402

«Москва, Кремль, Сталину». Виктор Захарченко о народе, культуре и забвении

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ - Юг» 28/03/2012
Виктор Захарченко / Из личного архива

Под руководством Виктора Гавриловича Захарченко Кубанский казачий хор стал знаменитым во всем мире. О силе народной песни, о главных ценностях наш разговор с известным композитором

Без песни душа пустеет

- За сегодняшним ритмом жизни поспеть сложно. Меняется все: мода, пристрастия, уклад, даже ценности. Но народная песня остается. В чем ее секрет? 

- Знаете, почему песни называют душой народа? Обратите внимание, народные - всегда назидательные, глубокого смысла. Они не для расслабления - это слишком примитивно. Колыбельные, обрядовые - они направлены на сохранение семейных ценностей, непорочности, стыдливости. Как-то на одном из концертов Кубанского хора в Пятигорске ко мне подошла женщина, рассказала, что родом с Кубани.

Потом призналась: «Мне 68 лет, а я до сих пор помню, как пела моя бабушка. Иногда пою их и плачу. А порой думаю - помру и песни с собой на тот свет унесу. Себя-то не жалко, все там будем. А вот песни должны людям оставаться, без них душа пустеет. Запиши сынок, да спой их, чтобы наша казачья слава не пропала». 

Вот и весь секрет. Это со­временные песни в усладу. Порой даже непонятно, какую информацию они несут. К сожалению, сейчас в мире главенствует глобализм. Он стирает границы государств и размывает все национальное. Такое чувство, что поставлена задача - уничтожить все индивидуальное, превратить народ в быдло, которым легко управлять. И сопротивляться этому, сохранить самобытность может только искусство. Фольклор, традиции - это сущность и сердцевина каждого народа. Если мы забудем язык, культуру, обряды - будем уже не народом, а населением. Допустить это никак нельзя. 

- Виктор Гаврилович, у со­временных детей много возможностей, но нет четкой цели. Многие заканчивают школу и толком не могут определиться, кем же они хотят быть. Почему такое происходит?

 - Знаете, как у человека определяется смысл жизни? Тем, что ребенка окружает, тем, что он читает, с какими людьми общается, кто его направляет. О чем сегодня больше всего говорят - о том, что миром правят рыночные отношения. Что показывают по телевизору? Насилие, убийства, разборки. Ну как маленькому человечку во всем этом разобраться и найти правильный путь!

- Вы выросли в станице, где ни о каких благах цивилизации не было речи. Как вы шли к своей цели?

- Могу сказать про себя: несмотря на то, что детство и юность пришлись на тяжелые послевоенные годы, Господь посылал людей, которые помогали и направляли меня. У нас дома до 17 лет не было даже радио. И черпать какие-то знания можно было только из книг. Вот я и читал взахлеб. Казалось, за нашей станицей огромный мир. И так хотелось его посмотреть.

Что касается музыки, то семья у меня была музыкальная - отец пел, мать играла на балалайке и все время пела. Времена были страшные, отец не вернулся с фронта. Мой брат умер от голода. Тем не менее, надо было как-то жить. Под­держивать друг друга. И песни не давали упасть духом.

В 1942 году моя станица Дядьковская была в оккупации. Уходя, фашисты собрали все небольшое станичное богатство и подожгли его. Среди этих трофеев была и гармонь. Мой старший брат подбежал к этому пылающему костру, выхватил инструмент и убежал. Я помню, когда взял ее в руки, меня охватило состояние счастья. 

Мечта о музыке была невероятная. Я настолько ее любил, что в 5 классе (это был 1949 год) со всей детской непосредственностью и наивностью написал Сталину письмо. Что я хочу стать артистом и композитором. Но у нас в станице нет ни кружков, ни фортепиано, ни баяна, ни других инструментов.

Суть письма сводилась к тому, чтобы за мной приехали и забрали учиться. На обложке тетради, в которой было мое обращение, написал: «Москва, Кремль, Сталину» - и бросил в почтовый ящик. Я и подумать не мог, что оно наделает столько шума. 

Через какое-то время получил ответ: «Дорогой Витя, в нашей советской школе открыты все двери, учись на 4 и 5 - и ты станешь артистом». Я очень расстроился, что меня сразу не забрали учиться. 

А потом… в станицу приехала целая комиссия, проверили школу, сняли директора. Меня стали травить. Дети обзывали артистом и композитором. Учителя стыдили: как я осмелился написать самому Сталину. 

В общем, в школу я перестал ходить… И продолжалось это полгода, пока не назначили нового директора Михаила Петровича Рыбалко. Он был настоящий педагог. Пришел к нам домой и по-отечески, по-доброму поговорил со мной.

Убедил, что продолжить учебу надо. А главное - пообещал научить играть на баяне. И я был так счастлив, когда в школу купили инструмент и даже давали мне брать его домой. 

Такие люди в жизни мне встречались нередко. Вот удивительно: когда было трудно и бедно, все старались помочь друг другу. Сейчас же, когда есть практически все, людей захлестнул эгоизм. Это неправильно. Мир спасет доброта. Иначе мы сами себя обречем на никчемное существование. 

Мечты сбываются 

- Виктор Гаврилович, вы можете сказать, что все ваши мечты сбылись?

- Сегодня, с высоты прожитых лет, я иногда поражаюсь: как мальчик, выросший в сложнейших условиях, смог добиться всего этого?

Я всегда вел дневники. И у меня есть запись, датированная 1962 годом: «Есть Сибирский хор, есть хор имени Пятницкого. Почему нет Кубанского хора?» Тогда я был студентом и даже не думал, что через десяток лет возглавлю Кубанский казачий хор, о котором узнает весь мир. Почему это произошло? Я несказанно люблю свое дело. 

И уверен: именно поэтому судьба сводила меня с талантливыми учителями, артистами и просто хорошими людьми.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах