Примерное время чтения: 6 минут
548

Полет в душе и наяву. Краснодарец распишет православные церкви за океаном

Роман Мартыненко / Из личного архива

Имя иконописца Романа Мартыненко хорошо известно в России. Художник-монументалист расписал на родине немало церквей и монастырей. Среди них есть и новые, и возрожденные после забвения храмы. Роман работал в Свято-Ильинском храме, часовне Дмитрия Солунского, Рождественском и Казанском храмах в Краснодаре, часовне Паисия Великого, храме Святого Георгия и храме иконы Божией Матери «Неувядаемый Цвет» в хуторе Ленина, Михайловском Афонском монастыре в Адыгее, писал иконы для иконостаса церкви Николая Чудотворца в Адербиевке, которая признана объектом культурного наследия народов России.

Свет идущий от работ

Росписи художника трогают душу и сердце не только прихожан, но и всех ценителей искусства, которые приходят в храмы, чтобы увидеть свет, исходящий от его работ.

В Америке нашего земляка узнали и оценили, когда он в качестве волонтера расписывал храм в монастыре в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Калифорнии. За океан его привел случай. Впрочем, к неожиданным поворотам судьбы Роману Мартыненко не привыкать.

Мальчишка из Нальчика в Кабардино-Балкарии всегда мечтал рисовать, поступил в художественное училище, но вдруг на 2-м курсе забрал документы.

«Преподаватели у нас были замечательные – из репинской академии художеств в Санкт-Петербурге. Но я понял, что хочу чего-то большего, и уехал в Краснодар», – рассказывает Роман.

Именно в тот год, когда Роман Мартыненко поступил в Кубанский государственный университет, на худграфе проводили эксперимент – собирали группу для обучения иконописи. Роман решил попробовать себя в этом деле. Так начался его путь к храму.

Учеба увлекла, ведь это была не просто светская живопись – в иконописи свои законы. Пришлось привыкать к другой пластике, перестраиваться.

Когда всей группой писали дипломный иконостас, в мастерскую пришел известный краснодарский иконописец Вячеслав Толмачев. Ему нужен был соратник для росписи Свято-Ильинского храма. Вячеслав внимательно осмотрел работы студентов и сделал предложение Роману. И это был еще один подарок судьбы.

Как молитва от холеры спасла

Роман Мартыненко начал работать бок о бок с мастером, который во многом повлиял на его творчество, да и на мировоззрение. Над росписью памятника истории и культуры художники трудились более четырех лет. Их руками возрождался храм с очень интересной судьбой.

«В 1892 году на Кубани разразилась эпидемия азиатской холеры, которая свирепствовала здесь около 150 дней и унесла более 15 тысяч человеческих  жизней, - рассказывает Роман Мартыненко. – Служители церкви увидели  в этой страшной болезни наказание за людские грехи, поэтому действенным средством к излечению определили  всенародную молитву, которая и была совершена 20 июля этого же года в столичном граде Екатеринодаре на пересечении улиц Пашковской и Посполитакинской.  Во время молебна екатеринодарцы пообещали построить в его честь храм, если болезнь пойдет на убыль. Эпидемия действительно потеряла свою силу. Во исполнение своего обещания 21 декабря 1901 года горожане официально обратились к настоятелю Войскового Св. Александра Невского собора протоиерею  Михаилу Воскресенскому с просьбой о содействии в строительстве часовни в память об избавлении Кубани от холеры».

Об этом писал  и известный краевед  Виталий Бардадым: «Сестры Ирина Андреевна Рощина и Настасья Андреевна Минаева, жившие вблизи этого перекрестка, пожертвовали городу свой земельный участок (стоимостью 4 тысячи рублей), с тем, чтобы на нем была сооружена не часовня, а молитвенный дом в честь пророка Илии». Внесли пожертвования на строительство и другие горожане.

Храм, возведенный по обету, претерпел нелегкую судьбу в годы гонений на Церковь. В 1963 году его использовали как склад. Под руками мастеров голые стены обрели новую жизнь. А для самого Романа Мартыненко его первый опыт монументальной живописи стал поворотным в судьбе – по жизни он пошел с верой.

Где начинается история

Еще одно соприкосновение с вековой историей произошло позже – в поселке Адербиевка под Геленджиком. Местная церковь Николая Чудотворца после войны  была разрушена  – остался только фундамент. Храм возрождали с нуля. Роман писал иконы для иконостаса церкви, которая признана сегодня объектом культурного наследия народов России.

«Работа в таких местах, как церковь Николая Чудотворца или Свято-Ильинский храм, – это особое состояние, соприкосновение с историей, с вековой молитвой. Но, расписывая стены новых храмов, я испытываю не меньшую ответственность. Здесь история только начинается. Сегодня мы творим наследие, которое останется потомкам на века», – говорит Роман Мартыненко.

На одном дыхании

Уже 20 лет Роман Мартыненко занимается монументальной росписью, последние годы преподает в университете, является членом Союза художников России. Ему удалось добиться международного признания иконописца часто приглашают работать над историческими и культурными объектами по всему миру.

Имя художника хорошо известно в профессиональном сообществе. Иконописью занимаются немногие. Из тех, кто оканчивал вместе с Романом экспериментальную группу, мало кто остался в профессии.

Хорошие монументальщики – еще большая редкость, ведь здесь несколько иной подход, чем в станковой иконописи. Да и карабкаться по лесам, работать под куполом в неудобном положении – работа не из легких.

На роспись уходят месяцы труда, порой годы, в течение которых день за днем вырисовываются судьба и неповторимый характер храма.

«Иногда на одном дыхании работа творится. Кисть так и летает. Бывает, начинаешь мучительно переписывать и переделывать. Помогает молитва, внутренний разговор со святым, лик которого тебе надо создать. Как иначе, ведь мы светские люди, не всегда получается сразу отрешиться от насущных дел и дум. С годами нарабатывается опыт, который помогает попасть на нужную волну», – рассказывает Роман Мартыненко.

Художник признается, что войти в молитвенное состояние полнее удается в монастырях, где ты месяцами отгорожен от мирского, погружен в особый мир.

«Конечно, за полет души платишь особую цену – долгая разлука с семьей, близкими людьми дается непросто. Но таков мой путь, выбранный по промыслу Божьему», – говорит художник.

Духовный заповедник

В Америке Роману Мартыненко как раз довелось делать росписи в условиях монастырской жизни. Обитель, где он жил и трудился волонтером, расположена в предгорьях Сьерры-Невады в Калифорнии. Монастырь в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» – один из 18, которые основал почитаемый православным миром Америки старец Ефрем Аризонский.

Роман Мартыненко вспоминает, что в этой горной обители вдали от мирской суеты и работалось, и жилось по-особому – словно в духовном заповеднике. Мастер черпал вдохновение в таинстве воскресных служб, в разговорах с настоятельницей монастыря и встречах с паломниками, которые приезжают в эти места со всех уголков страны – от Аляски до Калифорнии.

Спустя год художник вернулся в Америку с паломнической поездкой по православным святыням. Настоятельница монастыря «Живоносный Источник» матушка Маркелла предложила Роману Мартыненко сделать храмовые росписи. Художник получил еще несколько предложений от настоятелей православных храмов. И, возможно, скоро со стен заокеанских церквей будут смотреть лики, написанные рукой нашего земляка.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах