385

Книги и горный туризм. Альпинистка – о создании новых потрясающих сюжетов

Писательница Ольга Неподоба
Писательница Ольга Неподоба / Ольга Неподоба / Из личного архива

Ольга Неподоба - знаменитость в двух, казалось бы, далеко отстоящих областях - в литературе и горном туризме. Пишет стихи и прозу и занимается альпинизмом. Авторский стиль узнаваем, рассказы читаются на одном дыхании. Они о горах, но не о том «сколько крючьев вколотили и сколько веревок провесили». В первую очередь это истории о  людях.

По словам Ольги Неподобы, она лишь «готовит «карандаши и блокноты», в ожидании новых потрясающих сюжетов. Горы помогли ей понять, что каждый-каждый человек на свете - литературный герой. О любом из нас может быть написана  книга. И только от нас зависит, какая она будет - смешная, страшная, героическая или… никогда не написанная! «АиФ-Юг» узнал у писательницы о том, как она создает свою личную книгу судьбы.

Досье
Ольга Неподоба. Член Союза российских писателей, автор нескольких книг, в их числе три поэтических сборника, повести «Периметр зверя», «Баллада о горизонте», «День божьих коровок», сборник рассказов «Душа января». Ещё одна повесть и сборник рассказов «В ночь, в пургу и без оглядки» готовятся к выпуску. Лауреат молодёжной премии им. Н.Островского, присуждаемой литераторам Краснодарского края. Эксперт в области горного туризма. Первая в истории краснодарского туризма руководитель - женщина похода высшей шестой категории сложности. В странах СНГ известна как организатор и руководитель горных спортивно-туристических походов и экспедиций на Кавказе, Памире, Казбеке и Эльбрусе.

«Вдруг поняла, зачем ей дальше жить»

Светлана Лазебная, «АиФ-Юг»: Ольга, кто вы в первую очередь: писатель или горный инструктор?

Ольга Неподоба: когда пишу книги - я в первую очередь писатель, когда иду на вершину - в первую очередь альпинист, когда тащу в ветклинику очередную больную бездомную кошку - зоозащитник, когда варю кашу - повар. Вообще, я стараюсь меньше рассуждать «кто я, что я»... Живу, работаю, а рассуждения оставляю на потом, на старость. Вот буду сидеть с клюкой на лавочке, тогда и подумаю о смыслах, самоопределении и прочем. Пока - не до того.

- Как вы выбирали свой путь, что писали в школьных сочинениях на тему «Кем быть?»

- Никогда не писала таких сочинений искренне. Врала что-то. Хотела стать биологом, зоологом, бродить по экспедициям, изучать животных, природу. Но когда в школе узнала, что в процессе обучения необходимо будет резать мышек и лягушек, это стало для меня трагедией. Я поняла, что с биологией мне не суждено связать жизнь. Далее мне стало безразлично кем быть профессионально. Чем-то на хлеб зарабатывать, ходить в горы и писать книги. Как-то так.

- С чего началось увлечение горами?

- Однажды в школе был тематический вечер, пришёл настоящий такой суровый альпинист, я даже фамилию его помню - Топко, показывал слайды, рассказывал о горах. Всё. Точка. Моя судьба была решена, произошла моментальная «инициализация». Мне уже больше не нужно было размышлять о жизни. Всё стало ясно — куда мне идти, зачем, что искать и к чему стремиться. Это правда, все так и было. Сидел полный актовый зал детей, а одна из них вдруг поняла зачем ей дальше жить. До первого похода было ещё далеко, но «момент истины» состоялся.

- Некоторые  говорят, что ходят в горы, потому что там настоящая жизнь, в которой всё просто и по-честному. Кому-то важен адреналин, встряска. Вам что горы дают?

- Много чего дали и дают, трактат можно написать, но если выделить главное - горы неоднократно мне показывали, что в мире случаются настоящие чудеса. И не всё в жизни подчиняется логике, разуму, не всё можно рассчитать и продумать. Есть в мире нечто, что живёт по совершенно иным законам. И от этого становится здорово и интересно жить. У меня есть  рассказ «Наш вклад в медицину», он о том, как у меня в горах прошёл... вывих голеностопа с растяжением. Так случилось, что травму получила за три часа до выезда группы в горы. Я - руководитель. Без меня никак. Вправили, забинтовали, на руках внесли в автобус. Потом к спасателям – для оформления выпуска группы на маршрут. Меня аккуратно поставили на снег и я почувствовала, какой-то сигнал, могучий зов, который заставил сердце забиться чаще. Побила ножкой больной о снег. Хмыкнула удивлённо. Оперлась на лыжную палку. И пошла! Любой человек - он сильнее боли, вообще всего на белом свете… если он на самом деле к чему-то всей душой стремится! Потому что Вселенная - она всё слышит. Она внемлет и реагирует! Заявляла, что «горы лечат все»? Ну и вот!

Фото: Из личного архива/ Ольга Неподоба

«Главное душа и мозги, а не то что ниже пояса»

- Принято ли в горах джентльменство, уступки дамам, или там гендерное равноправие? Возникают психологические или иные проблемы в смешанных группах?

- Все группы разные. В  команде, в которой я ходила в сложные походы, были только мужчины, я одна женщина и к тому же руководитель. Какие могут быть проблемы? Не люблю обобщений. Мужчина, женщина… Человека в первую очередь душа и мозги определяют, а не то, что ниже пояса. Такой подход унижает человека как существо духовное и высокое. Каждый человек в первую очередь личность, а потом уже женщина или мужчина. И женщины есть такие, которые армиями могут командовать и в космос летать, и мужчины есть такие, что уж лучше бы научились борщи варить и дома сидели. Все разные! Нельзя всех под одну гребенку, мне кажется.

- «Человек существо духовное и высокое», - сказали вы сейчас. Вы любите людей?

- Я не могу любить всех людей, я их не знаю. Восхищаюсь многими и многими, от силы  личностей и красоты внутреннего мира дух захватывает. Я в каком то рассказе отметила, что самое красивое что я видела в горах, это величие человеческого духа. Момент когда вроде бы обычный, слабый человек показывает такие невероятные моральные высоты, такой героизм, что это кажется немыслимым. Например, физически слабый парень поднял гружёный УАЗик руками. Чтоб товарища вытащить, которого придавило. Или чабан, которого мы встретили в горах центрального Кавказа. Мы попали в суровую передрягу, остались почти без еды. Спускаемся с перевала, одолевают тяжкие мысли о вечном... Льют затяжные осенние дожди, холодно, приходим на кошару, где нас встречают чабан и две его здоровенные белые овчарки. Накормил он нас до отвала, мы рассказали о своих горестных потерях снаряжения и еды. Усталые, мы вскоре отрубились спать, а утром обнаружили на столе гору тонких лепешек, которые наш новый знакомый всю ночь пек для нас на очаге, на таком железном поддоне на цепях над огнем. На две недели, с запасом! Люблю ли я... Люди - это самое лучшее и самое важное, что есть в горах.

-  А много женщин ходят в сложные походы?

- Довольно много на этапе «до замужества». Потом единицы. Впрочем у мужчин тоже порог «семья-дети» зачастую оказывается последним, за которым двери в горы закрываются. Не так просто ходить именно в сложные горы, связанные с риском, реальным риском, и при этом знать что дома тебя ждут дети.

- Как дома относятся к этому? Ведь были опасные ситуации, когда вот буквально на волоске... Вам не говорят: «Всё, больше никаких гор!»?

- В моей семье подобное - выносить ультиматумы, запрещать в резкой форме - невозможно. У нас принято обсуждать и принимать решения вместе, в общих интересах. А вот это «все, больше никаких гор» - ну разве что от мамы в раннем возрасте, да и то, безуспешно. Вообще моя семья — важнейшее для меня. Меня очень любят и помогают, я очень всех люблю. Если бы не семья,  я бы очень многого не смогла достичь. Моя мама, Татьяна Викторовна, вообще сделала для меня столько, что это невозможно словами передать. И делает сейчас. Она мой редактор, корректор, главный критик. И чрезвычайно поддерживает меня дочь Ульяна и муж Дмитрий. Терпят когда я не права, протягивают руку когда оступаюсь. Не только мои лучшие друзья, но самые верные помощники.

- Писателей называют инженерами человеческих душ. Нравится ли вам «сборка» современного человека? Что бы стоило усовершенствовать?

- Ой! Ну и вопрос! Вот не надо ничего «усовершенствовать», ради Бога. Уже доусовершенствовались до биороботов почти… Человек и так замечательно создан, не надо никуда лезть. Человек прекрасен по своей сути, со своими ошибками, болью, плохими поступками и раскаянием, которое следует, человек прекрасен когда плачет и ругается, познает мир, остро переживает несправедливость и обиды… Все это — признаки живой человеческой души. Не надо ничего усовершенствовать! В этом плане очень хорошо работает моя любимая поговорка и лозунг по жизни: «Кто хочет помочь - не мешайте!».

Сочиняла свои стихи, чтобы не учить чужие

- У вас талантливая проза, но первая известность к вам пришла благодаря стихам. Расскажите, как они получаются? Как вспышки озарения? Или вы просыпаетесь утром, а они в голове готовые...

- Как я люблю шутить, я не сочинила в жизни ни одного стихотворения. Они просто приходят. Сами по себе. За исключением школьных лет, когда я страшно ленивая, не хотела учить стихи, и мне было проще утром сочинить стих, придумать имя какого-то «современного поэта» и прочитать на уроке.  Меня долго не могли «расколоть», пока не пришла молодая учительница, грамотная, которая догадалась. Но меня не сильно наказали.

- Ваши рассказы о походах автобиографичны и персонажи в них  списаны с натуры. Бывали ли случаи, когда вы не стали писать потому, что  человек себя узнает и ему это не понравится?

- Да, конечно, и не раз. И более того о многом  я не могу говорить, потому что это обидит и огорчит людей. Хочется написать о некоторых острых событиях, но я себе не позволяю, поэтому ограничиваю свои «хотелки». Человек, его эмоциональная сфера, - важнее. Если и пишу что-то не очень приятное, то завуалированно, иносказательно, чтоб ничем не выдать о ком именно речь.

- У вас, как у автора, включается внутренний цензор. А нужна ли цензура государственная - в искусстве?

- Что будет предметом цензурирования? Кто будет определять, что можно, а что нельзя? Это сложно, так просто не ответишь. А если в полушуточной форме, то государственная цензура - конечно нужна! Это огромное благо и для творческих людей, и для читателей. Можно посмотреть на «суровую цензуру» в СССР.  Надо же оценивать «по плодам», правильно? Так вот плодами цензуры были шикарные, шедевральные произведения литературы и кинематографа, которые и читателя, и зрителя поднимали на высокий моральный уровень, а не опускали ниже плинтуса. Люди становились умнее. Когда автор учиться обходить цензуру, его произведения тоньше, а читатель умеет видеть подтексты. Когда всё напрямую - становится неинтересно, посмотрите как обрушилось искусство когда стало «можно всё»? Цензура нужна, от неё умнеют. Послушайте советские передачи «Вокруг смеха», какая тонкость юмора, и все его понимали, и пастух и академик. Это здорово, это обогащает. Вседозволенность убивает творчество. Оно становится прямолинейным и грубым. Так что цензура необходима, как щука в пруду, чтоб «караси не жирели». А в общем, целью государственной цензуры должно быть не запрещение всего и вся, а воспитание в человеке внутренней цензуры. Когда человек не делает что-то нехорошее, не потому что запрещено, а потому что стыдно.

Фото: Из личного архива/ Ольга Неподоба
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах