуте, Владивостоке – одинаковые кабинеты, а Родины нет. А патриотизм нужно воспитывать через наши просторы – ведь это все прошли наши предки на конях, на лодках. Предки создали, а мы – «великие демократы» – потеряли».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах