959

Дресс-код бессмысленный и беспощадный. История о поиске работы в Краснодаре

Сюжет Все произведения участников конкурса «Стихи и проза»

Рассказ Елены Асеевой станет заключительной публикацией в рамках нашего литературного конкурса «Стихи и проза». Итоги полугодового марафона подведем на следующей неделе.

Российский дресс-код

Если вы работали в какой-нибудь мало-мальски пухнущей от собственной важности фирме, то непременно сталкивались с таким понятием как «дресс-код». В нашей стране сей стандарт принял какие-то извращенные формы.

Я, естественно, понимаю, что в каких-то трудовых коллективах форменная одежда нужна, например: в полиции, военным, медикам. Однако я не понимаю, каким образом этот стандарт одежды может повлиять на работу сотрудника банк, или офисного работника: менеджера, бухгалтера. Вряд ли декольтированное платье, шорты или кроссовки ухудшат продажи продукции, ее закупки или подорвут бухгалтерский баланс.

Впрочем, это все была присказка... А сказка, или все-таки быль, она - впереди.

Что самое неприятное в поисках работы? Ясно, что любой ищущий ее ответит: «В поисках работы больше всего напрягает собеседование».

В этот раз мне, однако, повезло... В отделе кадров явно во мне нуждались. И менеджеры, видимо, были рады меня пристроить или скинуть с собственных плеч злосчастную вакансию. Похоже, во мне нуждался и начальник службы безопасности. Поэтому я с лету прошла собеседование и была уведомлена, что со мной обязательно свяжутся ближе к 1 апреля, когда начиналась работа диспетчера видеонаблюдения в одном из жилищных комплексов Краснодара. 

Оговорюсь сразу... В этой должности меня прельстило лишь одно - удобный график работы, а именно сутки через трое. Просто незаменимый график, когда ты живешь в пригороде, имеешь частный дом, да еще после смерти мужа сама поднимаешь двух школьников-подростков. А вот оклад в 15000 рублей с выдачей после удержания налогов суммы 13600 рублей вряд ли мог кого удовлетворить. 

Начальник службы безопасности выдал номер телефона непосредственного руководителя, старшего диспетчера Любови Николаевны, а также сообщилд, что данная должность предусматривает определенный дресс-код.

- Черный низ: брюки, юбка - и синий верх: рубашка, кофта, - проронил начальник службы безопасности. 

Несомненно, всякий там навязанный дресс-код меня напрягал. И вспомнилось мне в этот момент общее собрание в школе, где учатся мои дети. Суровое лицо директора, мечущего во все стороны молнии из очей, тем, несомненно, упреждающие какие-либо возражения родителей.

Впрочем, в ту минуту начальник службы безопасности открыл перед собой железную дверь, и мы вступили в "мониторную", будущее место моей работы. Небольшая комната, без окон, доступа дневного света, с единственной (и тут железной) дверью, в приглушенном сиянии потолочных светильников, создавала ассоциацию замкнутой камеры тюрьмы (благо не одиночной). Да, что я говорю... в тюремной камере обязательным атрибутом было маленькое окошко. В "мониторной"  же того маханького окошка и вовсе не имелось. Почти посередине комнаты стояли сдвинутые столы, три стула, а противоположную входу стену занимали мониторы, на которые транслировались изображение с камер.

Любопытно, что не успела я выйти на работу, как дресс-код сменился. Видимо, в интересах поддержания профессионального имиджа и репутации Жилищного Комплекса  сотрудники "мониторной" должны были придерживаться абсурдных стандартов в отношении одежды, а именно...

- Черный низ: брюки, юбка и белый верх: рубашка, черные туфли. Если холодно: черный пиджак, кофта или жилет, - прозвучало из телефонной трубки.

- У меня нет белой рубашки, - все-таки отозвалась я, в целом не собираясь ее даже носить, не то, чтобы покупать. Ибо никоим образом не собиралась облекать себя в школьные стандарты, лишать себя индивидуальности, унижать в глазах собственных детей или мыслей.

Впрочем, отправляясь на работу уже  3 апреля, я выбрала примерную расцветовку, одев: черные джинсы, черные мокасины и кофту, да белую водолазку.  Таким образом, оставшись при своем мнении и с тем не сильно (как мне казалось) демонстрируя мой образ жизни, где свободолюбие всегда являлось основой поступков и решений.

Однако, это мое свободолюбие было напрочь сбито с толку встречей с непосредственным руководством, старшим диспетчером, Любовь Николаевной, предупредившей, что отсутствие столь важного элемента в одежде, как белая рубашка, приведет к тому, что меня станут штрафовать. 

А мои напарницы: Ирина и Людмила, - по доброте душевной уведомили меня о недопустимости есть и пить за рабочим столом, пользоваться сотовым телефоном и даже переписываться, заглядывать в него, становилось минорно. 

К моему и без того унылому настроение добавилось осознание того, что тут еще и явственно грузят чужой работой. Потому как, помимо основных обязанностей, диспетчера видеонаблюдения (как указывалось в вакансии) навязывалось выполнение обязанности диспетчера ЖКХ, то есть: обработка и прием телефонных звонков жителей Жилищного Комплекса; электронная регистрация заявок; контроль их исполнения; контроль качества их исполнения.

Доплаты за работу диспетчера ЖКХ, как и понятно, не полагалось...

И вообще, как оказалось, данные обязанности диспетчера были вменены сравнительно недавно, и по-первому временно. И лишь с течением срока стали постоянными. Похоже, потому как в нашей стране " нет ничего более постоянного, чем временное".

Часикам к семнадцати Любовь Николаевна, старший диспетчер, мой непосредственный руководитель, покинула место своей дислокации и отправилась домой. Так как ее рабочая неделя, согласно статьи 91 Трудового Кодекса РФ, не превышала 40 часов в неделю, и слагалась из пятидневной рабочей недели. И я... впрочем, как и мои напарницы, немножечко так расслабилась, позволив себе завести разговор, улыбнуться, и даже высвободить ноги из мокасин.

Прошло, может, минут двадцать или тридцать той непринужденности, и телефон напарницы Ирины зазвонил. До этого не только ее телефон, но и Людмилы предпочитал молчать (дабы не встревожить руководство), а мой и вовсе был выключен. 

Какого же было мое удивление, когда оказалось, что Ирине позвонила Любовь Николаевна. А из долетающей до моего слуха трубки сотового  явствовало, что речь шла обо мне, а если точнее о том во, что я обута.

- Нет, у нее туфли, - оправдывалась напарница, заглядывая под стол, где так зазорно сверху на мокасинах находились стопы моих ног. - У нее черные туфли. Это носки серые. Нельзя серые носки? Только черные? - продолжила Ирина и глаза ее наблюдаемо увеличились в размерах, а на приятном лице знаком вопроса проявилось непонимание. - Хорошо, передам....

Кто мог ожидать, что тронувшийся умом российский "дресс-код" диспетчера видеонаблюдения, чей рабочий день проходит в тюремной камере, даже без окошка с дневным светом, затронет цвет носков?

- Открой  ватсап, она тебе написала, - проронила напарница, намекая на Любовь Николаевну, и горестно вздохнула, отводя от меня взгляд.  

Я протянула руку к тумбочке, спрятанной под столом, где диспетчеры ( тихую) в выдвижных шкафчиках прятали стаканы с чаем, водой и телефоны, и, вынув оттуда сотовый, включила его.  А минуткой погодя явил мне ватсап и присланные три сообщения: одно из них - мое фото в серых носках.

" Лена. Что за обувь? За нарушение формы будут штрафовать. На первый раз прощается. Иди переобуйся. Это мне начальник службы безопасности сейчас прислал".

И второе - " Форма одежды: Белая рубаха, черные брюки или юбка, черные туфли, черный пиджак, жилет или кофта. Никакой спортивной обуви, одежды и, естественно, тапочек домашних. В мониторной находимся по форме одежды".

Да...

Это только мне показалось, что я читаю бред сумасшедшего?

Или вам тоже?

Поэтому остаток рабочего времени, я лишь досиживала в "мониторной", дожидаясь утра, окончательно и бесповоротно решив не задерживаться в этой фирме, даже ради графика сутки через трое.

Я вышла из административного здания, сжимая в руках трудовую книжку (в которую еще не успели вписать мой суточный передых в "мониторной") и широким шагом направилась вдоль трамвайных путей улицы к автобусной остановке, радуясь голубому небу, расчерченному золотыми солнечными лучами. Голубизна приволья, смотрящего на нас с небосклона, травянистость земли, чуть присыпанной бусинками золотого, голубого, красного цветка, и изумрудные кроны деревьев словно указывали на человеческое безумие, жаждущее все и всегда, неважно божеское это или людское, заключить в узкие рамки.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Собираетесь ли вы вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах