494

Следствие: пилот разбившейся на Кубани «амфибии» катал пассажиров за деньги

Фото: пресс-служба ГУ МЧС по Краснодарскому краю

Краснодарский край, 27 мая – АиФ-Юг. Вечером в воскресенье, 26 мая, на поле возле хутора Белевцы в Динском районе рухнул самолет-амфибия Ч-22. 40-летний пилот и оба его пассажира погибли мгновенно. Самому младшему из них было всего 27 лет. Машина страшно искорежена.

В Южном региональном Центре МЧС, чьи сотрудники первыми прибыли на место крушения, немедленно заявили: полет был несанкционированный. Следователи подтвердили и добавили: машина принадлежала разбившемуся пилоту, но на официальный учет ее так и не поставили. Зато за полеты на нигде не числившемся самолете брали деньги.

«Игрушка» или постоянный доход? 

Самолет-амфибия, в отличие от своего «коллеги» АН-2, для сельскохозяйственных работ не используется. Как говорили мне следователи, это скорее «игрушка» для воздушных прогулок. И по «удивительному совпадению» рядом с местом аварии располагается небольшой аэродром «Белевцы», предназначенный для частной авиации.

ОПРОС

– Самолет Дима купил для собственного удовольствия. Он был опытный пилот, любил небо, летал до«амфибии» на разных машинах, а этот самолет просто стоял на нашем аэродроме. Иногда он на нем катал друзей, - рассказывает Антонина, коллега погибшего. - Очень жаль Диму, простой, веселый был парень…

– Что же еще вам коллеги скажут? – говорит следователь Краснодарского следственного отдела на транспорте Южного следственного управления на транспорте СКР Хетаг Савлохов. – Я знаю, какую плату брали с каждого пассажира, но называть ее не буду – тайна следствия.

Из-за крушения на пшеничном поле Хетаг Заурович два дня на ногах без сна и отдыха. Выясняет все новые и новые подробности беспечной прогулки в облаках. Например, каждый летчик, собирающийся в полет, обязан получить на это разрешение. Даже если машина – его собственная, а летит он просто так, не по работе. В деле «амфибии» круг замкнулся: невозможно получить разрешение на вылет, если машина даже на учете не стоит.

Самолет не наш!

В Белевцах о воскресной трагедии никто говорить не желает: ни на самом аэродроме, ни в Красноармейском авиационно-техническом спортивном клубе РОСТО (ДОСААФ), ни в Краснодарском авиационно-спортивном клубе ДОСААФ. Даже в маленькой авиакомпании, базирующейся на аэродроме.

– Печальный несчастный случай, – вздыхает директор авиакомпании Дмитрий.

Все в Белевцах об инциденте наслышаны, и все ссылаются на чрезвычайную занятость. Но на прощание обязательно добавляют: «Самолет не наш».

Между прочим, через две недели на аэродроме должен состояться большой ежегодный фестиваль частной авиации – хорошенькая ему реклама, не правда ли?

Основных версий крушения у следствия две: ошибка пилота и техническая неисправность машины. Если верна первая, то проштрафившийся пилот погиб и спросить уже не с кого. Если верна вторая, то снова тупик: машина-то принадлежала несчастному летчику. Получается, виноватых уже нет?

– Есть, – заявляют следователи. – Кто предоставил взлетно-посадочную полосу для этого самолета? Кто разрешил пилоту размещать машину на аэродроме? Вот на эти вопросы мы и ищем ответы.

Так что слова «самолет не наш» еще не страховка от уголовного дела.

  Упавший в марте АН-2. Фото: ГУ МЧС по Краснодарскому краю

 И вот, что еще удивило меня на аэродроме «Белевцы». Никто так и не смог дать мне ответ на простейший вопрос: «Должен ли пилот запрашивать разрешение на вылет, даже если самолет – его личный?» То, что следователи знают как дважды два, работники аэродрома и авиационных клубов советуют спрашивать исключительно у высшего руководства, с которым связаться не получается.

– Да, должен, но... не во всех случаях,– уверенно начинает директор авиакомпании Дмитрий, а потом теряется, замолкает и просит его не беспокоить.

Четыре аварии за два месяца

Легкомоторные самолеты падают на Кубани, к сожаленью, слишком часто. Раньше этим отличались сельскохозяйственные АН-2: по одному в год – такая вот печальная статистика. Но в последние месяцы она и вовсе стала угрожающей, и теперь уже падает все подряд.

В конце марта АН-2 рухнул в Батуринский пруд, что в Усть-Лабинском районе. Командир экипажа погиб, второму пилоту удалось выжить. На майские праздники легкомоторный самолет совершил жесткую посадку в Мостовском районе, в районе села Андрюки. Пилот и пассажир отделались испугом, а село чуть не лишилось света: самолет слегка задел ЛЭП. А всего несколько дней назад в Северском районе аварийно сел вертолет МИ-2. Машина тоже зацепила линию электропередач, но, к счастью, обошлось без жертв.

  Легкомоторный самолет сел возле села Андрюки. Фото: ГУ МЧС по Краснодарскому краю

 Чаще всего правоохранители начинают расследование с версии о нарушениях правил безопасности.

– Ан-2 – технически несовершенный самолет, не приспособлен для того, чтобы выполнять крутые виражи. Как правило, проблемы с ними возникают из-за маневров пилотов, – объясняет помощник руководителя Краснодарского следственного отдела на транспорте Южного следственного управления на транспорте СК России Цолак Саркисян.

Что, похоже, верно и для других воздушных судов. Например, МИ-2, согласно мнению следователей, летел так неосторожно, что зацепил ЛЭП.

  МИ-2 зацепился за ЛЭП. Фото: ГУ МЧС по Краснодарскому краю

 Что случилось с самолетом-амфибией, еще предстоит выяснить, но уже ясно, что пилот пренебрегал элементарными правилами. Сколько еще на аэродромах края частных самолетов, приглашающих покататься на свой страх и риск, остается только гадать. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах