382

На кого работать лучше? На Кубани бизнесмены переходят в наемные работники

«АиФ-Юг» № 8 24/02/2016

В кризис одни бросают насиженные места и начинают собственное дело. Другие, напротив, намучавшись с собственным бизнесом, ищут наемную работу. И, судя по статистике, последних куда больше – за последние три года, с 2012-го по 2015-й, число занятых в малом и среднем бизнесе региона уменьшилось на 46 099 человек. На этот год прогнозируют небольшой рост, но никто не уверен, что даже анонсированная господдержка привлечет людей в бизнес.

«АиФ-Юг» решил узнать, что движет теми жителями Кубани, кто решает начать собственное дело, и что, в свою очередь, заставляет предпринимателей перейти в наемные работники.

Детсад с перспективой

Краснодарец Денис Горбунов с супругой в начале 2016 года удивили большинство своих знакомых – семейная пара решилась открыть частный детский сад. Со стороны могло показаться, что ребята отважились на такой шаг после пополнения семьи: все-таки место в государственном садике сейчас получить довольно сложно, да и мама-воспитатель – дело хорошее. Но не все так просто.

«Сама идея организации частного детского сада связана с кризисом, - говорит Денис. – В том числе и в сфере средств массовой информации, где я трудился. Мы искали возможности дополнительного заработка, думали над тем, что могли бы делать, какой бизнес открыть. И тут совершенно неожиданно всплыла идея создания детского сада».

Не зря все-таки педагогический вуз заканчивали. Сам Денис по образованию учитель начальных классов. Его жена – математик.

Давно сложился стереотип: для того, чтобы официально зарегистрироваться индивидуальным предпринимателем, нужно отстоять несколько очередей, собрать кипу документов, потратить немало времени, нервов и денег. Но стереотип этот Денис Горбунов опровергает собственным примером.

«А тут еще совершенно случайно я узнал, что в нашем районе сдается в аренду дом, где до этого уже находился частный детсад, - продолжает Денис. – Поэтому с оформлением проблем практически не было – документы наполовину уже были готовы, только регистрация в качестве индивидуального предпринимателя заняла 1-2 недели. Да и это я не сам делал, а в юридическую контору обращался – отдал примерно 6500 рублей. А потом только в налоговую сходил, чтобы подать уведомление о выборе упрощенной схемы налогообложения – процесс длился минут семь, и в очереди около часа провел».

Бизнес-плана, по признанию Дениса, в классическом его понимании пока так и не составили – просчитали затраты и возможный доход, оценили перспективы и потенциал.

«Прибыли пока нет, но мы и работаем всего месяц».

Малый бизнес на Кубани и в России чаще ориентируется на торговлю, особенно розничную, но и сфера услуг также вполне востребована и перспективна. Получится ли у Горбуновых, покажет только время. Но статистика утверждает, что в первый год работы в России закрывается 9 из 10-ти новых компаний.

Обратная сторона

Павел Кондрашов из Абинска, напротив, поменял собственный бизнес на наемную работу. С 2006 года он занимался грузоперевозками: взял в долг крупную сумму, купил машину и возил товары по России.

«В то время, во-первых, все было проще и дешевле, да и объем работы был больше – места на рынке хватало и крупным компаниям, и нам, частникам, - рассказывает он. – Но едва я закончил расплачиваться с долгом за машину, как начал замечать перемены к худшему: все это время росли цены на топливо, запасные части, комплектующие, а тариф оставался прежним. Судите сами – десять лет назад резина стоила 8 тысяч рублей, а сейчас 20 тысяч. Появлялись крупные перевозчики, которые могли себе позволить снижать цены. Да и переход на безналичный расчет дался частнику непросто – хочется же получить деньги сразу после поездки, чтобы заправить машину, починить и идти в следующий рейс. Но приходится ставить автомобиль и ждать до 10 дней, пока деньги перечислят на счет».

Павел все проанализировал и 3 года назад, когда полностью рассчитался за грузовик, устроился на работу – тоже водителем. Тогда, в 2013 году, основными причинами ухода частников с рынка грузовых перевозок были конкуренция со стороны крупных компаний и увеличение давления государственных органов. Сейчас, по словам бывшего частного предпринимателя, знакомые которого все еще пытаются заниматься грузоперевозкой, говорят, что ситуация на этом рынке стала еще хуже.

«Ребята просто не знают, что делать, - говорит водитель. – Многие ставят машины – их сейчас и продать практически невозможно. Да и давление государства только увеличивается: мало того, что транспортный налог растет, так еще и пресловутый «Платон» ввели. Ну, и не секрет, что крупные компании выживают мелких частников».

Поработав и на себя, и по найму, Павел так описывает преимущества каждой из сторон:

«Главный плюс собственного дела – независимость. Но это и большая ответственность. Зато сейчас, когда я работаю на хозяина, у меня не болит голова: сломалось что-то в машине – едем в сервис, грузовики застрахованы, 3 дня отработал –3 отдыхаешь».

О том, что многие в нашей стране предпочитают собственному бизнесу теплое место в государственной структуре или крупной нефтяной или газовой компании, говорят и опросы выпускников вузов, и кипы резюме в отделах кадров этих контор.

Сейчас власти пытаются устранить этот перекос: разработана даже стратегия развития малого и среднего бизнеса, предусматривающая увеличение к 2030 году оборота в 2,5 раза, доли занятых – до 35% от трудоспособного населения, доли во внутреннем валовом продукте России с 20 до 40%. Но, чтобы добиться этих показателей, нужно чтобы люди, во-первых, захотели заниматься собственным делом и, во-вторых, поверили, что государство рассматривает их как партнеров, а не «дойных коров» для всевозможных проверяющих инстанций.

Шерсть, подшерсток и кожа с мясом

«Мы как эксперты и практики активно участвовали в генерации идей и выработке предложений для Стратегии развития малого и среднего предпринимательства (МСП), - говорит Даниэль Башмаков, руководитель краевого отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства. - Предприниматели оценили оптимизм, заложенный в намерении сформировать систему стимулов для органов государственной власти и местного самоуправления по развитию малого и среднего предпринимательства. Как манны небесной бизнес ждет реализации положений Стратегии, нацеленных на предсказуемые и прозрачные фискальные и регулирующие условия, доступное финансирование. На деле до идеальной картинки далеко».

В РФ к малым и средним предприятиям относится 5,6 миллиона хозяйствующих субъектов, то есть порядка 95 % всех коммерческих предприятий по стране. На них трудится 18 миллионов граждан, которые обеспечивают от одной пятой до одной трети ВВП в зависимости от региона. Иными словами, проблемы МСП – это уже не проблемы кучки бизнесменов, а огромной части общества.

«Сегодня государство нацелено на стрижку руна с малого бизнеса, не давая ему подняться и обрасти доходами, - продолжает Даниэль Башмаков. - Едва возникает объект налогообложения, с него снимают все, что можно снять – шерсть, подшерсток, а заодно и кожу с мясом. Прошлый год был тяжелым для многих фирм, многие закончили с убытками, а налог с оборота все равно заплатили. Поневоле малый бизнес России с завистью смотрит на опыт других стран, которые вводят щадящий режим для предпринимателей: если у фирмы нет прибыли, она не должна платить налоги».

Заур Хутыз, доктор экономических наук, уверен, что роль малого бизнеса в России  возрастает как раз во времена экономической турбулентности.

«Дело в том, что крупные компании в большинстве своем занимаются добычей и переработкой природных ресурсов, а именно этот сектор наиболее чувствителен к падению цен на мировых рынках. Когда крупный бизнес снижает обороты, малый может обеспечить занятость для тех, кто потерял работу, - говорит он. - Обратите внимание, малые предприятия чаще всего работают в розничной торговле, сфере услуг – то есть, обеспечивают те потребности, от которых люди отказываются в последнюю очередь. Хотя общая тенденция и в России и в мире такова, что даже из традиционных для малого бизнеса сфер деятельности его вытесняют крупные игроки.

Статистика, по которой в России малым бизнесом занимается меньше людей, чем в других странах БРИКС, на мой взгляд, немного лукавит. Дело в том, что у нас много занятых находится в серой зоне – люди работают на себя, но они нигде не зарегистрированы. В Европе они бы зарегистрировались и считались малыми предпринимателями, а у нас - официально безработные. Вообще объем теневой экономики достаточно высок, а в малом бизнесе – так и вовсе».

Также наш эксперт считает, что у россиян есть одна национально-историческая особенность – патерналистский менталитет: люди считают, что они не сами себя обеспечивать должны, а государство в лице президента, генсека или царя-батюшки. Еще один аспект - у нас недостаточно развиты институты, поддерживающие стремление людей стать предпринимателями.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах