44689

Застойные и стабильные. Почему у многих россиян сегодня ностальгия по СССР

«АиФ-Юг» № 9 03/03/2021

В последние годы жители России часто сожалеют о распаде СССР и ностальгируют по Советскому Союзу. Чего именно не достает соотечественникам в современной жизни, чем вызвано недовольство молодых, какой период времени можно считать самым лучшим, рассказывает «АиФ-Юг».

«Гордились страной»

По одному из опросов 2020 года, ностальгию по советскому государству испытывают две трети россиян, а именно – 75 %. При этом в течение десяти лет этот показатель не поднимался выше 61 %. Основные причины, по которым россиянам не хватает Советского Союза, - это разрушение единой экономической системы и потеря чувства принадлежности к великой державе.

«У меня довольно большой жизненный опыт и, на мой взгляд, самым лучшим временем были первые десять лет правления Леонида Брежнева, - рассказывает писатель, доктор филологических наук, Герой труда Кубани Владимир Рунов. - Я помню, как в последний год правления Никиты Хрущёва был страшный дефицит, с прилавков исчезла даже мука, хлеб выдавался по карточкам. Конечно, в таких условиях народное недовольство росло, и неизвестно, чем бы могло это кончиться. Но генсека сняли, и на следующий же день в магазинах появилось всё. Человеку-то для счастья не так много нужно. В первую очередь удовлетворить его потребности. А еда - одна из главных нужд.

В 1970-е годы СССР выгодно отличался от многих других государств тем, что производил практически всё: от ракетоносителей до нижнего белья. И пускай продукция была зачастую неказиста, а одежда - далека от модных стандартов, но мы обеспечивали себя всем. К 1980 году Советский Союз по объёмам промышленного производства и сельского хозяйства занимал первое место в Европе и второе место в мире, уступая лишь США.

Одни трудно мирятся с чувством несвободы и с отсутствием гражданских инициатив. Другие рады указаниям сверху - не наша обязанность голову ломать, есть люди повыше.

Например, мы производили больше всех в мире цемента, а советская сельхозтехника, хоть и была далека от совершенства, экспортировалась в 40 стран мира. Люди жили спокойно, по тем меркам хорошо, появилась какая-то свобода. При этом одной из составляющих этого спокойствия была безопасность. Дети сами ходили в школу, гуляли на улице.

При Брежневе появился доступ к вещам, которые ранее мало кто мог себе позволить - лично я смог купить кооперативную квартиру и машину. Советский человек мог путешествовать, правда, по своей стране, за вполне приемлемые деньги. Но самое главное, - мы чувствовали себя гражданами большой страны и гордились ею. Были, конечно же, и недостатки. Мы их видели, но они не перевешивали.

На мой взгляд, началом конца стало введение наших войск в Афганистан. Когда мальчишек стали увозить на войну, а родители - получать «Груз 200», народ потихоньку начал роптать, стало расти недовольство. В «горбачёвские» времена всё это недовольство уже выплеснули. Возможно, сегодня в материальном плане кто-то и живёт лучше, чем тогда, но в обществе такое расслоение, что говорить о стабильности и спокойствии не приходится».

Чтобы лучше, чем у соседа?

«Само понятие «жить хорошо» - весьма сложносочинённое и не описывается каким-то одним параметром, - говорит доктор экономических наук Заур Хутыз. - Что это значит? Иметь отличное здоровье и низкий уровень стресса? Иметь крепкую семью и надёжных друзей? Купаться в роскоши? Или всего и побольше? Если рассуждать с экономической точки зрения, то можно воспользоваться одним из наиболее объективных показателей - объёмом потребления товаров и услуг. Здесь, вроде бы, всё просто. Сравним объём потребления товаров и услуг, к примеру, на Кубани в 1980 и в 2020 годах, и всё сразу станет понятно. На деле же не совсем. Уж слишком разный перечень товаров и услуг люди потребляли в зависимости от эпохи.

В 1980-м году люди не слышали о смартфонах и планшетах, сотовой связи, интернете, электронных сигаретах, дронах и многом другом. Перечень того, что потребляют люди в 2020-м, в разы больше того, что люди потребляли 40 лет назад. Даже не проводя тщательного статистического анализа, осмелюсь предположить, что по критериям объёма и разнообразия потребления сейчас мы живём лучше, чем когда-либо. За это нам нужно благодарить технический прогресс и юго-восточную Азию, взявшую на себя функцию мировой фабрики, дёшево производящей тысячи наименований товаров для всего мира.

Итак, сейчас мы потребляем как никогда много. Казалось бы, тема исчерпана. А вот и нет. Потому что есть объективные цифры, и есть субъективная оценка людьми того, насколько хорошо они живут. За последние десять лет несколько коллективов учёных из видных зарубежных университетов провели масштабные исследования, чтобы понять, что именно влияет на оценку человека того, насколько «хорошо он живёт». Выводы были довольно удивительными. Как оказалось, люди считают, что они хорошо живут не тогда, когда они много зарабатывают и много потребляют, а тогда, когда они зарабатывают и потребляют больше, чем другие люди. То есть условный мистер Смит, зарабатывая миллион долларов в год, будет счастлив, если его соседи зарабатывают по пятьсот тысяч в год, но будет несчастен, если соседи зарабатывают по два миллиона в год. Как говорят на Кубани, главное, «чтобы лучше, чем у соседа».

Выяснилось, что верно и следующее. Бедный человек, живущий на два доллара в день, не будет морально страдать, если все люди вокруг него так же живут на два доллара в день или меньше. Вооружившись результатами этих исследований, можно понять, почему многие из наших соотечественников с нежностью вспоминают «золотые» застойные времена. То были времена очень однородного по своим социально-экономическим характеристикам населения. На контрасте с сегодняшним расслоением по уровню доходов и потребления единообразие советских времён у многих людей старшего поколения вызывает ностальгию. Свойство человека постоянно сравнивать своё положение с положением других сильно влияет на оценку качества жизни сегодняшними молодыми людьми.

Возьмём для примера двадцатилетнего студента. Его родители, которые росли в 1970-1980 годы, стояли в очередях за базовыми товарами, имели скудный гардероб и ездили в колхоз на картошку, но при этом не чувствовали, что они живут плохо. Потому что так жили все. А сегодняшний двадцатилетний считает, что он живёт плохо, потому что нет у него ни «Ламборджини», ни «Гелентвагена», и его не окружают постоянно от трех до десяти девушек модельной внешности. Молодой человек точно знает, что всё это у него должно быть, потому что именно так у тех людей, на которых он подписан в Инстаграм. Возможно, это немного утрированный пример. В целом, вроде он сыт, одет, обут и ни в чём не нуждается, но у него есть сильное ощущение, что его обокрали».

У кого День сурка?

«Философские вопросы надо парировать философскими ответами, я так себе это представляю, - говорит писатель, журналист Лариса Новосельская. - Например, какой период времени понравился человеку? А человек - это кто? Чтобы никого не обидеть, будем оперировать литературными типажами.

Итак, мой любимый герой - Обломов - умный, цельный, интересный, хотя он и стал символом лени. Понравился бы Обломову период реформ 1990-х годов, когда надо было максимально напрячься, смахнуть себя с дивана и пойти в бой за собственное благополучие и развитие страны? Добавлю, что бой этот - без выстрелов, и, в общем, не требует особого героизма или смертельных жертв. Нужны энергия, смекалка, знания, надёжность и пунктуальность. Кажется, легко? Ох, нет!

Выиграть конкуренцию у таких же, как ты, и при этом угодить батюшке, государству - задача архитрудная, и, открывая своё дело, ты должен взвалить на себя такую ношу, что далеко не каждому по плечу, что мы и видим с течением лет. Хоть и коротка жизнь человеческая, но нам повезло: мы застали начало ещё одного НЭПа, его расцвет и его упадок. Можно сказать, запротоколировали вечное возвращение.

Обломов опять залёг на своём диване и очень этим доволен. Люди же энергичные, непоседливые, ищущие погрузились в очередной застой с тоской и отвращением. Один поэт метко называет современность Днём сурка, и он, наверное, прав, если вспоминать годы брежневского застоя. «Мы называем это жизнью, а это просто список дел», - ещё одна подходящая цитата.

И что вообще человеку надо, чтобы он был доволен? На вкус и цвет товарища нет. Одни трудно мирятся с чувством несвободы и с отсутствием гражданских инициатив. Другие рады указаниям сверху - не наша обязанность голову ломать, есть люди повыше. По моему мнению, нескоро ещё сформируется у нас гражданское общество и тем более солидарность. А пока всё это в зачатке, я бы посоветовала государевым служащим умерить свой административный восторг, и обратиться лицом к простым людям. Они много не требуют, но и злить их своими роскошествами не стоит. Скромнее надо быть. Это купцы из пьес Островского старались ошеломить всех своими богатствами. Но на то они и купцы - невежественные и некультурные - в оценке великого драматурга.

В современном же мире показная роскошь не в моде и вызывает только злость и насмешки у одних, гнев и ярость - у других. Вот такое у меня ощущение сегодняшнего дня. Но это, как говорится, моё оценочное суждение».

«Важно чувствовать себя согражданами»

Историк Виталий Бондарь:

«Самым благополучным периодом на Кубани, на мой взгляд, можно считать первые полтора десятилетия XX века. Это время, когда после окончания Кавказской войны прошло почти полвека и мирное развитие края дало видимые плоды. Екатеринодар как административный центр и одновременно торгово-промышленный и культурный, Армавир – как торговый и промышленный центр и транспортный узел, Анапа, и другие приморские места как курорты, в частности, бальнеологические. Также, достаточно высокого уровня хозяйственно-экономического развития достигли крупные казачьи станицы и другие сельские населенные пункты.

Чем примечателен тот период? Почти все  заброшенные еще в ходе войны земли Черноморья  вошли в хозяйственный оборот. Капитализировалось сельское хозяйство хлебных районов. Это было связано и с политикой государства, способствовавшего притоку городских сословий.  Быстрый приток населения, утверждение рыночных отношений, активное участие мещанства и купечества в новом, капиталистическом освоении кубанских земель, строительство железных дорог, модернизация производства, открытие и освоение месторождений нефти (например, «Майкопская лихорадка») существенно изменили характер экономического и социокультурного развития края, изменили  демографическую ситуацию, сословный и национальный состав населения, повлияли на облик населенных мест.

Одним из проявлений названных изменений был быстрый процесс «культурного» освоения Черноморья (с 1896 г.  - Черноморской губернии) и отдельных местностей Кубанской области, где возникли и успешно развивались крупные дворянские, купеческие и мещанские хозяйства – экономии, усадьбы и целые дачные территории.

Среди тех, кто имел усадьбы на территории Черноморской губернии были люди и государственного масштаба – например, в окрестностях Туапсе, на мысе Агрия особо выделялись усадьба крупного российского коммерсанта  Черепенникова  и имение известного издателя  Михаила Суворина - в несколько десятков десятин, с парками и плодовыми садами-питомниками. В группе дач в окрестностях Новороссийска выделялись имения профессора Павла Ковалевского, князя Бориса Голицына, инженера Щенсновича. Результаты хозяйственной деятельности вледельцы представляли на всероссийских и международных выставках.

Революция 1917 года, затем Гражданская война изменили ход истории.

Если говорить, лично о моем восприятии, то лучшими, считаю 1970-80-е годы прошлого столетия. Мы, дети и молодежь, как и старшие поколения, ощущали себя гражданами большой страны, и это не громкие слова. В чем это выражалось? В самых простых вещах –  например, человек в погонах воспринимался, как и положено - защитником. Он был частью того государства, которым мы гордились. Конечно же, не все было гладко, и мы это видели, знали. Но по большому, счету, как бы это высокопарно не звучало – народ и партия были едины. Не идеологически, нет. Не было такой пропасти между власть имущими и простыми людьми. Мы все были сограждане, соотечественники. Это очень важно. Была вера в справедливость. Все знали, если кто-то из партийных деятелей провинится, его могли тут же «снять», либо вопрос возникал к тем, кто его на должность выдвинул и не досмотрел. Да и распределение благ в целом было справедливым. Все это гарантировало экономическую и социальную стабильность.

В 1990-х годах развалилась не только страна, экономика.  Произошел психологический слом у людей. Такое понятие как «сограждане» вовсе перестало существовать. К власти пришли люди, которые не прошли определенных ступеней «административного становления». И над страной стали ставить эксперименты.

Тем не менее, на фоне остальных регионов наш край всегда считался благополучным. Поэтому, к нам хлынули со всех уголков страны. Миграция на Кубань, настолько высока, что сегодня, край невероятно перенаселен.  И у переселенцев возникают вопросы – ехали в «хлебный» регион, а приходится работать таксистами, разнорабочими и т.п., по специальности работу не найти. С одной стороны, казалось бы, есть ответственность самого человека, затеявшего переезд: найти себе работу. Но с другой, ответственность лежит и на властях, которые должны доступными способами регулировать миграционные потоки. В частности эту масштабную стройку, а по сути, застройку всех свободных территорий многоэтажками без надлежащей инфраструктуры, надо не простопритормозить, а полностью остановить, хотя бы до тех времен, пока не будет создана соответствующая современной ситуации инфраструктура, в том числе социальная.  Иначе, серьезных проблем не избежать».

Оставить комментарий (0)

Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах