209

«Я был непаркетный генерал». Как воевали наши солдаты в «мирное» время?

Сейчас Юрий Колягин инспектирует военные части.
Сейчас Юрий Колягин инспектирует военные части. / Юлия Житникова / АиФ-Юг

Для генерал-майора Юрия Колягина Девятое Мая - особый праздник. Повод снова вспомнить тех, на кого должны быть похожи все настоящие мужчины, защитники Родины. Выросший в тяжёлые послевоенные годы, он прошёл нелёгкий и опасный путь от курсанта до опытного военачальника. Участвовал в Чеченской кампании, был военным советником в Сирии. У него до сих пор хранятся письма от благодарных родителей, чьих сыновей он вытащил живыми из тех страшных мест. Не потерять ни одного человека - главный принцип боевого офицера. О своей жизни он рассказал «АиФ-Юг».

Самый молодой командир

Решение стать военным родилось спонтанно, сразу же после окончания школы. В детстве Юрий Колягин отличником не числился, но и двойки домой не носил - не хотел расстраивать мать. Просто был обычным мальчишкой, которому гораздо интереснее погонять в футбол, чем корпеть над учебниками.

Окончив школу, будущий генерал отправился поступать в Московское высшее общевойсковое командное училище. Начались экзамены. И вот на третьем экзамене Юрий Колягин чуть было не простился со своей мечтой.

«Это была математика. Я всё решил, а тут мой товарищ попросил помощи. Я и бросил ему бумажку с правильным ответом. Преподаватель заметил. Начал спрашивать, кто бросил. Мне бы промолчать. Но в семье всегда учили быть честным. И я признался. Думал, всё. Выгонят. Придётся возвращаться домой. Но обошлось. Преподаватель снял мне балл за подсказку, пожурил и оставил. Кстати, с товарищем этим мы потом долго ещё дружили. К сожалению, недавно он умер», - вспоминает Юрий Колягин.

Юный курсант отучился в училище четыре года. Всё это время продолжал заниматься спортом - играл в футбол. Нередко в составе команды ездили на первенство вооружённых сил. Для курсантов это был отличный повод отдохнуть от военной муштры и строгой дисциплины.

После окончания Юрия Колягина отправили служить в маленький городок Челябинской области под названием Чебаркуль. Кстати, услышав незнакомое название, выпускник с надеждой полез за картой, почему-то решил, что это Венгрия.

Впрочем, неоправдавшиеся надежды ничуть не помешали ему служить с полной отдачей, не жалея себя. В качестве командира взвода он сделал два отличных выпуска. Через год Юрий Колягин уже стал командиром роты. Ему досрочно присвоили звание старшего лейтенанта. В это время как раз шло омоложение Советской Армии. Ветераны, фронтовики уже уходили на покой, им на смену приходили молодые кадры.

«В итоге я, наверное, был самым молодым командиром роты. Мне было всего 23 года. Моя рота три года, пока я ей командовал, занимала первое место за высокий уровень воинской дисциплины, боевой подготовки», - рассказал Юрий Колягин.

Правда, и сил молодой командир на это положил немало. Спал по три-четыре часа в сутки. За ночь несколько раз наведывался в роту, проверял, как дела. Не терпел ни малейших нарушений. Как и неуважительного отношения к младшим по возрасту или по званию. К солдатам относился строго, но с уважением. Старался привить им здоровый образ жизни, чтобы за время службы они стали крепче и выносливее. При этом никогда в жизни к незнакомому солдату не обратился даже на ты. И сейчас, когда уже в качестве инспектора по Южному военному округу он объезжает воинские части, не допускает подобного отношения ни от себя, ни от других.

Всего добивался сам

Затем Юрий Колягин стал командиром батальона, снова перешагнув должность заместителя. Получил звание капитана. Опять досрочно.

«Некоторые даже думали, что я сын какого-то военного чиновника. Но нет, мой отец был простым работягой, и никакой протекции у меня никогда не было. Всего добивался сам», - признаётся Юрий Николаевич.

Сколько тогда приходило ему писем от благодарных родственников юных мальчишек, оказавшихся в мирное время на войне.

В 1978 году он поступил в военную орденов Ленина и Октябрьской Революции Краснознамённую ордена Суворова академию им. Фрунзе. Надо было расти дальше. Как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. С 1983 года он уже командовал 247-м мотострелковым полком в Улан-Удэ. В общем, пришлось помотаться по стране немало, и отнюдь не на курортах в тёплых местах. Впрочем, Юрий Николаевич и сам признаётся: «Я не был паркетным генералом». Все тяготы воинской службы он прошёл от начала до конца.

Под смертью ходили все

В 1993 году Юрию Николаевичу - тогда уже военачальнику с огромным опытом - предложили отправиться военным советником в Сирию. И он согласился.

«Конечно, сначала жил в напряжении. Шла война. Вокруг разрушенные дома, больницы, школы. Не знаешь, где тебя поджидает снайпер. Пару раз отчётливо слышал скрежет пули по стеклу БМП, на котором мы передвигались. Но человек ко всему привыкает, даже к чувству близкой опасности. Дней через десять я снял бронежилет. Устал его носить по жаре. Чему быть - тому не миновать. Но всё обошлось», - улыбается Юрий Колягин.

Через полтора года настал долгожданный отпуск. И вдруг звонок командующего округом. Юрию Колягину предложили должность заместителя командира корпуса боевой подготовки под руководством Льва Рохлина (знаменитый генерал-лейтенант, прошедший Афганистан и Чечню). Через неделю Юрий Николаевич уже был в Чечне. И до сих пор он убеждён, что главная заслуга Рохлина в том, что он берёг солдат. У него было меньше всего потерь. Этот же принцип стал главным и для Колягина. Хотя под смертью там ходили все. И генералы, и солдаты. Все были в одном месиве.

«Идём как-то с Александром Жуковым (российский военный спасатель, полковник, Герой РФ). И вдруг, буквально в нескольких метрах от нас, за стоящей машиной с ужасающим визгом взрывается снаряд. Заходим за машину, а там лежит прапорщик. Без ног. Если бы не транспорт, нас бы тоже накрыло. И тут прапорщик очнулся. Шепчет: «Что со мной? Почему я ног не чувствую». Потом увидел что случилось, и снова потерял сознание. Но он выжил. И впоследствии я не раз бывал в гостях у него, в его семье», - вспоминает генерал-майор.

Закончилась Чеченская кампания. Задача была - вывести солдат с минимальными потерями. И Юрию Николаевичу это удалось. Он вывел 15 эшелонов. Ни одного погибшего! Подчинённых он тряс за каждого солдата. Говорил: «Представьте, что это ваш сын!»

В начале 2000-х случилась ещё одна командировка в Чечню. И снова выводили колонны. За 3,5 месяца у Колягина ни одного погибшего. Сколько тогда приходило ему писем от благодарных родственников этих юных мальчишек, оказавшихся в мирное время на войне, и не сосчитать. «Спасибо за то, что сохранили нашего сына», - писали матери. И эти письма для генерал-майора дороже всех многочисленных наград, которые он получил за годы службы.

В 2006 году Юрий Колягин ушёл в отставку. Сейчас в качестве инспектора он контролирует военные части. Передаёт свой опыт и принципы остальным. Те, которым он когда-то научился у живых героев Великой Отечественной войны, с которыми ему довелось встречаться.

Оставить комментарий (0)

Опрос

Собираетесь ли вы вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах