Примерное время чтения: 9 минут
369

«Живая» книга. Заслуженный учитель РФ - о грамотности и ценностях

«АиФ-Юг» № 39 28/09/2022
Вот уже 47 лет Татьяна Васильевна преподаёт в школе.
Вот уже 47 лет Татьяна Васильевна преподаёт в школе. / Татьяна Живора / Из личного архива

Татьяна Васильевна Живора работает в школе 47 лет. Но признаётся, что возраста совсем не чувствует. Наоборот, всегда на одной волне с учениками. Не только она им преподает предметы - русский язык и литературу, но знает, чем живут они, чем интересуются, какие книги читают.  

Впрочем, Татьяна Васильевна не расстается и с бывшими учениками. Ребята из первых ее выпусков и последующих всегда на связи со своим учителем: приглашают ее на семейные праздники, советуются, и приводят к ней уже своих детей и внуков. Те, кто учился у нее, понимают: лучше неё никто не научит русскому языку и литературе. Накануне Дня учителя - наш разговор с ней.

В деревню, в глушь

Фатима Шеуджен, «АиФ-Юг»: Татьяна Васильевна, вы родились и выросли в Краснодаре. Но знаю, что было время, когда вам пришлось работать в далёкой деревне. А как вы туда попали?

Татьяна Живора: Я всегда знала, что буду преподавать русский язык и литературу. Ведь сама с детства была влюблена в эти предметы. Действительно,  когда в 1975 году окончила филфак Кубанского госуниверситета, поехала учить детей в сельскую школу в Калмыкии: остаться в городе и устроиться на работу было почти нереально. Тогда существовала система распределения, и молодых специалистов направляли туда, где их труд больше всего был нужен. Конечно, сейчас я понимаю, что условия, в которые мы попали с подружкой (она тоже филолог), далеки от идеальных. Но по молодости любые трудности казались по плечу.

Я никогда не жила в деревне и поначалу немного растерялась. Но нас очень хорошо встретили и старались во всём помочь. Во-первых, в магазине не было разнообразия продуктов. Но наши коллеги, у каждого из которых было подсобное хозяйство, нас в прямом смысле подкармливали: приносили молоко, яйца, сметану, картошку.  Во-вторых, во всём поддерживали, хвалили за успехи, а если что-то не получалось, подсказывали, как правильно. Это очень важно - понимать, что ты нужен, твой труд ценят. Поселили нас в общежитии. Это была бывшая контора директора совхоза. В приёмной нам оборудовали кухню, а из кабинета сделали комнату, где мы жили вчетвером, с такими же молоденькими учительницами. Кстати, директор был замечательным человеком, он понимал, что мы будем скучать по родителям, друзьям, поэтому сразу же провёл нам телефон.  Совхоз, в который мы попали, был процветающим и богатым, и директор, на случай если мы захотим остаться, пообещал нам двухэтажные коттеджи. То есть система мотивации была и тогда. Примерно такая же, как сегодня у земского учителя или земского доктора.

Досье
Живора Татьяна Васильевна родилась в Краснодаре. Окончила филологический факультет КубГУ. Заслуженный учитель РФ.

Кадры были в дефиците  

- А как вы считаете, уровень образования в сельской местности и в городе в советское время отличался?

- Да, проблемы были. На тот момент уровень образования на селе был ниже, но это связано было и с особенностями самой местности, и с дефицитом кадров. Вот посудите сами, школьников  часто срывали на стрижку овец. Весь сентябрь они практически не учились. Было много детей чабанов, которых тоже привлекали к сельхозработам. Но мы ездили на пастбища и давали детям уроки. Как это выглядело?  С утра проводили занятия в школе, а после обеда на грузовике, который выделял совхоз, отправлялись туда, где трудились наши ученики. Там была небольшая импровизированная столовая, где уроки и проходили. Нормальным обучением это сложно назвать, но ребята хоть как-то ориентировались в школьной программе и старались не отставать.

Что касается учителей, то предметников не хватало. Например, я, помимо преподавания литературы и русского языка, время от времени замещала историка, когда эта должность оказывалась вакантной. Моя коллега-филолог преподавала немецкий.  Нагрузка была большая. Но что я хочу сказать? Того, кто хочет учиться, ничто не остановит. У нас были дети-звёздочки, которые впоследствии стали и учителями, и врачами, и агрономами.  

- Татьяна Васильевна, а были какие-то плюсы в деревне? В сельской школе?

- Да, несмотря на некоторые пробелы, несомненно были. Как я уже говорила, директор совхоза очень старался, чтобы уровень жизни на селе был ничуть не хуже, чем у горожан. Там была такая библиотека, которая многим городским школам и не снилась. Например, в то время мы, молодёжь, были увлечены французской писательницей Франсуазой Саган. Эти книги было не достать. Мы в Краснодаре передавали друг другу один экземпляр с потрепанными страницами. Представляете моё удивление, когда я эти произведения и многие другие, которые были в большом дефиците, обнаружила в сельской библиотеке?

То же самое и с оборудованием. Я уже вернулась в Краснодар и преподавала в интернате, когда мне сотрудники с гордостью сообщили, что у них есть кодоскоп, оптический прибор для просмотра слайдов. Мне это показалось странным, так как в той деревне, где я работала, кодоскопы были в каждом кабинете. Конечно, очень много зависит от желания и возможностей руководителя.

Разговоры о важном

- Сегодня очень много говорят о патриотическом воспитании, в школьные предметы вернули классный час, или «разговоры о важном», как это сейчас называют. В советские время был аналог - политинформация. Как вы думаете, насколько это важно и нужно?

- Это всегда было и нужно, и важно. Другой вопрос, как вести этот разговор. Как почувствовать ту грань, которую не стоит переступать. На мой взгляд, всё это должно делаться очень тонко, не в лоб.

По большому счёту, мы ведь патриотическим воспитанием всегда занимаемся на гуманитарных уроках. Это и есть тонкий, непредвзятый подход. Когда читаем и обсуждаем книги о сильных, верных, честных людях. Когда смотрим фильмы о таких героях, о значимых событиях.  Разве стихи Константина Симонова не о верности и совести? А вспомним замечательные повести Бориса Васильева «Завтра была война», «А зори здесь тихие», «Судьба человека» Михаила Шолохова. Кстати, дети эти произведения очень любят и читать, и обсуждать. Многое, конечно же, приходится объяснять. Ведь нынешнее поколение почти не застало бабушек и дедушек, которые были молоды в то время. Поймите, настоящие ценности всегда одни и те же, они не меняются.

Не стыдно смотреть в глаза

- Знаю, что вы до сих пор дружите со своими выпускниками. За 47 лет их было немало. Казалось бы, вы выполнили свою миссию: выучили, вырастили. О чём вы с ними говорите теперь?

- Да, я до сих пор дружу и со своим первым выпуском. Моим ученикам уже за 50.  О чём мы говорим? О жизни, о детях (они сами уже родители и даже бабушки и дедушки) и конечно же, о книгах. Недавно мне на мобильный позвонил незнакомый номер. Я взяла трубку и сразу узнала по голосу: звонила Маша, которую я учила больше 40 лет назад. Знаете, зачем она звонила? Рассказать о том, что перечитала роман Замятина «Мы» и наконец-то поняла, о чём там на самом деле речь. Я, кстати, всегда говорю ученикам, что некоторые книги надо читать в более взрослом возрасте, тогда понимаешь и смысл, и то, что автор хотел донести. И конечно же, многие книги дают ответы на жизненные вопросы. Что касается дружбы с учениками, то знаете, очень давно  завуч  нашей школы сказала такую фразу: «С учениками надо вести себя таким образом, чтобы когда через годы ты с ними встретишься, ни ему было не стыдно смотреть в глаза, ни учителю». Конечно, всякое бывает, и порой ругаешь, и делаешь замечания, но это потому, что ты неравнодушен к судьбе ученика.

Процесс взаимный

- Татьяна Васильевна, когда-то наша страна считалась самой читающей в мире. Сейчас, многие жалуются, что молодёжь не любит читать. Насколько это нужно и влияет ли на грамотность?

- Я не могу сказать, что молодёжь мало читает. Всегда были дети, кто любил это делать, а кто нет. Старшеклассники с удовольствием читают «Обломова», «Преступление и наказание» Достоевского, романы Ремарка. Кстати, я тоже пытаюсь быть с ними на одной волне и стараюсь читать новинки, которыми они увлекаются. Понятное дело, я сразу же прочитала «Гарри Поттера», как только книга стала популярной. Недавно читала произведения Глуховского: им тоже ребята зачитываются. Процесс обучения у нас взаимный.  Но другой вопрос, что если не читать классику, то некоторые слова для школьников остаются непонятными.  Хотя сейчас можно открыть интернет и посмотреть, что это означает.

Что касается грамотности, да, зрительная память имеет место, но не всегда работает. Книги в принципе меняют мировоззрение, образовывают.

У меня большая библиотека, и когда ученики приходят ко мне, всегда удивляются: «Неужели вы всё это прочитали?» Я шучу, что во всяком случае стремлюсь к этому.  В свою очередь удивляюсь тому, что сегодня мало у кого есть домашние библиотеки.

Раньше, если в доме есть ребенок, то обязательно была школьная литература. А сейчас от ребят часто слышу,  что в доме нет книг, что всё сдали в макулатуру, увезли на дачу. Понимаю, что сегодня любую книгу можно прочитать в телефоне, в другом гаджете. Но уверена, ничего лучше «живой» книги нет. И на уроках используем только их.

- Татьяна Васильевна, а вы за столько лет изменились? По-другому стали относиться к ученикам?

- Возможно, с возрастом я стала добрее и мягче. Когда молод, ты категоричен, мир окрашен в черно-белый. А с опытом понимаешь, что не всё так однозначно. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Собираетесь ли вы снова вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах