Примерное время чтения: 11 минут
307

Краснокнижные летучие мыши и следы медведей: что находят в пещерах Кубани

«АиФ-Юг» № 51 21/12/2022 Сюжет Живая история Кубани
На берегу подземного озера.
На берегу подземного озера. / Андрей Остапенко / Из личного архивa

Недавно в Краснодарском крае спелеологи исследовали новую пещеру на Лагонакском нагорье и обнаружили в ней краснокнижных летучих мышей и следы пребывания медведей. О том, как часто находят новые неисследованные пещеры, какие научные открытия совершают в них, почему не спешат выкладывать координаты и многом другом kuban.aif.ru рассказал спелеолог Андрей Остапенко.

Открытия - дело второе

Увлечение Андрея Остапенко пещерами началось с книги. В школьной библиотеке ему попалась издание известного французского спелеолога Норбера Кастере.

Фото: Из личного архивa/ Андрей Остапенко

«После её прочтения всё время хотелось залезть в какие-нибудь пещеры, но не получалось, пока не увидел на остановке объявление о наборе в секцию спелеологии, - вспоминает учёный. - Жили мы тогда в Сочи, дело было в 1983 году. В первые же выходные пошли в пещеру. Мне всё понравилось: темнота, запах глины, летучие мышки. С тех пор и занимаюсь спелеологией».

По словам Андрея Остапенко, спелеолог - это человек, в первую очередь получающий удовольствие от хождения по пещерам. Научные открытия - географические, биологические, археологические - это уже дело второе.

«Спелеологи ходят в пещеры в большей степени за внутренними ощущениями, - объясняет Андрей Остапенко. -  Мы наслаждаемся ощущением контакта с миром подземелья, с обстановкой. Есть и спортсмены, которые любят преодолевать себя. И это часто сопровождается какими-либо научными открытиями. Как минимум обнаруживаются новые пространства, которые ещё не были никому известны».

досье
Андрей Александрович Остапенко, доцент кафедры нефтяной геологии, гидрогеологии и геотехники Кубанского государственного университета, кандидат географических наук, инструктор по спелеотуризму, руководитель комиссии спелеологии краснодарского отделения Русского географического общества.

Натечное убранство в одной из пещер на плато Лаго-Наки. Фото: Из личного архивa/ Андрей Остапенко

Координаты не для всех

Новый объект нужно изучить, нанести на карту. По словам учёного, это напоминает подземную геодезию, которой занимается маркшейдер - горный инженер.

«Подземелье нужно просто отснять, но с пещерами сложнее: в них есть сужения, вода, вертикали и прочие факторы, - рассказывает Андрей Остапенко. - Порой возникает вопрос, как вообще туда попасть, а затем выбраться обратно. При этом надо записывать все данные съёмки, сохранить и в результате превратить в готовую карту. Если не довести до ума, то весь труд пойдёт насмарку. Это особенно обидно, когда исследуешь большую пещеру».

Размеры подземелий могут измеряться десятками, а порой и сотнями километров. Самая большая пещера в мире по длине - система Мамонтова - Флинт-Ридж в предгорьях Аппалачей - около 600 км. В Сибири пещера Большая Орешная - более 50 км. На реке Лене недавно открыли Ботовскую пещеру. Она самая большая в России, длина ходов - более 60 км».

«Их исследуют по кусочкам, за один раз отснять такую территорию просто невозможно, тем более экспедиции спелеологи обычно проводят за собственные деньги, во время своих выходных и отпусков, - говорит учёный. - Поэтому люди работают в удобном для себя ритме».

Правда, не все спелеологи спешат делиться координатами вновь открытых пещер. Например, кубанские спелеологи не раскрывают местоположение недавно открытой пещеры в Лагонаках. Причина - чтобы посетители не мешали обитающим там краснокнижным летучим мышам.

Следы когтей пещерного медведя на сталагмите в п. Арэд. Фото: Из личного архивa/ Андрей Остапенко

«Если пещера интересная, обладает какими-либо красотами, то туда могут прийти люди, на стенах написать что-нибудь, сувениров набрать, костёр разжечь и так далее, - говорит учёный. - Появляются разногласия. С одной стороны, хорошо создать полную базу данных пещер, и в РГО есть проект «Спелеоатлас», собирающий информацию о подземельях. С другой - некоторые представители регионов отдают описание, но не сообщают координаты входа, чтобы уберечь пещеру от массовых посещений».

Любая новая пещера, по словам Андрея Остапенко, сразу становится интересной нелегальным гидам, которые водят туристов. Учёный вспоминает историю из девяностых. Тогда жители Мезмая обнаружили пещеру Арэд и записали видеокассету для поиска «спонсора», который оборудовал бы пещеру. Цена вопроса составляла около двух тысяч долларов. Учёным координаты пещеры не раскрывали.

«Мы три года искали, обследовали всё Гуамское ущелье, в одной из экспедиций жена чуть не погибла: когда шли по рельсам, на голову ей упал кусочек льда, - вспоминает Андрей Остапенко. - В итоге нашли, сделали топосъёмку, научное описание, подали в официальные органы информацию о том, что в пещере живут краснокнижные летучие мыши, соответственно её нельзя оборудовать для туристического использования».

В пещерах часто встречаются «красивости» - так называет Андрей Остапенко сталактиты и сталагмиты, натёчные образования, которые бывают блестящими, ярких насыщенных цветов, причудливые ледяные фигуры на входах, псевдосталактиты, образовавшиеся в результате растворения породы. Разглядеть это непросто.

Размеры подземелий могут измеряться десятками, а порой и сотнями километров.

«В пещерах совершенно темно, там выделяют фотическую и афотическую зоны, - объясняет учёный. - В первой ещё хоть что-то можно рассмотреть, во второй уже нет. Сколько ни сиди, зрение ни к чему не приспособится, абсолютная темнота».

Лед в п. Университетская. Фото: Из личного архивa/ Андрей Остапенко

Дом со времён палеолита

С давних пор в пещерах жили люди. Не зря именно в них нашли останки денисовского человека, неандертальца и т.д. Первые очаги, рисунки и каменные инструменты тоже обнаруживают под землей.

«В пещерах Кавказа разве что рисунки пока не находили, всё остальное встречалось, - рассказывает Андрей Остапенко. - Регулярно находим в ходовых частях куски керамики, кремниевые отщепы, кухонные остатки. На горе Большой Тхач находили палеолитическую стоянку, сообщили об этом учёному из Санкт-Петербурга, из института материальной культуры. Он подтвердил находку. В Мостовском районе в пещере найдены древние плотины: наши предки для решения проблем с водой сделали в глине дамбы высотой до полуметра, создали искусственные запруды».

Даже в пещерах, чтобы добраться до следов палеолита, приходится, по словам учёного, проводить огромный объём земляных работ. В гроте Матузка в районе Гуамки снимают несколько метров битого камня, который нападал с кровли на участки, где жили люди сотни тысяч лет назад. Климат менялся, шло выветривание, порода сыпалась.

«Пещеры были домом не только во время палеолита, - продолжает Андрей Остапенко. - Активно их использовали и позже: в средневековье, во время Кавказской войны, Гражданской. В Сочи партизанские отряды скрывались в гроте Барибана на горе Алек. Дело в том, что под землёй стабильная температура, соответствующая среднегодовой на поверхности. То есть зимой, когда на улице мороз, комфортнее в пещере, где температура выше нуля».

Часто в пещерах неизведанную живность находят. По словам учёного, даже в исхоженной вдоль и поперёк Большой Фанагорийской пещере за последние годы обнаружили несколько новых видов беспозвоночных. Для науки здесь много интересного, а вот с необъяснимым логикой Андрею Остапенко встречаться не приходилось.

«Дело в том, что львиная доля необъяснимого находится внутри нас, в голове, - говорит он. - Когда сутки лезешь по пещере, бывает, возникает ощущение, что рядом кто-то идёт, хотя понимаешь, что быть этого не может. Часто там, где есть текучая вода, слышатся голоса. В плеске воды чудятся голоса тех, кого ждешь; музыка, слова мерещатся. Вода - очень интересный источник шума».

Ледяной сталагмит в п. Каньон. Фото: Из личного архивa/ Андрей Остапенко

Простые правила

В прошлом году в абхазской пещере Верёвкина спелеологи обнаружили тело туриста из Сочи, которое провисело на верёвке почти целый год. Погибший нарушил одно из главных правил безопасности в спелеологии: отправился в экспедицию в одиночку.

«Правила у нас обычные, разумные, - говорит Андрей Остапенко. - Надо уметь правильно работать с верёвкой, на вертикалях. Не ходить в пещеры в одиночку, иметь не менее двух источников света и запасные батарейки к ним. Издавна у нас существовала система подготовки, сейчас она возрождается в рамках деятельности Российского союза спелеологов, который давно разработанные методики делает централизованными. У нас тот, кто привёл человека, которого не знают остальные, несёт за него моральную ответственность. Это разумно. А когда появляются герои-одиночки, которых никто не знает, случаются трагедии. С нами ходил такой, мы пытались его в рамки ввести. В итоге отправился один на гору Цахвоа, упал, череп разбил и лежал неделю, пока спасатели кое-как не нашли труп».

Владимир Высоцкий пел «Я спросил: «Зачем идёте в горы вы?..». А в пещеры зачем?

«Чтобы уйти от городской суеты, - признаётся учёный. - Даже короткое посещение пещеры на выходных помогает уйти от бытовых проблем. Там они тоже есть, но другого уровня: разжечь огонь, сварить еду, добраться куда-то, что-то найти. А потом возвращаешься из места с чистым воздухом и малым количеством людей, туда, где воздух уже не такой чистый, людей много. И они не отобраны по принципу «свой-чужой».

Спуск с дочерью в пещеру Таврскую. Фото: Из личного архивa/ Иван Смаглюков
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вам в детстве родители выписывали детские журналы?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах