aif.ru counter
202

Книга жизни скульптора. В каждой работе «зашифрована» своя история

Фото: МСК

Кубанские корни

В каждой работе «зашифрована» своя история. Вот,например, «Сомятник». Идетс речки удачливый казачок-рыбачок. Весь увешан снастями, а в руках - богатый улов. Лицо у него веселое,глаза лукавые. Словом, эдакий Дед Щукарь в молодости. Явно не образец трудолюбия. Любитель рюмочку пропусить да байку рассказать.

- Живу я на хуторе Бараниковском, - поясняет Геннадий Машкарин . - Там издавна бытует легенда о кубанском Сусанине - местном казаке Баранике. Однажды,возвращаясь с рыбалки, он напоролся на разбойников.Бараник, прикинувшись простачком, вывел банду на казачий разъезд. Спас родной хутор от разграбления, но сам погиб.

Весельчак и любитель «побрехенек» оказался героем. А вот «Благая весть». Казак приостановил свою лошадь,чтобы прокричать землякам сообщение. То, что и ему самому в счастье, и им будет в радость. Долгожданный сын у него родился или победу одержало казачье войско? Кто знает? Но его самого переполняют такие светлые чувства, что раскинул он руки, словно хочет взлететь или обнять всю землю.

Принято считать, что быть столь точным в деталях, передать глубину своих героев свойственно уроженцам Кубани. Тем, чьи семейные корни глубоко уходят в историю края.

 

Но вот парадокс - писатель Виктор Лихоносов родом из Сибири. Приезжими являются и некоторые писатели, художники, композиторы. А может быть, иногда и нужен свежий взгляд, чтобы открыть для себя, а значит и для читателей, зрителей и слушателей, пронзительную красоту этого края и самобытность насел яющих его людей?

Бабкины зерна

Геннадий Машкарин попал в наш край всего-то восемнадцать лет назад. Был он к тому времени вполне сформировавшимся человеком тридцати с лишним лет. О скульптуре и не помышлял.

Родился и вырос в Карагандинской области. Закончив Павлодарский индустриальный институт, преподавал в горном техникуме черчение.как и украинские песни, был приметой утерянной родины. Она и заронила в душу внука любовь, с примесью нежности и печали, к вольным и отважным людям и просторной и щедрой земле, где они обитают.

Точка опоры

Кубань поразила Геннадия высоким небом и буйным разноцветьем природы. А услышав «балачку», он и вовсе ощутил себя в родной стихии.

- Первым делом я стал читать «Историю кубанского казачьего войска» Щербины, - вспоминает художник. - Я понимал, что помимо поэтических представлений о некоей обретенной прародине мне необходимы были знания о прошлом и настоящем края.

Учителя средней школы на хуторе Бараниковском тепло встретили нового преподавателя черчения и рисования. Но в различных обстоятельствах от посторонних людей ему доводилось слышать и сакраментальное «понаехали». Это со временем Геннадий Петрович поймет,что те, кто бросал в лицо обидные слова, сами не так давно стали кубанцами. Но главная причина внутреннего дискомфорта заключалась в другом. Машкарин же, какговорят художники, потерял руку.

Краски отказывались ложиться на холст. Пусть он относился в Караганде к разряду художников-любителей, но выставлялся-то в местной галерее наравне с мастерами. У его живописи были поклонники и покупатели. А с переездом все словно застопорилось. Зато образовалось свободное время. И Машкарин вспомнил свое давнее увлечение - рыбалку.Где еще так открываются сердца, как в байках, легендах и «правдивых» исповедях,рассказанных у костра «после маленькой»?

Наслушался Геннадий рассказов о том, как совсемнедавно пришлось наматывать леску на карданный вал автомобиля, чтобы вытащить гигантскую рыбину из пересохшей Протоки. Или о том,как везут рыбаки свой улов на телеге, а рыбий хвост за ней, не поместившись, дорогу подметает. Вот, наверное, с таким чудо-юдо сомом тягается герой композиции Геннадия. Сюжет, близкий к рассказу Хемингуэя «Старик и море». А какие удивительно самобытные человеческие «экземпляры» встретились Машкарину на Кубани!

 

- На хуторе Семисветном есть Дед Скорик, - рассказывает Геннадий Петрович. - Он всегда в хорошем расположении духа. Живет как птаха Божья, не заботясь о хлебе насущном. Устал - приляжет на землю и может даже заснуть.Проснулся - и дальше пошел.

Все время общается с людьми.Многие его считают юродивым. А мне кажется, что Дед Скорик и есть воплощение той самой народной души. Недар ом он преисполнен любви ко всему окружающему - солнцу, земле, людям,реке и траве. Я о нем думал, когда лепил «Благую весть».

Обретение себя

Говорят, закономерность скрывается за случайностью. На примере Машкарина жизнь подтвердила народную мудрость. Конечно, рыбалкой не исчерпывалось его бытие. Он и преподавал, и обустраивал быт. Занимался воспитанием сыновей. В частности, ему приходилось несколько раз в неделю возить мальчишек из хутора в Славянск-на-Кубани - в детскую художественную школу.

- Зачем мотаться туда-сюда? Лучше переждать эти три часа в городе, - усмехается Геннадий Петрович. - Однажды зимой я постучал - толи из любопытст ва, то ли из-за холода - в дверь флигеля во дворе школы. Там располагалась скульптурная мастерская. Старый учитель Федор Федорович, человек от природы молчаливый, сунул мне в руки кусок глины,чтобы я не скучал. С этого все и началось. Ск ульптура требует знания ремесла.

А тут откуда что взялось?! Я и сам терялся от того, что, кажется, всегда умел лепитьи ваять. Но ведь не случайно и машкаринская порода слыла «рукастой»: за что ни возьмутся мужики, все ладится.

«С ярмарки» была первой работой. Сегодня, одиннадцать лет спустя, она открывает его персональную экспозицию. Усталая лошаденка из последних сил волочит чумацкую повозку.На ней спит усталый хмельной казак.

- Этот образ возник из быта. У меня был старенький «москвич». В непогоду я всегда боялся, что однажды мы сним все-таки застрянем в том глухом бездорожье,что хуторские называют мулякой. И думалось: как же народ здесь раньше передвигался?

Полеты во сне и наяву

На Кубани около ста сортов глины. Все они пригодны для лепки. Керамисты обычно замешивают глину на песке или шамоте. Так называется таже глина, но обожженная и мелко истолченная. Машкарин же,кажется, замешивает материал на любви и нежности к своим землякам. Поэтому в его виртуальной станице обитают только симпатичные люди. Хотя и не без недостатков.

- Они разные. У кого-то хозяйственная жилка превалирует, едва-едва не превратившаяся в скупость, - поясняет скульптор, идя вдоль стендов выставки, словно вдоль улиц воображаемого поселения. - Вот «Хозяинок». Он лучится довольствием от своих хозяйственных успехов, прижимая к груди свинок. То ли живых поросят, то ли пузатые

копилки.

Дабы не впадать в полную идеализацию, Геннадий Петрович вез в Краснодар и отрицательный персонаж. Но «Дуралей - разоритель гнезд» по какой-то причине сломался в пути. У фигурки отвалилась г олова. Словно провидения не захотело,чтобы Машкарин вставил его в свою «Книгу жизни».Конечно, реальные славянцы куда прозаичнее, чем мифологизированные фигуры. Но скульптор старается обнажить скрытую под прозой быта поэзию.

- Я словно возвращаюсь к грезам, у виденным в детстве, - признается художник. - Помню, как ребенком летал во сне. Стоит закрыть глаза, взмываешь и видишь вот такой мир: маленькие домики, сельская местность,леса и озера. Но то, что переполняет душу, - словами не выразишь. Мне как художнику легче. Смотрите, какой я есть, - и в мужских

образах, и в женских, и в изображении природы и даже животных. Все это автопортреты. А сюжеты - это страницы из моей жизни.Или чужой. Но прожитые как свои собственные.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах