28626

Цапки вышли из 1990-х. Эксперт – о преступности конца XX века и сейчас

«АиФ-Юг» № 5 03/02/2021
Евгений Фалько считает, что нельзя сегодняшние времена сравнивать с
Евгений Фалько считает, что нельзя сегодняшние времена сравнивать с "лихими 1990-ми". / Евгений Фалько / Из личного архива

В социальных сетях и средствах массовой информации сейчас часто можно встретить сказанную на эмоциях фразу: «Вернулись лихие девяностые». Насколько она уместна сейчас, можно ли сравнить преступность в конце XX века и сейчас, почему корни злодеяний Цапков стоит искать в 1990-х, «АиФ-Юг» рассказал начальник отдела организационно-методического обеспечения Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Краснодарскому краю, подполковник полиции Евгений Фалько.

Рост за счёт IT

«Неужели девяностые вернулись? У мамы вырвали из рук сумку, когда она ходила в церковь за святой водой», - такой пост недавно появился в одном из краснодарских пабликов.

«В России число зарегистрированных за год преступлений по тяжким и особо тяжким деяниям выросло на 14 %», - сообщила официальный представитель МВД Ирина Волк. Пора беспокоиться, о том, что возвращаются кровавые 1990-е?

«В 2000 году в Краснодарском крае зарегистрировали 1103 убийства, 153 из которых остались нераскрытыми, - приводит для сравнения цифры Евгений Фалько. - В 2020 - 285, не раскрыли 12, да и то в основном лица установлены - осталось только задержать. Так что с каждым годом всё меньше убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, грабежей. Мы принимаем все возможные меры к обеспечению принципа неотвратимости наказания, о чём свидетельствует работа по раскрытию преступлений из категории «прошлых лет».

По этому направлению уголовный розыск края занял в 2020 году третье место в стране. За прошлый год сотрудники кубанского угрозыска раскрыли 1982 преступления, совершённых ранее, в том числе 25 убийств.

Рост преступлений по тяжким и особо тяжким деяниям идёт в первую очередь за счёт телефонных мошенничеств, краж с банковского счёта - так называемых IT-преступлений, когда люди под действием обмана переводят жуликам суммы, в том числе с шестью нулями. Хотя жестокости, удивляющей видавших многое оперативников, хватает и сейчас. В Мостовском районе Кубани тётя убила 9-летнего племянника, расчленила, пыталась сжечь - не получилось. Тогда она пересыпала останки хлоркой и сложила в пластиковую флягу. И долгое время, пока не открылась правда, общалась с родителями ребёнка, «помогала» в поисках. Ещё одна причина, по которой сейчас много говорят о «возвращении девяностых», это развитие социальных сетей.

Досье
Евгений Николаевич Фалько - начальник отдела организационно-методического обеспечения Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Краснодарскому краю, подполковник полиции. Родился в Краснодаре в 1976 году. Службу в органах внутренних дел начал в августе 1994 года с обучения в Краснодарском юридическом институте МВД России. С августа 1998 по октябрь 2000 гг. работал участковым инспектором милиции в УВД Центрального округа. В службе уголовного розыска с ноября 2000 года. Награждён медалями: «За доблесть в службе», «За безупречную службу в МВД», «За отличие в службе» III степеней и другими ведомственными наградами.

«В конце 1990-х у меня были случаи, когда за суточное дежурство оформляли три криминальных трупа и это на территории обслуживания одного РОВД, - вспоминает Евгений Фалько. - И тишина, только соседи могли пошептаться. Сейчас же у каждого в телефоне камера, всё сразу становится явным. Так что это вопрос не только реального положения дел, а и быстрого распространения информации».

Дело из прошлого

Евгений Фалько открывает книгу, посвящённую столетнему юбилею уголовного розыска, который отмечали в 2018 году. В ней есть список коллег, погибших при исполнении. Вал смертей пришёлся на девяностые, когда преступники не боялись ничего, рассчитывали, что выйдут сухими из воды.

В 1998 году в Краснодаре убили начальника городского угрозыска полковника милиции Александра Ледовского и его коллегу Валерия Соломатина. Только в 2020 году, спустя 22 года, сотрудники уголовного розыска совместно с коллегами из Следственного комитета установили не только исполнителей, но и посредников и заказчиков.

«Есть чувство удовлетворения от того, что принцип неотвратимости наказания работает, несмотря на долгий срок, - признаётся Евгений Фалько. - Когда убили нашего коллегу, я работал участковым. Тогда мы проделали колоссальную работу, обошли все квартиры в округе, поговорили со всеми. Но по горячим следам раскрыть дело не удалось. Приятно, что труд этот не пропал без следа, и преступники, пусть и через годы, получили заслуженное наказание».

Для сравнения, в июне прошлого года гастролёры расстреляли бизнесмена на улице Леваневского в Краснодаре. В течение недели всех убийц установили и задержали.

По словам Евгения Фалько, сейчас сотрудники угрозыска раскрывают немало преступлений, совершённых, в том числе, в 1990-е.

«Раньше в таком вале - просто представьте, больше тысячи убийств в год, можно было что-то упустить, - продолжает он. - А сейчас работает отдел, одна из задач которого - раскрывать преступления прошлых лет.

Методы работы над делами давно минувших дней разные - это и повторное изучение материалов, и использование новых технологий, которых 20-25 лет назад просто не было, и сотрудничество с оперативниками ФСИН. Часто преступники, отбывающие срок за одно преступление, попадаются на других своих «геройствах».

За последние двадцать лет убивать в Краснодарском крае стали в четыре раза реже.

«Когда поймал жулика, он расскажет об одной-двух кражах, чтобы год-другой в тюрьме провести, а на самом деле на нём ещё какое-либо тяжкое преступление, например, убийство, - говорит Евгений Фалько. - Поэтому за преступниками необходимо осуществлять постоянный оперативный контроль, проверять их - так нас учили, так мы и делаем».

В 1990-х, по словам Евгения Фалько, стоит искать корни и громких преступлений более позднего времени. Того же массового убийства, совершённого в станице Кущёвской Цапком с подельниками, могло бы не быть, если бы банду взяли в начале её кровавого пути.

«Цапки начали формироваться как банда в беспредельных девяностых, - считает полицейский. - Если бы их тогда посадили, то трагедии могло не случиться».

Изображали алкашей

Со спецификой работы уголовного розыска Евгений Фалько столкнулся ещё студентом - во время производственной практики попал именно в это подразделение. В вузе, Краснодарском юридическом институте, предупреждали - если будут посылать бумажки разносить, настаивай на настоящей работе, чтобы испробовать, прочувствовать и понять. Настоял - и уже скоро участвовал в настоящем задержании преступника.

«На одну из вечерних планёрок пришёл старший опер, которого не видели пару дней, и выложил на стол перед начальником ворох золотых украшений - по своим каналам обнаружил ворованное, - вспоминает полицейский. Одного из жуликов опер взял. И узнал адрес знакомой второго подельника - жила она в пятиэтажках на улице Стасова в Краснодаре. Я, младший опер и водитель в целях «бытовой конспирации» налили в бутылки из-под водки воды, нарезали колбасы и поехали на место. Там уселись на лавочку и начали «пировать». Через время вышла подруга вора, посмотрела, ничего не заподозрила - алкаши местные, мол, бухают. А когда стемнело, из подъезда появился наш клиент, увешанный баулами с награбленным добром. Тут мы преступника и взяли. Удовлетворение тогда ощутил от работы - старший опер сумел информацию добыть, мы - преступника задержать и в отдел доставить».

Сразу после вуза попасть в угрозыск не удалось, поэтому два с половиной года Евгений Фалько трудился участковым.

«Это был необходимый опыт - каждый день приходилось отрабатывать какую-нибудь информацию, решать проблемы, - продолжает полицейский. - И потом этот опыт помог, когда я перешёл в уголовный розыск».

Стрелять не обязательно

В культовом фильме «Место встречи изменить нельзя» сотрудники угрозыска устраивали погоню за бандитами, попадали в перестрелки. Но в жизни не всегда, как в кино. Евгений Фалько признаётся, что доставал пистолет из кобуры пару раз за всю свою карьеру. Первый случай - вместе с участковым приехали на вызов, пьяный мужик с топором дебоширил, гонял соседей по двору.

«Когда он увидел нас, милиционеров, агрессии у него только прибавилось, - вспоминает подполковник полиции. - Я достал пистолет, предупредил дебошира. На счастье, во дворе были выкопана яма под фундамент, и пока пьяный аккуратно, чтобы не споткнуться и не упасть в нее, шёл на нас, что-то в голове его прояснилось - решил сдаться по-хорошему».

Второй случай - в отдел приехал таксист, воевавший в горячих точках, и рассказал, что всю ночь возил по друзьям недавно вышедшего из тюрьмы человека. Сначала тот вёл себя нормально, а потом раздухарился, отобрал у таксиста деньги, телефон, цепочку и наградной нож. Только из-за ножа таксист и приехал - вдруг кого им порежут, ещё виноват останется. Ещё и заявление долго писать не хотел.

«Ночь глубокая, я единственный дежурю - позвонил напарнику, тот, сразу собрался, приехал, - рассказывает Евгений Фалько. - Личность установили - преступник со стажем оказался, Сергеем зовут. Квартиру нашли. И стали ждать на лестничной клетке. В какой-то момент наш клиент с другом вышли ещё за водкой. Я ему: «Привет, Серёга!» Он сразу что-то заподозрил: «Ошибся, Лёха я». И стал напарника отталкивать, а мужик крупный, спортивный. Тогда пришлось достать пистолет - он увидел, на секунду замер, и этого времени хватило, чтобы мой товарищ наручники на нём застегнул».

Конечно, пойманные преступники постоянно грозятся отомстить. И на суде кричат, отсижу, мол, устрою вам. Но, по словам Евгения Фалько, угрозы на сотрудников угрозыска не действуют - те, кто боялся, давно ушли.

Оставить комментарий (2)

Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах