857

«Поплыл» от неожиданности». Как ловят виновных в финансовых преступлениях

«АиФ-Юг» № 11 15/03/2017

С участковыми мы встречаемся в собственных дворах, с полицейскими патрульно-постовой службы - на улице, с ГИБДД - на дорогах, как работает уголовный розыск - знаем по многочисленным фильмам. А с кем и как борется ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями) «АиФ-Юг» рассказал полковник полиции Вадим Моцер, замначальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Краснодарскому краю.

Налоги, стройка, алкоголь

Федор Пономарев, «АиФ-Юг»: Вадим Анатольевич, так чем же занимается служба экономической безопасности и противодействия коррупции? 

Вадим Моцер. Фото: пресс-служба ГУ МВД по Краснодарскому краю

Вадим Моцер: Название отражает функционал нашего подразделения. Основная задача - обеспечивать безопасность собственности и государства, и коммерческих организаций. Другая цель - бороться с коррупцией во всех ее проявлениях. От так называемой бытовой, когда, например, преподаватель вымогает деньги со студента за сдачу сессии, до высокопоставленной - в органах власти. Всего в уголовном кодексе свыше 30 статей в сфере экономики, по которым работаем именно мы.

- И какие же самые распространенные?

Досье
Моцер Вадим Анатольевич - полковник полиции, родился 23 августа 1971 года в Кустанайской области, имеет два высших образования. Награждён медалями МВД России «За отличие в службе» I, II и III степени, специалист 1 класса.

- Перечислять можно долго. Например, незаконная банковская деятельность или, проще говоря, обыкновенные обнальные конторы. Мошенничество в строительстве, когда недобросовестные застройщики собирают деньги с дольщиков и скрываются с ними. В Краснодарский край едет масса людей - многие хотят жить в хорошем климате, иметь квартирку у моря, есть кубанские овощи и фрукты. Поэтому строительный бизнес развивается стремительно, но это влечет за собой и преступления. Самое банальное - незаконное предпринимательство, когда человек на участке под индивидуальное жилищное строительство возводит многоэтажку. Печально известный пример - Музыкальный микрорайон в Краснодаре. Вообще же за 2 месяца 2017-го мы выявили 700 различных преступлений, из них 140 - в сфере строительства, коррупционной направленности - более 100, в сфере земельных отношений - более 70, в агропромышленном комплексе - более 60.

- А какие в АПК могут быть нарушения? В советское время боролись с расхитителями социалистической собственности, которые воровали пшеницу по дороге с поля. А сейчас?

-  Сегодня весь урожай находится в собственности коммерческих организаций. Поэтому и экономические преступления не такие, как раньше, когда водитель просто ссыпал зерно с машины. Часто преступники идут на неправомерное возмещение налога на добавленную стоимость (НДС). По закону, предприятие, экспортирующее урожай, имеет право на возмещение НДС. Чтобы получить деньги, надо показать по документам, что купил зерно у другого юридического лица. Для этого организуют цепь посредников, мы распутываем ее и порой видим, что фирма зарегистрирована на сторожа дядю Васю или бомжа, но при этом претендует на миллиардные суммы. Вообще борьба с налоговыми преступлениями занимает немалое место в нашей работе.

Другая важная сфера - алкоголь. С нелегальными производителями мы боремся постоянно, но в этом бизнесе вертятся такие суммы, какие ни в одной легальной сфере заработать невозможно. За 2 месяца раскрыли 55 преступлений, а ведь еще не начался курортный сезон, когда на море чуть ли не в каждом дворе торгуют «домашним вином» или «ежевичным коньяком». В прошлом году из нелегального оборота изъяли 700 тысяч литров.

Боремся с незаконной игорной деятельностью. За 2 месяца мы выявили 15 фактов организации игорных заведений, работавших под видом букмекерских контор, кафе или просто в потайных помещениях. Как бы мы с ними ни боролись, они растут, как грибы, так как приносят сверхдоходы.

Куда без погони?

- Вадим Анатольевич, получается, что сотруднику ОБЭП юридические и экономические знания в работе нужны намного больше, чем умение бегать, стрелять и сидеть в засаде?

- Иногда и нам приходится в засаде сидеть и бегать. Был у меня интересный случай в двухтысячных - в Туапсе судебный пристав требовал с человека 100 тысяч рублей. Мы передали заявителю техническое оборудование, он встретился в кафе с приставом, а тот опытным оказался, деньги не взял в руки, попросил в бардачок машины положить. Целый день с ними ездил по городу -  мы за ним, чтобы из виду не упустить. И только вечером приехал в отдел, позже деньги из машины забрал - тут и мы залетаем в кабинет. Пристав сидит с каменным лицом, я подумал, что он спрятать успел. А взяточник встал, открыл сейф, на камеру рассказал, как и за что взял деньги. Просто «поплыл» от неожиданности. А если бы задержали его раньше, до того, как он деньги в руки возьмет, думаю, не дошло бы дело до суда.

Как и другие подразделения, мы используем работу с конфиденциальными источниками информации - никто из преступников сам не приходит и не сдается. Да, экономическая преступность не вооружена, как организованные бандформирования, но у нее есть другие инструменты -  экономический базис, ресурс и большое количество высокопоставленных связей. Когда борешься с организацией, которая занимается противоправной деятельностью, сотрудникам приходится преодолевать посылы к подкупу. На днях на нашего сотрудника вышел руководитель предприятия и предложил «закрыть вопрос» за 200 тысяч рублей. Полицейский написал рапорт, что его склоняют к коррупции. Мы оборудовали помещение, подготовили нужные документы, еще раз потенциальному взяткодателю объяснили, что так делать не надо. Но он пришел и попытался засунуть 200 тысяч рублей прямо в здании управления. Правда, намного чаще ловим тех, кто берет взятки, а не дает. И в приоритете высокопоставленные лица, здесь у нас масса примеров, начиная от глав администраций сельских поселений и заканчивая руководителями органов исполнительной власти.

Бандитские крыши

- Как вообще попадают в ОБЭП - сотрудников в школе милиции готовят или к вам после вузов приходят? Вы, например, как здесь оказались?

- Я попал в ОБЭП в тяжелые 90-е. Мне тогда говорили: «Сынок, куда ты идешь?»  Я окончил краснодарский политех, получил диплом инженера. Однажды во время учебы на военной кафедре к нам пришел офицер краевого управления ОБХСС и предложил поработать нештатными сотрудниками. Мы с товарищем пошли - и стало интересно. После института работал оперуполномоченным ОБЭП Первомайского РОВД Краснодара. После этого получил заочно высшее юридическое образование. Сейчас готовых сотрудников ОБЭП выпускает в основном Академия МВД в Нижнем Новгороде. Но люди приходят отовсюду. Как бы обидно ни звучало - приходят «заготовки», которые еще надо обтачивать. Профессиональные навыки можно получить только во время работы. Поэтому существует институт наставничества - молодой сотрудник должен сначала «потоптать землю» под руководством опытного.

- Вы в управлении больше 20 лет - сильно за это время изменилась экономическая преступность?

 - Вместе с нашей жизнью менялись и преступники. Если помните, в 90-е были бандиты. Тогда, расследуя экономические преступления, легко было нарваться на бандитскую крышу, из-за которой мы потеряли много коллег. Бандиты действовали просто - в лучшем случае поломают и выбросят. С другой стороны, и люди были проще, и способы совершения преступлений тоже. Если ловили за руку, то отбрыкивались недолго, а сейчас даже после судебного вердикта вину не признают.  Кроме того, произошла серьезная декриминализация законодательства. Например, из 200 преступлений в области алкоголя к реальным срокам в прошлом году осудили только троих. И люди, заплатив штрафы и потеряв оборудование, возвращаются к преступной деятельности. Только действуют умнее - нанимают других людей, а сами стоят в стороне. Но даже если злоумышленники придумают сто способов совершить преступление, наши сотрудники найдут сто один способ его раскрыть. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Собираетесь ли вы вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах