aif.ru counter
112

Борьба за место под солнцем. Писатель - о преимуществах внутренней миграции

Сюжет Местные и приезжие
Пресс-служба администрации Краснодара

Не зря говорят, что рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. У каждого есть возможность менять города, регионы и даже страны - было бы желание. Мы не ставим под сомнение своё право выбора. Он у нас есть, даже если никогда им не воспользуемся. Но при этом, иногда, мы не очень-то рады приезжим - почему? О причинах диссонанса «АиФ-Юг» рассказал писатель, журналист, эксперт современной истории Владимир Рунов.

Изнанка свободы

Светлана Мамина, «АиФ-Юг»: Владимир Викторович, в чём причина выраженного сегодня (особенно в соцсетях) противопоставления «кубаноидов» и «понаехов»?

Владимир Рунов: Оно было всегда, из истории мы знаем, что казаки не так уж радушно относились к иногородним. Но вас интересует современность? И тут тоже важна предыстория, связанная с падением СССР. Для людей в обновлённой стране открылись цивилизованные возможности, в том числе - право на свободное передвижение и выбор места жительства. Долгое время невозможно ведь было переехать в Москву, в любой крупный город на том основании, что тебе захотелось. Пропиской, без которой не брали ни на какую работу, государство регулировало внутреннюю миграцию. При заинтересованности в развитии территории, допустим, где-то строился завод, - рассчитывалась рабочая квота или лимит. Иногородних приглашали, прописывали в количестве необходимом и обоснованном. Колхозники вообще не имели паспортов до середины 1970-х, были привязаны к деревням и станицам.

И вот - свобода. Но привела она к тому, что какие-то территории оголились, оказавшись на грани исчезновения. А где-то наоборот - нарушился разумный баланс концентрации людей. Чрезмерное, по мнению коренных, количество приезжих, не может не вызывать реакции. Она в нашей сдержанности, осторожности, фокусировке на поддержке родовых связей... Приезжие это считывают как высокомерие, заносчивость, кумовство. Конфликт этот внутренний, глубоко запрятанный, чисто человеческий.

- Хочу заметить, территория края - это 76 000 километров. Почему приезжие стремятся, в основном, в Краснодар?

- А куда им стремиться - в станицы? Для пенсионеров - рай, а молодым там что делать? В СССР человека на Родине удерживала не только прописка, но и работа. В маленьких кубанских поселениях её нет. Кстати, поделюсь наблюдением. И при советской власти её не так уж было много - реальной. Гигантские битвы за урожай во многом придуманы! Когда-то я работал в горкоме, мне в руки попали сводки по уборочной. Я увидел, что солдаты из военной части, приглашённые в помощь колхозу, сжигают на своих грузовиках бензин в поездках, которые абсолютно бессмысленны. Рейсов много, а тоннаж перевезённых грузов мизерный. Открытием поделился со своим начальником. А он объяснил: солдатики - парни молодые, перспективные. Пусть с девушками нашими знакомятся, женятся, остаются… Молодая кровь, энергия, демография - вот что нужно колхозу, чтобы жизнь в нём кипела. Сегодня вы слышите о каких-то битвах? Земля - частная собственность. Урожаи собираются без привлечения школьников, студентов и солдат. В три дня, спокойно... Не потому, что у фермеров чудо-техника. А просто: много людей в поле не нужно. В СССР ни один человек не оставался без внимания и учёта. Все были заняты по месту прописки, имели гарантированный заработок. Не то, что безработных не было - тунеядство каралось статьёй Конституции.

Досье
Владимир Рунов. Родился в 1937 году в Ростове-на-Дону. Окончил исторический факультет Уральского университета в 1962 году и сразу переехал в Краснодар. Много лет руководил ГТРК «Кубань». Декан факультета телерадиовещания Краснодарского госуниверситета культуры и ис­кусств. Член Союза писателей России, кандидат исторических наук, имеет звания «Заслуженный работник культуры России», «Заслуженный журналист Краснодарского края», «Заслуженный журналист Республики Адыгея». Герой Труда Кубани.

Былое и думы

- Разве рационально? И сегодня, по-вашему, нужно приплачивать людям за то, чтобы они селились в станицах?

- В людей, если цель - удержать их на какой-то территории - вкладываться необходимо! В село не едут и оттуда уезжают не потому, что там людям не нравится. Я уже сказал: там сложно найти постоянный заработок. Сужу по своим студентам. Многие приезжают из села, оканчивают университет и остаются в Краснодаре. Не все хотят быть фермерами или работать в торговле (а какие в станице ещё варианты?). Жизнь там тусклая и скучная. Бурлила и кипела - когда-то. Кроме битв за урожай ведь были и грандиозные праздники, устраивали скачки, ярмарки и так далее.

Инфраструктура развивалась, были востребованы молодые специалисты почти любых направлений. Всё в прошлом. Вернуть людей можно только заинтересовав их перспективами, которые реальны, преимуществами, которые неоспоримы. Вспомните, как «поднялась» Сибирь на волне столыпинской реформы. Кампания по переселению удалась, потому что давала переселенцам преференции, включая освобождение от налогов. Регион снабжал Россию лесом, пушниной, продовольствием, считался самым зажиточным. Сегодня наше правительство задумывается о том, как привлечь людей в опустевшие территории, но мотиваторы так себе. Идея Дальневосточного бесплатного гектара - отличная. Но туда нужно ещё доехать или долететь. А там ни дорог, ни воды. Еноты бегают.

- Грустно...

- Понятно, что человек ищет, где лучше. Но приводит это к тому, что всем хорошо в местах, куда устремляются массы, быть уже не может. Кто-то обязательно ощутит себя ущемлённым и обиженным. Простой пример. Недавно мне позвонили с краевого телевидения: «Мы нашли плёнку пятидесятилетней давности с вашим репортажем, вы снимали пятисоттысячного жителя Краснодара! Мы его нашли!» Радость, эйфория... но подробности, как вы отметили, грустные. Человек отыскался по тому же адресу, в квартире, в которую его принесли из роддома. Получали её молодые родители, ткачи, квартиру им дал завод. «Пятисоттысячник» - обычный работяга, капиталов не нажил, жилищные условия улучшить не смог.

Всё население Кубани составляет 5,6 млн человек, из них пятая часть (1,2 млн) - жители Краснодара.

О чём, интересно, он думает, проезжая на трамвае мимо развалин завода, на котором трудились родители, мимо новостроек сверкающих? Для кого эти многоэтажные свечки строят? В основном для приезжих. Некоторые коренные оказались на социальных позициях ниже тех, что когда-то занимали их родители. Напротив, иные приезжие заняли позиции выше. Конкуренция на рынке труда ужесточается, инфраструктура перегружена: дороги от транспорта трещат, больниц не хватает... Детей в одном из первых классов Краснодара набрали в первый «Х»! Но новые микрорайоны продолжают строиться. Такое ощущение, что мечта градоначальников - превратить Краснодар в гигантскую ночлежку. Возникли комплексные проблемы, которые мы с лёгкостью перекладываем на чужих, обвиняем их в том, что плохо живём.

Где выход?

- Упрощая: местные приезжим не особенно рады, а приезжие поэтому на местных обижаются. А что нас должно примирить?

- Наше общее будущее на кубанской земле. Возможно, чаще стоит вспоминать, что казаки сами на ней народ пришлый. Считается, что местными приезжие становятся в третьем поколении. «Свежие» переселенцы могут неправильно, по нашим меркам, себя вести, не по-нашему говорить. Мы отрастили колючки и можем их за это уколоть. Я не родился в Краснодаре, но большую часть жизни, а мне уже за восемьдесят, прожил здесь. Здесь мои дети и внуки, полгорода знакомых. Я уважаю кубанский менталитет, отличающийся врождённой осмотрительностью и здоровым консерватизмом. Уровень, на котором мы обзываем друг друга «понаехами» и «кубаноидами», - первобытный и тупиковый. Мы живём в единой стране, в которой провозглашены принципы свободы. Обстоятельства стремятся уронить нас до примитивного уровня, но в наших силах им противостоять. Не нужно искать виноватых в своих неудачах среди соседей, коллег, прохожих на улице. Кубань привлекательна. Всем она нравится, и места всем хватит. Но власть должна крепко озадачиться: как бы создать такие условия, чтобы люди не толкались локтями в пресловутом краевом центре?

Мнение историка
Кандидат исторических наук Игорь Васильев: «Первоначально кубанское казачество формировалось в весьма специфических условиях. Казаки вели образ жизни, тесно связанный с военным делом. Статус казака подразумевал пользование общинной землёй и несение военной службы за свой счёт. Начиная с 1860-х гг. приезжие получали на Кубани шанс улучшить своё благосостояние, но они чаще всего уже не становились казаками. В регионе формировались новые сообщества иногородних: батраки и ремесленники, предприниматели, разночинная интеллигенция. Между казаками и иногородними возникали противоречия, которые иногда принимали острые формы, особенно во время Гражданской войны. Иногородние (преимущественно их беднейшая часть) стремились поднять свой социальный статус (добивались отмены «посаженной платы»), требовали допуска к участию в станичном самоуправлении и равных с казаками прав на пользование станичной землёй. Казаки противостояли подобным инициативам, расценивая их как несправедливые и грозящие им разорением. Первая половина ХХ века ознаменовалась многими испытаниями (революция, гражданская смута, голод и репрессии, Великая Отечественная война). Кубань прошла через них, не потеряв миграционной привлекательности. Активный приток новых жителей всегда порождает ситуацию противопоставления местных и приезжих. Они хорошо заметны друг другу. Но не всегда понятны».

Оставить комментарий (0)

Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах