aif.ru counter
1353

Нужен там, где проблемы. Чем тьютор отличается от учителя?

Марина окончила КубГУ, позже - магистратуру Московского городского педагогического университета по программе «тьюторство в сфере образования».
Марина окончила КубГУ, позже - магистратуру Московского городского педагогического университета по программе «тьюторство в сфере образования». © / Марина Хорольская / Из личного архива

Тьютор - это педагог-наставник, который не преподаёт определённые предметы, не навязывает свою точку зрения, а наблюдает за ребёнком и помогает ему сделать выбор и найти свой путь. О сути профессии, её принципах, о том, как лестница помогла второкласснику выучить математику, что делать с детскими манипуляциями и многом другом «АиФ-Юг» рассказала дипломированный тьютор Марина Хорольская.

И трёхлетке понятно

В переводе с английского тьютор - это наставник. В атласе профессий говорится, что это «педагог, сопровождающий индивидуальное развитие учащихся в рамках дисциплин, формирующих образовательную программу, прорабатывающий индивидуальные задания, рекомендующий траекторию карьерного развития».

«Сейчас тьютором может стать любой человек с психологическим или педагогическим образованием, - рассказывает Марина Хорольская. - Для этого достаточно пройти курсы. Но, я считаю, дело не в дипломе, а в призвании - нужно просто искренне хотеть помочь людям».

Сама Марина окончила художественно-графический факультет КубГУ, позже - магистратуру Московского городского педагогического университета по программе «тьюторство в сфере образования». Уже на первом курсе МГПУ Марина начала практиковать - выиграла конкурс на работу в семье, предложила свои идеи по работе с детьми, которые пришлись по душе комиссии.

«У меня тут ещё и личная история - в детстве мне нелегко давались знания, - признаётся она. - Я всегда удивлялась, почему учителя объясняют всё такими сложными словами, неужели нельзя найти простые и понятные? Когда учила детей рисовать, пыталась объяснять так, чтобы каждый понял. Если даже трёхлетний ребёнок начинает разбираться, значит ты, как педагог, всё делаешь правильно».

Лестница помогла

По словам Марины Хорольской, тьютор нужен только тогда, когда у ребёнка появляются проблемы с учёбой. Если трудностей нет, то помощь не понадобится.

«Я работала в инклюзивном, школьном и альтернативном образовании, - продолжает педагог. - И в каждом случае у тьютора разные задачи».

Инклюзивное образование предполагает «включение» в обычную школу детей с какими-либо физическими или психическими особенностями. Здесь педагог помогает ребёнку научиться работать вместе со всеми и, одновременно, показывает и подсказывает учителю, как заниматься с таким школьником.

«Однажды я работала со второклассником, активным мальчиком, которому никак не давался математический счёт в том формате, в котором его преподавали, - рассказывает Марина Хорольская. - Некоторое время наблюдала за ребёнком и заметила, что у него тесная связь мозга с телом. Проще говоря, чтобы понимать и запоминать новое, он должен двигаться. Попробовали использовать обычную лестницу в школе: когда он шёл по ней вверх - счёт увеличивался, вниз - уменьшался. Так мальчик разобрался со счётом, понял тему, а учителя узнали об особенностях его восприятия и поняли, как давать ему материал».

Наблюдение - первый этап работы педагога-наставника.

«Сначала - наблюдаю, потом - предлагаю решения, - объясняет Марина Хорольская. - Причём готовых сценариев у нас нет, мы всегда идём от желаний ребёнка».

Идти от детей

Если в инклюзивном образовании тьютор помогает ребёнку включиться в общий процесс, то в альтернативном, когда родители решают учить сына или дочь не в школе, а дома, с использованием новых методик, такой педагог становится организатором образовательного пространства.

«Ребёнок не может учиться сам, даже если ему предоставить всех преподавателей, репетиторов, - объясняет тьютор. - У школьника ещё нет нужной осознанности, мотивации, не хватает определённых навыков, например, самоорганизации. И тут на помощь приходим мы. На первом этапе тоже наблюдаем, чтобы понять, чего именно не хватает. Если умения управлять собственным временем - то даём инструменты для решения этой проблемы. Если мотивации – другие».

Марина Хорольская вспоминает, как работала со сложными детьми в богатой семье. Они не ходили в школу, игнорировали репетиторов, отказывались воспринимать любую информацию по учёбе. А надо былоготовиться к сдаче Основного государственного экзамена (ОГЭ) по русскому языку в девятом классе.

Когда хорошо относишься к ребёнку, веришь в него, то он будет меняться к лучшему.

«Идти нужно было от этих детей, - рассказывает педагог. - И тогда мы решили готовиться вообще без профильных преподавателей. Дети сами проектировали себе схему обучения, пробовали и через некоторое время поняли, что не справятся. На то, что они сами пришли к понимаю необходимости занятий с репетитором, понадобилось два месяца. Самое сложное в это время было объяснить родителям, почему нужно было потратить время на поиски и осмысление, а не просто зубрить. Но тьютор и не обязан предлагать готовое решение, ребёнок сам должен к нему прийти, понять и осознать. В итоге ОГЭ дети сдали на четвёрку».

Связующее звено

В школе - а сейчас Марина Хорольская работает в московском образовательном учреждении - у тьютора и задачи другие, и возможности для их решения. Во-первых, аудитория. Одно дело работать с двумя-тремя детьми, совсем другое - с несколькими десятками. Плюс на незнакомого человека в новом месте всегда смотрят с подозрением, а когда он ещё непонятно чем занимается, то вдвойне. Но, по словам специалиста, как только становятся видны результаты, настороженность коллектива испаряется.

«Труднее всего работать в школе, - говорит педагог. - Контакт с детьми я нашла быстро, они, конечно же, сразу начали хаять учителей, такие, мол, сякие. Но я смогла разрешить этот конфликт, и тогда мне стали доверять и ученики, и педагоги».

Марина Хорольская признаётся, что только на восьмом году практики пришла к правильному общению со всеми сторонами. Раньше считала, что учителя - профессионалы, они должны понимать детей априори.

«Но педагоги, как и дети, также находятся в ситуации повышенного стресса и им тоже нужна помощь, - говорит она. - Поэтому я общаюсь и с детьми, объясняю, почему учитель имеет право на собственное мнение, как нам вместе достичь компромисса. Когда разговариваю с учителями, тоже пытаюсь показать им ситуацию с другой стороны. «Понимаю, вы считаете его не очень хорошим, понимаю, как он вас достал, но давайте попробуем разобраться». Я считаю, когда хорошо относишься к ребёнку, веришь в него, он видит это и поэтому будет меняться к лучшему. И моя практика это доказывает».

Построить маршрут

Тьютор признаётся, дети часто пытаются манипулировать взрослыми, но, по её словам, распознавать манипуляции и правильно на них реагировать учат каждого педагога.

Ещё одна задача тьютора в школе - находить пробелы в знаниях, чтобы заполнить их. Для этого нужно разобраться, в какой момент ученик перестал понимать предмет, что пропустил. Работа эта, по словам Марины Хорольской, непростая. Приходится вместе с преподавателями-предметниками анализировать всю школьную программу, составлять тесты, которые показывают, какая тема пропущена.

«И хотя мы и объясняем, что тесты эти не на оценку, дети всё равно пытаются списывать - за этим тоже надо следить, - говорит Марина Хорольская. - По итогам становится ясно. Ученик, например, пропустил три темы в пятом классе, ещё шесть - в шестом, а дальше перестал понимать предмет вообще. Теперь мы понимаем, как ему подготовиться к экзамену. В этот момент начинается работа с родителями, ведь навёрстывать упущенное придётся дома, после уроков. И это тяжёлый момент, ведь родителям тоже придётся менять образ жизни, контролировать ребёнка».

Но самое важное в школе, по словам тьютора, построить вместе с ребёнком его индивидуальный маршрут, помочь ему понять, глобально - чего он хочет в жизни, и локально - какие предметы надо сдавать.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...
Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах