2303

Сквозь две войны. Как братьев разлучила Гражданская, а свела Отечественная

«АиФ-Юг» № 13 31/03/2021 Сюжет Война глазами детей
Два брата потеряли связь во время Гражданской войны.
Два брата потеряли связь во время Гражданской войны. Госархив РФ

Краснодарец Александр Матвеев написал книгу «История моей семьи», в которой поведал об удивительной судьбе братьев своей бабушки. Они потеряли связь друг с другом во время Гражданской войны, а нашлись - самым невероятным образом - только в Великую Отечественную. Свой историей он поделился и с «АиФ-Юг».

От Ставрополья до Галлиполи

«Мой прадед Фёдор Гаврилович Палевич жил на Ставрополье, - рассказывает Александр Матвеев. - Работал он старшим приказчиком у местного купца, торговавшего зерном и другой сельхозпродукцией. В селе Курсавка у Фёдора Гавриловича был большой дом, где он и жил вместе с женой Зиновией Тимофеевной и шестью детьми: Григорием, Александром, Дмитрием, Анастасией, Ольгой и Марией (моей будущей бабушкой). Когда началась революция, дом отобрали, а семья переехала в Екатеринодар.

С 17 августа 1918 года город находился под контролем Добровольческой армии. Александр и Григорий в 1919 году поступили на инженерно-строительный факультет Кубанского политехнического института. В начале 1920 года, когда на Екатеринодар начали наступать части Красной армии, студенты Палевичи попали под мобилизацию. 17 марта 1920 года Белая армия оставила город и отступила к Новороссийску. Вместе с ней ушли и братья.

С этих пор о них не было известий, в семье полагали, что Александр и Григорий погибли. Только намного позже стало известно, что братья живы. Оказалось, им удалось уехать - сначала в Крым, откуда 13 ноября 1920 года началась эвакуация Белой армии. На 126 кораблей погрузили войска, семьи офицеров и часть гражданского населения крымских портов. Всего вывезли 146 тысяч человек. Морской переход до Константинополя длился несколько дней. Спали вповалку на мокрых палубах, в грязных трюмах, у закопченных труб. Две недели стояли корабли на рейде Константинополя, пока не получили разрешение на размещение армии в трёх лагерях: один недалеко от Константинополя, второй на острове Лемнос, третий - в окрестностях городка Галлиполи на западном берегу пролива Дарданелы. Французы согласились обустроить места проживания и снабжать эмигрантов продуктами, за что им надо было отдать большую часть судов и груз. 22 ноября Александр и Григорий Палевичи в составе Первого армейского корпуса под командованием генерала Александра Кутепова на пароходах «Херсон» и «Саратов» прибыли в порт Галлиполи. Городишко, разрушенный во время Первой мировой, смог вместить в себя лишь штаб, лазарет, части обеспечения, жён и детей офицеров. Место для основной массы войск нашли в семи километрах от города у горного подножья. Русские окрестили эту местность «Голым полем» -  из-за пустынности и по созвучию с Галлиполи».

Пешком через Европу

«Как рассказывал Александр Палевич, жили они тогда очень трудно, голодно и холодно, - вспоминает Александр Матвеев. - Самое главное, не знали, что делать дальше - возвращаться в большевистскую Россию было нельзя, а с весны 1921 года в лагере начали сокращать и без того скудный паёк. Начались разговоры, что беженцев скоро совсем перестанут снабжать едой. Тогда правительство Чехословакии разработало план «русской акции помощи». Слухи о том, что чехи предоставляют убежище эмигрантам, распространились по Европе и дошли до Галлиполи. Александр и Григорий, решив, что терять им нечего, направились в Чехословакию. Денег не было, поэтому две тысячи километров до Брно преодолевали по-разному: ехали «зайцами» на поездах, шли пешком, по пути подрабатывая на еду. К осени, оборванные и грязные, братья добрались до Брно, где их приняли на первый курс местного университета. Александр поступил на «Строительство дорог», Григорий начал учиться на землемера.

Две тысячи километров до Брно преодолевали по-разному: ехали «зайцами» на поездах, шли пешком, по пути подрабатывая на еду.

Учёба поначалу давалась нелегко - все предметы вели на чешском, язык изучали по ночам. Но братья справились и через пять лет получили дипломы инженеров. После университета Палевичи оказались в словацком селе Врутки. Начальство быстро убедилось, что русские трудятся не покладая рук. Братьев стали повышать, платить им хорошие по тем временам деньги. В тридцатые годы Палевичи поняв, что власть в России уже не сменится, подали прошение о приёме в чехословацкое гражданство. Просьбу инженеров удовлетворили. Во Врутках братья нашли жён, обзавелись детьми. Григорий ещё до войны переехал в Братиславу. Александр построил дом во Врутках, позже купил несколько гектаров леса, где обустроил «хату» с пасекой».

Страшное время

«В 1941 году началась Великая Отечественная война. Это было страшное время. Все силы и ресурсы нашей страны были брошены на отпор врагу, - продолжает Александр Матвеев. - В армии встретил войну Николай Матвеев (мой будущий отец), воевали его братья Александр, Алексей, сестра Вера. Добровольцем ушёл на фронт муж моей бабушки Александр Волынец, призвали и её брата Дмитрия Палевича.

Всем остававшимся в оккупации в Краснодаре членам семей Палевичей, Волынцов и Матвеевых повезло - все выжили, никого не угнали в Германию. А вот с фронта приходили печальные вести: папин старший брат Александр погиб в 1944-м. Николай Матвеев, Алексей Матвеев и Дмитрий Палевич попали в плен.

Словакия, где жили Григорий и Александр Палевичи, с 14 марта 1939 года, после подписания мюнхенских соглашений, стала отдельным государством. Германия получила право разместить здесь свои войска, подчинила себе экономику страны. Словакия вступила в войну с 1 сентября 1939 года на стороне фашистов, вторгшись вместе с немцами в Польшу. Александра и Григория в словацкую армию не призвали из-за возраста, они продолжали жить и работать в условиях полного подчинения страны Германии».

«Одно слово - судьба»

Однажды сосед Александра - словак, работавший вольнонаёмным в лагере для военнопленных, - сказал после рюмочки сливовицы: «Нам привезли новую партию русских пленных и там есть один с такой же, как у тебя фамилией - тоже Палевич».

Александр ответил: «Хоть фамилия и редкая, но, скорее всего, это просто однофамилец. Но, если сможешь, узнай имя, отчество и возраст этого Палевича». Допили они сливовицу и разошлись. В следующее воскресенье словак принёс новости: «Узнал про пленного - зовут Дмитрий Фёдорович, около 40 лет». И описал внешность.

Ошеломленный Александр еле выдавил: «Это мой родной брат! Получится его как-то освободить?» Сосед, подумав, ответил: «Можно попробовать. Давай деньги!» Александр собрал всё, что у него было, отдал, а ещё через неделю привезли Дмитрия. Крепко обнялись братья, не видевшие друг друга больше 20 лет: младший поведал, как воевал, как попал в плен под Курском. Рассказал, что отец, мать, сёстры обитают в Краснодаре и не знают, что их родные живы.

Несколько дней Дмитрий прожил у брата, но надо было что-то решать - в любую минуту немцы могли взять хозяина дома за укрывательство беглого русского военнопленного. А за это полагался расстрел. Дмитрий вступил в Мартинский партизанский отряд (по названию ближайшего города Мартин).

«Ситуация выглядит фантастически из-за массы совпадений, - говорит Александр Матвеев. - Как бы сложилась история, попади Дмитрий в любой другой лагерь, а не в тот, что находился в 50 километрах от дома брата? Не будь любопытного соседа, заметившего среди пленников человека со знакомой фамилией? Не насобирай брат нужную сумму? Сплошные «если». Но всё описанное называется одним словом - судьба. Где-то совпадение, где-то везение, где-то необъяснимая случайность. Так Александр и Григорий узнали, что в Краснодаре живут их родители, брат, сестры и их семьи. А Дмитрий, когда вернулся, рассказал, что в Чехословакии обитают потерянные во время Гражданской войны. Слать письма за границу в те годы было нельзя, поэтому ещё десять лет прошло прежде, чем установилась переписка.

В 1957 году Александр в письме сообщил, что приедет в Москву во время фестиваля молодёжи. На семейном совете решили, что в Москву отправится отец, 80-летний Фёдор Гаврилович с внучкой, моей мамой Тамарой. Встреча отца и сына, которые не виделись сорок лет, состоялась в холле гостиницы «Украина». Конечно, оба разрыдались.  В 1960 году в Краснодар приехал и Григорий. После визита он стал слать родителям посылки - одну в три месяца, чаще не разрешалось. В каждой были рубашки, носки, чулки, конфеты и т.д. на сумму не более 100 чехословацких крон (10 рублей в те годы). Это была весомая помощь - прадедушка получал пенсию 45 рублей, а прабабушке её не платили вовсе».

РАССКАЖИТЕ СВОЮ ИСТОРИЮ
«Война глазами детей» - самый популярный читательский конкурс «АиФ-Юг». Подписчики, которые пережили ужасы того времени, присылают нам свои воспоминания. Это тоже своего рода исторические хроники, которые проливают свет на то, как люди выживали в тылу. Свои рассказы или истории родственников вы можете присылать на почту red2@aifkuban.ru

Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах